КИШИНЕВ СКЛОНЯЕТСЯ К СИЛОВОМУ РЕШЕНИЮ ПРИДНЕСТРОВСКОЙ ПРОБЛЕМЫ

О кровавых событиях в Приднестровском регионе начала 90-х в России вспоминают крайне редко. А ведь 13 лет тому назад на левобережье Днестра погибли сотни наших соотечественников. Причем за годы фактической независимости Приднестровской Молдавской Республики обстановка окончательно так и не стабилизировалась. Провокационная политика, проводимая нынешним президентом Молдавии Владимиром Ворониным (на снимке), повышает градус напряженности в регионе, который вновь может стать ареной боевых действий.
Когда, преодолев российские, украинские, молдавские таможни и границы, наконец, ступаешь на землю Приднестровской Молдавской Республики, то поневоле пристально всматриваешься во все и вся вокруг: как-никак находишься в "не признанном мировым сообществом" государстве. Таковых на планете - раз-два, и обчелся. Что же, прежде всего, бросается в глаза?
Чуть ли не в каждом районе столицы ПМР Тирасполя на тебя испытующе смотрит вождь мирового пролетариата, словно призывая добить гидру капитализма. На стенах домов - таблички со знакомыми наименованиями улиц: "ХХV лет Октября", "Советская", "Комсомольская". На бетонных заборах, вместо уже привычных в России граффити, пламенеют революционные лозунги типа "Социализм или смерть". Троллейбусные билеты стоят: 80 копеек. Вокруг царит чистота и аккуратность.
Но, приглядевшись, начинаешь замечать бедно одетых пожилых людей, распродающих у рынков нехитрые вещички. В домах нет горячей воды. Вымирающие в вечернее время городские кварталы не освещаются. Месячная зарплата в 70 долл. здесь считается обычной, а когда человек получает 100 долл., за работу держатся руками и ногами. Впрочем, для российской глубинки подобные заработки - почти что норма, а вот для Республики Молдова, к которой не желает присоединяться ПМР, - это просто богатство. Однако за независимость приходится расплачиваться последствиями экономической и политической блокады, информационным вакуумом, постоянным ожиданием провокаций и силовых действий со стороны Кишинева:

