КЛЮЧ К ПРИЗНАНИЮ «НЕПРИЗНАННЫХ» - НА БАЛКАНАХ

Чем подкупает «Стратегия национальной безопасности США в следующем столетии» (в 21-м веке), так это прогнозом (а точнее, планированием) всего комплекса мероприятий, необходимых для достижения Штатами всеобъемлющего мирового господства. «Стратегия…» ежегодно представляется конгрессу в качестве документа, определяющего цели, задачи и направления деятельности всей американской администрации в сфере внешней и военной политики США. И надо отдать должное, официальный Вашингтон ни на шаг не отступает от достижения поставленной цели. На днях стали известны результаты прогноза внешней политики США в ближайшем будущем на западном фронте, сделанные американской исследовательской организацией Stratfor.
Как утверждает Stratfor, на этом фронте главные шаги Вашингтона будут связаны с политическим давлением на Белоруссию – главного союзника России, оказанием всесторонней поддержки странам Балтии, Польше, Грузии и Молдове, а также борьбой за влияние в Украине. Отдельное внимание планируется уделить наличию контингента российских войск в Приднестровье.
«США осознают, что на западных границах России у них гораздо больше союзников, чем на восточных, поэтому одним из приоритетов будет выдавливание России из Восточной Европы и с Кавказа», – утверждают американские исследователи.
Отмечается также, что «в четвертом квартале 2005 года значительно возрастет военное присутствие Вашингтона на юго-западе бывшего Советского Союза – в частности, планируется установка в Азербайджане и некоторых других странах СНГ радиолокационных станций дальнего действия, которые, вполне вероятно, будут дополнены и средствами радиоэлектронной разведки». Будут также попытки развернуть Армению лицом от Москвы к Вашингтону и добиться прорывных подвижек в переговорах по Нагорно-Карабахскому конфликту между Арменией и Азербайджаном. А если же Азербайджан откажется сотрудничать с Вашингтоном и не разрешит размещение на своих военных базах американских военных самолетов, США могут начать поддержку проамериканского «революционного» движения с тем, чтобы оно проявило себя во время ноябрьских выборов в парламент Азербайджана, – прогнозирует Stratfor.
А теперь обратимся к ситуации на Днестре. Вот уже более 10-ти лет приднестровцев убеждают в том, что их государство – составная часть Республики Молдова, что их земля и ее богатства – собственность Молдовы, и что даже приднестровский народ не принадлежит самому себе, а служит бесплатным приложением Молдовы. Пятнадцать лет независимости, жестокой экономической, политической, дипломатической борьбы за признание и кровавой войны 1992 года за права и свободы приднестровцев, оказывается, недостаточно для того, чтобы международная общественность признала законное право приднестровского народа на самоопределение и продолжает шельмовать его тем, что в обозримом будущем ПМР не будет признана субъектом международного права.
Каковы этому причины, и как долго может продолжаться политическая неопределенность Приднестровской Молдавской Республики? Чтобы ответить на этот вопрос, для наглядности обратимся к истории перекройки государственных границ в Восточной Европе.
Прежде всего, необходимо отметить, что жесткое противостояние между Западом и Востоком, граница которого, по стечению ряда обстоятельств, переместилась на территорию Приднестровской Молдавской Республики, превратило наше государство в спорную с точки зрения геополитики территорию. Это и есть тот самый камень преткновения, о который разбиваются все попытки приднестровских дипломатов доказать право ПМР на политическую самостоятельность, независимость и международное признание.
Чтобы стали более понятны причины того, по которым ПМР вот уже 15 лет не может получить признание международного сообщества, расскажу о том, как Западом решаются подобные проблемы на Балканах.
Если США, успешно расчленив Югославию и установив над каждой ее пятой частью собственный контроль, стали полновластными хозяевами на Балканах, то в этом районе Европы как таковых «непризнанных» государств уже нет. В этом отпала всякая необходимость – они «признаны» потому, что имеют прозападную ориентацию и оказались под полным контролем Вашингтона. Последние очаги противостояния в Сербии – этнические и не имеют политической ориентации. Поэтому США и Евросоюз намерены их разрешить уже в 2006 году «мирными политическими» средствами. Вопрос о балканских государствах практически перестал быть «камнем преткновения» между Востоком и Западом.