Как раскололи Молдавию

Боевые действия в районе городов Бендеры и Дубоссары начались в декабре 1991-го и велись по август 1992-го. Роль бикфордова шнура, от которого, словно пороховая бочка, полыхнуло огнем Приднестровье, сыграл принятый перед этим в Молдавии закон о государственном языке, коим отныне следовало считать румынский. Сей документ четко отделил "коренную" нацию от всех "пришельцев" и тем самым как бы отсек элиту "бессарабских румын" от массы "манкуртов", не желавших переделывать себя. В Кишиневе тогда, рассказывают, опасно было даже говорить по-русски.
За время войны только в Бендерах - центре боевых действий - погибло 489 человек, из которых 132 - мирные жители, 5 детей. 1242 человека получили ранения, 87 пропали без вести. Было уничтожено и повреждено 1280 жилых домов, 15 объектов здравоохранения. Городу причинен материальный ущерб на сумму более 10 млрд. руб. (в ценах 1992 г.).
Вот воспоминания о тех страшных днях жительницы с. Протягайловка Елены Логовской: ":30 июня я увидела с фермы, что возле дома взрываются снаряды, сразу побежала домой и увидела, что моя дочь лежит во дворе возле подвала. У нее были ранения бедра и спины, двое ее детей (1 год 2 месяца и 6 лет) находились в подвале. Я потеряла сознание, поняв, что моя дочь умирает. По дороге в больницу она скончалась. Полиция Молдовы каждую ночь выводила на гору пушки и обстреливала и город, и наше село, хотя в нем не было ни гвардейцев, ни казаков:".
Такое, конечно, не забывается. Отсюда перманентная конфронтация Тирасполя и Кишинева, противостояние мировоззрений. Несмотря на нейтралитет соединений и частей 14-й гвардейской общевойсковой армии РФ, войска Молдовы постоянно вели огонь и по ним, совершали террористические акты против российских солдат и офицеров, стремились повредить или уничтожить боевую технику и объекты в военных городках. Тем не менее, остановить кровопролитие помогло именно военно-политическое вмешательство России. Президенты РФ и РМ 21 июля 1992 г. подписали "Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова".
Российские подразделения разделили воюющие стороны по линии их соприкосновения в Бендерах. Затем были сформированы структуры, призванные воспрепятствовать возобновлению вооруженных столкновений, - Объединенная контрольная комиссия (ОКК) и Смешанные миротворческие силы (СМС).
В состав ОКК вошли представители России, Республики Молдова и Приднестровья, а местом пребывания определен город Бендеры, в котором сложилась особо сложная обстановка. Протяженность зоны безопасности 225 км, ширина 12-25 км. Она делится на три участка: Северный (Рыбницкий), Центральный (Дубоссарский), Южный (Бендерский).
Я разговаривал со многими нашими военнослужащими, с представителем Молдовы. Все уверены в том, что если Россия уйдет из Приднестровья, то здесь сразу заварится такая каша, расхлебать которую будет непросто. За наше военное присутствие высказались на референдуме граждане ПМР, а официальный Тирасполь недавно предложил даже его усилить. Почему? Судите сами: с 29 июля 1992 г. по 23 марта 2005 г. ими за нарушение режима безопасности задержано 59843 человека; изъято 48 автоматов, 12 винтовок, 58 пистолетов, 12 РПГ-7, 20 РПГ-18 "Муха", 6 РПК, 26 единиц самодельного стрелкового оружия, 198 РГД, 977 Ф-1, 126541 патронов. Обезврежено и уничтожено 12020 взрывоопасных предметов, в том числе 215 фугасов.
Это далеко не полный перечень всего того, что могло взорваться, выстрелить, покалечить, убить... А сколько еще на руках стволов, боеприпасов? Не случайно при инструктировании российских миротворцев перед отправкой на посты им задают контрольные вопросы о том, в каких случаях огонь открывать без предупреждения. А ведь еще несколько лет назад, казалось, процесс урегулирования взаимоотношений РМ и ПМР стабилизировался.
20 марта 1998 г. в Одессе при посредничестве стран-гарантов России и Украины руководство РМ и ПМР заключили Соглашение "О мерах доверия и развития контактов между Республикой Молдова и Приднестровьем". Оставалось решить вопрос о конституционных формах сосуществования двух субъектов политического процесса. Ведь де-факто ПМР уже тогда доказала свое право на самостоятельность. Сегодня республика обладает всеми атрибутами суверенного государства: конституцией, флагом, гербом, гимном; свободно избранным представительным органом (Верховным Советом); исполнительной властью, представленной президентом и кабинетом министров; собственными судебной, правоохранительной и оборонной системами; бюджетом с независимыми источниками финансирования...
Но Кишинев постепенно разрушил все мосты на пути к мирному урегулированию и попытался задушить ПМР в тисках экономической блокады. Из этого ничего не получилось. Приднестровье всегда было наиболее экономически развитым регионом Молдавской ССР. Здесь производилось более трети всей промышленной продукции, вся сталь и прокат, а также 90% электроэнергии. Поэтому санкции лопнули, посеяв лишь новую вражду и недоверие. А ПМР выжила, направив свои грузы в обход Молдовы. Сегодня большая часть изделий приднестровской промышленности и продуктов сельского хозяйства идет на экспорт (28% в Россию), что говорит о высокой конкурентоспособности. Металлопрокат металлургического завода удостоен Золотой звезды "Арка Европы" и "Бриллиантовой звезды качества" Международного института маркетинга.
Есть много других свидетельств того, что республика динамично развивается. Например, промышленное производство ежегодно растет под 17%. Ведущие позиции в экономике занимают машиностроение, пищевая и легкая промышленность, производство строительных материалов.
Нас, например, поразила красота недавно сданного в эксплуатацию многотысячного футбольного стадиона "Шериф", возведенного собственной транснациональной корпорацией с одноименным названием. Бетон, стекло, пластик, изумрудное поле. Подобный проект даже для бюджета Москвы не очень-то подъемен. А тут...
У ПМР - своя система среднего и высшего образования, есть государственный телерадиоцентр, работают СМИ: Не удивительно, что даже ОБСЕ сегодня вынуждена иметь свое представительство в Тирасполе. Что же тогда мешает выполнению некогда заключенных РМ и ПМР договоренностей, кроме памяти о прошлом?

Пощечина России

Увы, многое сегодня со стороны Кишинева строится на пустых обещаниях, которым в ПМР уже никто не верит. Например, когда в 2001 г. в Молдове проходили парламентские выборы, коммунисты во главе с Владимиром Ворониным обещали привести страну в союз России и Белоруссии, придать русскому языку статус второго государственного, решить приднестровский конфликт мирным путем. Воронин вел себя как лучший друг Москвы. Не зря Владимир Путин дважды встречался с ним во время предвыборной кампании и семь раз - в первый год правления.
Но теперь Воронин бойкотирует встречи лидеров СНГ, ратует за евроинтеграцию, а на натовском саммите призывает к выводу из Приднестровья российских войск, которые его министр иностранных дел называет "оккупационными". О госстатусе русского языка в Кишиневе даже не заикаются.
Уже через два месяца после прихода к власти Воронин публично заявил о том, что Приднестровье "является черной дырой" и живет исключительно контрабандой, торговлей оружием. Доказательств этого так ни разу и не было представлено. Зато 1 августа 2004 г. возобновилась экономическая блокада ПМР. Таможенный департамент Молдовы приостановил оформление приднестровских товаров, а Торгово-промышленная палата РМ - выдачу сертификатов об их происхождении. Стали даже арестовываться счета предприятий ПМР в банках Молдовы.
Склады первое время оказались забиты готовой продукцией, которую в одночасье стало нельзя продать. Миллионные убытки, недостроенные дома, незакупленные учебники, невыплаченные зарплаты: Дошло до отключения газа в Рыбнице и остановки металлургического завода.
Главная цель санкций была одна: проучить непокорных. Но Кишинев раздражал еще и растущий объем экспорта из ПМР, доходы от которого шли мимо него. В результате только с августа 2004 г. Приднестровье потеряло около 65 млн. долл. Неизвестно, как бы выжила республика, не открой тогда для ее товаров и грузов свою границу Украина.
Что касается России, то она всегда надеялась на торжество разума и приложила немало усилий для нормализации обстановки в ПМР. Можно вспомнить меморандум 1997 г., провозгласивший сохранение единого молдавского государства и представляющий ПМР лишь право самостоятельной внешнеэкономической деятельности. Под документом подписались РФ, Украина, Молдова, ПМР и ОБСЕ. Казалось, взаимопонимание достигнуто. До 2003 г. шли поиски новых форм взаимодействия. И вроде бы они были найдены, что оформилось в "меморандум Козака", который одобрил президент РМ.
Но затем произошел беспрецедентный в практике международных отношений случай. Под давлением Запада Кишинев в самый последний момент отверг полностью готовый документ по приднестровскому урегулированию. О том, какое значение придавала этому Россия, говорит тот факт, что на церемонию подписания собирался президент РФ Владимир Путин. В Кишиневском аэропорту уже стояли два российских самолета обеспечения визита, которые, спустя сутки, улетели назад, в РФ. Все это выглядело, как публичная пощечина.
К сожалению, вектор молдавской внешней политики в последние год-два резко поменялся с Востока на Запад, который, судя по всему, пообещал солидную поддержку в случае "непредвиденных обстоятельств". И теперь мнение России для Молдовы - ничто. Более того, Кишинев все настойчивее пытается выдавить ее из Приднестровья, ввести в переговорный процесс по ПМР и судьбе российских войсковых складов новых участников - Польшу, Румынию, США.
Что ж, как говорится, насильно мил не будешь. Однако после того как был растоптан "меморандум Козака", взгляды Воронина и президента ПМР Игоря Смирнова на дальнейшую судьбу Приднестровья резко разошлись: теперь загнать "мятежную" республику под крыло молдавской демократии еще сложнее.
Но такой расклад, конечно, не может устроить Кишинев. Поэтому после неудачи с экономической блокадой он может попытаться решить проблему силовым методом. Об этом, как о чем-то вполне естественном, говорят в том же Тирасполе. Не исключил подобного развития событий в беседе с обозревателем "ВПК" и посол РФ в Республике Молдова Николай Рябов. "Увы, события 92-го года могут повториться", - высказал он свое опасение. За этими словами, к сожалению, стоят реальные факты.

Готовность для группы "А"