Другое дело события в Приднестровье и на Северном Кавказе, где так называемые «государства-метрополии» уже подконтрольны США, а новообразованные государства имеют пророссийскую ориентацию. Для того, чтобы наглядно продемонстрировать влияние геополитических интересов на позицию Запада, в частности, по отношению к нашей республике, хочу более подробно довести до сведения приднестровской общественности развитие событий, связанных с урегулированием отношений тройки государств, пока что существующих в одних границах. Это Сербия, Черногория и Косово.
Итак, более пяти лет противостояния между Черногорией и Сербией не вызвало вооруженного конфликта между ними только потому, что США по политическим мотивам были согласны признать государственность и Черногории, и Сербии, и дали согласие на создание из них союзного государства под названием «Содружество Сербии и Черногории». Единственное, что до настоящего времени сдерживает принятие окончательного решения, так это определение статуса албанского Косова в составе Сербии. Но и он решается довольно оперативно.
Прежде всего, о Косово.
Совсем недавно Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан рекомендовал Совету безопасности ООН санкционировать международные переговоры по поводу того, будет ли сербская провинция Косово независимой или останется частью Сербии. Как только этот вопрос будет решен, балканский вопрос для Европы будет окончательно закрыт.
Для справки. Косово, большинство населения которого составляют албанцы, с 1999 года находится под управлением специального представителя администрации ООН. В начале 2005 года предложение о рассмотрении статуса сербского края Косово было сделано действующим представителем ООН в крае Кай Эйде в докладе о положении дел на этой территории. Представитель ООН уже тогда «посчитал», что необходимость приступить к обсуждению будущего статуса Косово уже назрела. И это при том, что в провинции, по его же словам, еще «не полностью достигнуты международные стандарты демократии и соблюдения прав национальных меньшинств».
После краткого изучения доклада генсек ООН Кофи Аннан обнародовал свою позицию: "Вероятнее всего, что я выскажусь в поддержку начала переговоров о статусе Косово", - заявил он еще летом перед журналистами. А вот по Приднестровью, даже спустя 15 лет его суверенного бытия, на возобновившихся 27 октября 2005 года переговорах в формате «5+2», вопрос о статусе ПМР даже не включен в повестку дня. Как сообщил журналистам представитель Украины, посол по особым поручениям Дмитрий Ткач, на встрече обсуждались проблемы мониторинга со стороны ОБСЕ предприятий ПМР, и со стороны ЕС – молдо-украинской границы, а также начало работы оценочной миссии ОБСЕ по оценке функционирования демократических институтов в ПМР.
Для рассмотрения статуса Косово, обратите внимание, не понадобилось никакого мониторинга, ни «демократизации», ни «декриминализации», ни «демилитаризации» региона, который изобилует бандитскими вооруженными группировками, известен геноцидом сербского населения, способствует наркобизнесу и торговле живым товаром. Однако признание Косово геополитически выгодно США, и этого оказалось вполне достаточно для получения краем «визитки» в независимость.
И вновь справка. После НАТОвских бомбардировок, заставивших Белград вывести из края свои войска, Косово формально остается частью Сербии. В декабре 2003 года Совет Безопасности ООН утвердил «Стандарты для Косово», которые представляют собой перечень условий (скорее, условностей), необходимых для того, чтобы ООН рассмотрела статус территории. Среди них - создание действенных демократических институтов, обеспечение прав национальных меньшинств и свободы передвижения, возвращение беженцев, уважение прав собственности, соблюдение законов, поддержание диалога (переговорного процесса) с властями Сербии и Черногории и проведение экономических реформ. Кстати сказать, подобный перечень «условий» давно воплощен в Приднестровье, но об этом Запад (чего греха таить, и официальная Россия) не считают целесообразным информировать международную общественность.
По информации из западной прессы, ничего подобного в крае Косово еще не достигнуто. Однако не прошло и двух лет, а его уже готовят к признанию субъектом международного права. Специальный доклад Эйде по этому поводу 24 октября с.г. уже представлен Совету Безопасности ООН. По словам представителей ООН, если Совет безопасности поддержит выводы своего спецпосланника, переговоры о статусе Косово могут начаться уже в ноябре текущего года. Определен и адвокат, который будет защищать позиции Косово. Ожидается, что роль посредника в "челночной дипломатии" между Белградом и Приштиной (краем Косово) возьмет на себя бывший президент Финляндии Мартти Ахтисаари.
Как известно, постоянно-действующий Совет безопасности ООН представляют пять крупных мировых держав. Это Китай, Россия, Франция, Великобритания и США. Итак, судьба Косова зависит от решения этой пятерки, которое, по предварительным данным, будет принято уже в 2006 году. Но это только часть тех мероприятий, которые Запад проводит по нормализации отношений и стабилизации ситуации на Балканах. Другая часть мероприятий связана с нормализацией отношений между Сербией и Черногорией.
Хочу рассказать и о том, как новое балканское образование «Содружество Сербии и Черногории» Запад готовит к приему в Европейский союз.
После того, как 13 апреля 2005 года Европейская комиссия дала положительное заключение о возможности присоединения государственного Содружества Сербии и Черногории к ЕС, началась активная подготовка к переговорам на эту тему и составление соответствующего соглашения, подписание которого планировалось приурочить к пятой годовщине так называемых «демократических перемен» в Сербии.
В начале октября в Белград прибыл комиссар Евросоюза Оли Рен, который официально объявил о начале переговорного процесса, результатом которого должно стать подписание двух Соглашений между ЕС и Содружеством. Первое – о стабилизации отношений между Сербией и Черногорией. И второе – о присоединении Содружества к Европейскому союзу. По этому поводу в Белграде уже прошло торжественное заседание, на котором в присутствии руководителей Сербии и Черногории комиссар ЕС Оли Рен отметил, что «наступила новая фаза в отношениях между Содружеством Сербия-Черногория и Европейским союзом». По его словам, подписание Соглашения будет способствовать расширению товарооборота Содружества с ЕС, приливу капиталовложений и созданию новых рабочих мест, а также усилению борьбы с организованной преступностью и торговлей людьми, при этом отметив, что в 2006 году предстоит решить и такую важную политическую проблему, как определение будущего статуса Косово и перспективы существования Содружества Сербии и Черногории.
По словам еврокомиссара, "в данный момент было бы нецелесообразным поднимать вопрос о том, что может произойти, если в 2006 году в результате референдума произойдет отделение Черногории от Сербии". Это дело будущего. Если такое и произойдет, принципиально ничего не изменится. Разница будет лишь в том, что Европейская комиссия вынуждена будет вновь запрашивать у Совета министров Европейского союза «новый мандат на проведение раздельных переговоров, как с Сербией, так и Черногорией». На это, по мнению еврокомиссара, потребуется дополнительно несколько месяцев, и будет означать лишь лишнюю трату времени: в любом случае эти две республики (врозь или вместе) будут рассматриваться на предмет вступления в ЕС.
Вот так Запад во главе с США форсирует признание новых границ на Балканах, их укрепление, и обеспечивает безопасность и политическую стабильность в зоне своих жизненных интересов.
А теперь посмотрим, как Россия защищает свои интересы и, тем более, интересы своих соотечественников в ближнем зарубежье, в частности в Приднестровье.
Приднестровье – зона жизненно важных российских интересов, заявленных Федеральным Собранием РФ еще в 1995 году. Однако, в отличие от Вашингтона, Москва не поднимает вопрос о признании Приднестровья субъектом международного права, как это делает, например, Европейский союз в отношении Сербии, Черногории и Косово. И разговор о присоединении ПМР к Союзу Россия – Белоруссия на повестку дня, к сожалению, тоже не выносится.
Вопросов по этому поводу, конечно много. Но, надо думать, приднестровцы сами их себе зададут, и сами же на них ответят.
Как уже ранее сообщалось, обеспечив полный контроль над Молдовой, США не желают добровольно уступать России приднестровский регион. Причины общеизвестны. Наличие даже небольшой мобильной группы российских войск в Приднестровье и хотя бы одной радиолокационной станции космического наблюдения типа «Днепр» в этом регионе достаточно, чтобы нейтрализовать любые действия США в Юго-Восточной Европе.