По оценкам независимых экспертов, финансирование силовых структур Молдовы за последние годы выросло в 2,7-3,1 раза. Начиная с 2001 г., на Бульбокском полигоне в режиме нон-стоп проводятся сборы разведподразделений Национальной армии РМ. Цель учений - "методика и практика проведения антитеррористических операций". Осенью того же года было создано подразделение специального назначения "СКУТ", предназначенное "для действий в чрезвычайных ситуациях" и готовое вести бои в городах, захватывать здания и транспортные средства.
А в одном из самых боеспособных соединений ВС Молдовы - 2-й мотопехотной бригаде "Штефан-чел-Маре" - теперь имеются две группы оперативного реагирования: "Фортуна" и "Вискол". Первая обладает полным комплектом вооружения и всем необходимым для штурма зданий и установления контроля над городскими коммуникациями - линиями связи и электроснабжения. В состав второй входят роты: разведывательно-диверсионная, инженерно-саперная, связи, а также РХЗ.
Недавно в Молдове принят закон "О режимах чрезвычайного, военного и осадного положения", который призван подвести правовую базу под грядущий вооруженный конфликт. Кроме того, из ряда источников стало известно, что Служба информации и безопасности Молдовы (СИБ) и батальон "Фулжер" МВД уже подготовили для действий на территории Приднестровья и Гагаузии 15 диверсионных групп (по 4-5 человек в каждой).
Они оснащены новейшим автоматическим оружием, приспособленным для скрытого ношения и бесшумной стрельбы, средствами связи и взрывными устройствами, в том числе управляемыми по радио, автотранспортом, могут быть снабжены комплектами безупречных российских украинских, а также приднестровских документов. То есть террористы и диверсанты будут действовать под видом граждан РФ, Украины и ПМР. Злые языки говорят, что техническую помощь в оснащении групп оказали Молдове спецслужбы Румынии.
Вдобавок, в последнее время военными наблюдателями от РМ осуществлена детальная топогеодезическая съемка всей зоны безопасности в Приднестровье. Аналогичной работой занимались и сотрудники Центра анализа и информации Министерства обороны РМ - органа военной разведки. Особое внимание при этом уделялось точным координатам всех промышленных, транспортных, административных, военных и иных важных объектов. На основании полученных данных проведено электронно-цифровое кодирование местности в соответствии со стандартами НАТО. Обычно это делается для высокой точности поражения целей ракетными системами, артиллерией и авиацией. Невольно вспоминается Югославия, где результаты таких же топогеодезических съемок были использованы силами вторжения в 1999 г.
Нельзя не упомянуть и о так называемом подразделении "А" (бывшая "ГОН" - группа особого назначения) в составе СИБ. Ее военнослужащие находятся в режиме постоянной готовности и проводят ежедневные тренировки, отрабатывая элементы спецопераций (физическая ликвидация конкретных лиц, захват административных, военных и промышленных объектов, диверсии).
Силы полиции, если дело дойдет до военных действий, также должны принять активное участие в походе на Приднестровье. Предполагается, что оперативные сотрудники МВД Молдовы, вступив на территорию ПМР непосредственно вслед за армейскими частями, осуществят массовые аресты заранее намеченных лиц и совместно с частями карабинеров (аналог наших Внутренних войск) организуют их депортацию в фильтрационные лагеря.
Списки людей, которых надлежит взять под стражу в ходе акции вторжения, постоянно уточняются. Команда на составление подобных "проскрипций" была отдана еще в январе 2002 г. на совещании представителей силовых структур Молдовы с участием начальников районных подразделений полиции. О том, какие вопросы детально обсуждались на том представительном "мероприятии", думается, говорить излишне.
Между тем в селах на границе с ПМР добровольцы из числа "ветеранов" 1992 г. ведут агитацию среди местных жителей, призывая их принять в "предстоящем вооруженном конфликте с ПМР" и составляют списки "своих" людей. Эта кампания носит, разумеется, сугубо неофициальный характер.
К сожалению, слишком много фактов поневоле заставляют сделать вывод: силовой вариант решения приднестровской проблемы может быть принят в любой момент. Косвенно это подтверждают и участившиеся в последнее время разногласия молдавской стороны с другими участниками переговорного процесса, прежде всего с Россией и ПМР, блокирование работы ОКК. Старший военный начальник от Молдовы в составе Миротворческих сил (МС) полковник Виктор Макринский в разговоре с нами, например, открыто высказал неудовлетворенность тем, что его коллеги, якобы, не могут проверить состав и численность воинских подразделений РФ на территории Приднестровья; что созданный политический механизм переговоров малоэффективен и т. д.
Обоснованы эти утверждения или нет, решать не нам. Но на совещаниях наблюдателей с участием представителей Украины, ПМР, РМ и РФ находить взаимопонимание по ряду вопросов уже не так просто, а разногласий все больше. Даже при нас это вылилось в открытую дискуссию. Хотя, убежден, уже отлаженный механизм переговоров представителей МС от каждой стороны может и должен работать.
В таких условиях нашим миротворцам все сложнее выполнять свои функции. Командующий ОГРВ в Приднестровском регионе РМ генерал-майор Борис Сергеев считает, что "обстановка тут остается стабильно напряженной, а порою взрывоопасной". Были, например, очень тревожные ситуации, но пока нашим ребятам и руководству РФ удавалось разрешать их. Более радикально настроено руководство ПМР. "Мы готовы к любому развитию событий, в том числе к возможной вооруженной агрессии со стороны Кишинева, - высказал свою точку зрения президент Приднестровской Республики Игорь Смирнов. - Но силой решить здесь никому ничего не удастся". Эти слова, как, впрочем, и угрозы со стороны Кишинева, не могут не вызывать тревоги.
Обсудить