В Приднестровье никто не сомневается в том, что Россия желает сохранить свои интересы в регионе и способна это сделать, но открыто заявить об этом, как это делают американцы, до сих пор не решается, что позволяет официальному Кишиневу все больше и больше на нее наступать. Вот только последние антироссийские выпады со стороны Молдовы.
Президент В.Воронин 29 октября в очередном заявлении вновь обвинил Москву в дестабилизации ситуации на Днестре тем, что она сохраняет здесь свое вооружение и технику. "Российское вооружение, - заявил он, - это фактор дестабилизации ситуации. Мы рассматриваем это как щит и поддержку приднестровского режима", - сказал президент РМ группе российских журналистов. По словам Воронина, в стамбульских договоренностях 1999 года ничего не говорится о том, что российское вооружение будет выведено тогда, когда будут урегулированы отношения между ПМР и РМ. Кроме этого он, во-первых, выразил полную уверенность в том, что Россия не посмеет ввести эмбарго на торговлю с Молдовой, во-вторых, предупредил, что если такое и произойдет, то данный шаг будет иметь «самые серьезные последствия» для самой РФ. «Если ради существующего режима Россия пойдет на это, то это будет очень серьезно, но не для Молдовы, а для России», - заявил Воронин 29 октября. "Не думаю, что руководство России рискнет пойти по этому пути", - подчеркнул он. Вот так, моська, чувствуя поддержку из-за Океана, уже пытается куснуть слона.
Но вернемся к позиции России. В свое время официальная Москва в противостоянии с Западом делала ставку на территориально единую Молдову и шла ей на уступки: авансом подписала основной базовый Договор о дружбе и сотрудничестве, почти бесплатно поставляла энергоносители, в огромном объеме импортировала в Россию низкопробную сельхозпродукцию, не котирующуюся на Западе. Россия имела полное право не брать на себя обязательства о выводе ОГРВ из Приднестровья, но тем не менее взяла. Никто не торопил Россию ратифицировать ДОВСЕ. И так далее. Время уже показало, что такая политика была грубым просчетом Москвы, что Кремль ошибся, делая ставку на Кишинев, и об этом отрыто говорят сегодня многие российские политики. Сегодня молдавская политическая элита откровенно насмехается над Россией и ее руководством, словно не замечая несоответствия политических весовых категорий. Последний пример. Не успела делегация РФ во главе с первым заместителем секретаря Совбеза РФ Юрием Зубаковым, подписав соглашение о сотрудничестве между ТПП ПМР и ТПП РФ, покинуть Тирасполь, как МИД Молдовы уже пригрозил России тем, что введет ограничения на контакты зарубежных стран (России) с Приднестровьем, если они будут иметь «вызывающий» характер для Молдовы. Далее, Кишинев намерен ограничить российские инвестиции в экономику Молдовы и ужесточить позицию по Приднестровью. Плюс к этому вдвое увеличить тариф на транзит российского газа на Балканы, в Турцию (куда ежегодно через Молдову перекачивается до 26 млрд. кубов) и на дунайский транзит российских грузов. Кроме этого, пользуясь поддержкой США, Молдова намерена в ближайшее время обратиться в ВТО, куда Россия только стремиться попасть, с жалобой на «дискриминационную и сепаратистскую политику России».
Сделает ли Россия практические выводы из своих ошибок, выводы на уровне геополитики? Пока ответ на этот вопрос по-прежнему не определен.
И последнее.
Если такое случится, что США признают Косово независимой республикой, а Европа примет решение о приеме Содружества Сербии и Черногории в Европейский союз, Россия просто будет обязана изменить свою геополитическую стратегию по отношению к «непризнанным» республикам на постсоветском пространстве. Подобные трезвые голоса уже слышны и в самой России. Совсем недавно известный московский политик Глеб Павловский сказал перед журналистами в Москве, что «Россия изменит модель своего отношения к непризнанным республикам», если США и ЕС соответствующим образом поведут себя на Баканах.
Итак, современные европейские тенденции открывают для Москвы достаточно широкие возможности в ее политике на пространстве СНГ. Воспользуется ли Россия ими? Ответ мы узнаем уже сравнительно скоро.
Обсудить