ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КРИЗИС СТУЧИТ В ДВЕРИ МОЛДОВЫ

Политологи многих стран ближнего и дальнего зарубежья уже несколько лет доказывают, что Бессарабия, а точнее, территория бывшей российской губернии между Прутом и Днестром, как бы сегодня не называлась, не способна быть суверенным, независимым государством. Объявив в 1991 году о своей независимости, Бессарабия получила в наследство от СССР 60% промышленного потенциала, созданного за годы советской власти на территории Советской Молдавии. Однако распорядиться по-государственному достоянием республики официальный Кишинев не смог. Слишком сильны у национальной элиты, захватившей самые высокие властные посты, оказались стремления к стяжательству и личному обогащению. В результате промышленный комплекс Бессарабии был безбожно разграблен, аграрный сектор приведен в упадок, а ее народ в основной своей массе вынужден был покинуть страну в поисках лучшей доли.
Я уже не говорю о том, что за 14 лет подобного «хозяйствования» в республике получило широкое развитие теневая экономика, формирование фирм-фантомов, отмывающих «грязные» деньги от контрабанды товаров и наркотиков, процветание трафика женщин и детей, торговля оружием. Фактически, Бессарабия сегодня превратилась в «черную дыру» в Юго-Восточной Европе, и, по признанию действующего президента, оказалась на грани государственного кризиса.
Из истории известно, что территории Бессарабии испокон веков переходила из рук в руки. В 10-11 веках на эту территорию распространялась власть Киевской Руси. В 12-13 вв. ею правили галицко-волынские князья. В течение 2-й половины 13 века и почти всю первую половину 14 века Бессарабия входила в состав Золотой Орды, во второй половине 14 века некоторое время была частью молдавского феодального княжества. С 1482 и по 1807 год, более 300 (!) лет, львиная доля ее территории находилась под властью крымских татар и турецких пашей. И только 5 (!) лет (до 1812 года) Бессарабия вновь была в составе молдавского княжества. По условиям Бухарестского мирного договора 1812 года Днестровско-Прутское междуречье было полностью освобождено от турецкого ига и стало составной частью Российской империи. В 1918 году Бессарабия оказалась отторгнутой от России и была оккупирована Румынией, но спустя 22 года была снова возвращена в состав России, объединена с молдавской автономией, входившей в состав Украины, и получила статус союзной республики в составе СССР.
При советской власти многострадальный народ этой территории получил, наконец, возможность жить согласно обычаям своих предков. Но с распадом Советского Союза и возрождением в 1990 году государственности Приднестровья, на оставшуюся не у дел территорию Бессарабии вновь нашлись претенденты. И не смотря на то, что современное руководство официального Кишинева в течение 14 лет называет эту территорию «независимой Молдовой», Румыния не оставляет надежд на возврат Бессарабии «под крышу дома своего» и прилагает в этом направлении немало усилий.
Прежде чем говорить об усилиях официального Бухареста по возврату Бессарабии в состав Румынии, необходимо сказать о том, что так называемая «независимая и суверенная Молдова» как экономически, так и политически спустя 14 лет не состоялась. Ее раздирают национальные распри, ее грабит, как только может, национальная элита, ее покидает в поисках средств для пропитания народ, а высшее руководство мечется в безбрежном океане международной политики в поисках собственного причала, но найти его так и не может. Молдова снова на грани утраты самостоятельности: она отвернулась от России, но ее всерьез не воспринял и Запад. А отбившаяся от стада овца, как всем известно, становится легкой добычей хищника.
Прежде всего, рассмотрим экономическую сторону проблемы. И чтобы «не изобретать велосипед», и не давать кишиневским политологам почву для опровержений на тему о том, что все это, мол, «выдумки приднестровских политтехнологов», воспользуюсь данными российского информационного агентства «Утро. РУ», опубликованными в СМИ 31.10.05 г. и основанными на официальной молдавской статистике.
«В прошлом 2004 году ВВП Молдовы едва достиг $2,5 млрд. ($715 на душу населения); в 2005 году он, как ожидается, возрастет до $3 млрд. (в физическом выражении рост составит 7%). При этом внешнеторговый оборот приблизительно равен размеру ВВП, а 70-80% доходов госбюджета формируется за счет таможенных поступлений. Порядка 40% трудоспособных граждан Молдавии работает за рубежом, из них свыше половины – в России. Именно денежные переводы от гастарбайтеров позволяют правительству Молдовы, не наращивая чрезмерно внешний долг, худо-бедно закрывать дыры в платежном балансе в условиях огромного дефицита торгового баланса – ведь страна ввозит товаров вдвое больше, чем продает за рубеж сама. Прогноз торгового дефицита на этот год – свыше $1 млрд. (импорт – $2 млрд., экспорт – $1 миллиард). По данным Национального бюро статистики РМ, за 7 месяцев с.г. торговый дефицит Молдовы уже составил почти $600 млн., что в 1,6 раза больше, чем за аналогичный период 2004 г.: импорт увеличился на 30%, тогда как экспорт – всего на 10%. В структуре молдавского экспорта 55% приходится на сельхозтовары, в том числе примерно треть – на алкогольную продукцию».
А теперь на цифрах посмотрим, за чей счет живет сегодня Бессарабия. Истину говорят, что цифры – упрямая вещь, что они, как лом, против которого нет приема.
Россия – крупнейший и самый главный торговый партнер Молдовы (20,6% российского внешнеторгового оборота по итогам 2004 г. приходится на Молдову) и, что очень важно, единственный партнер, с кем во взаимной торговле Молдова стабильно имеет положительное сальдо, причем достаточно большое. «В прошлом году оно достигло $137,1 млн. при объеме двустороннего товарооборота в $569,7 миллиона. И если в импорте Молдовы доля России составила 12,2%, то в экспорте – 35,8%. По итогам 7 месяцев текущего года положительное сальдо Молдовы в торговле с РФ превысило $76 млн. при объеме взаимного товарооборота около $335 миллионов. Однако сегодня в совокупном молдавском экспорте удельный вес России, который в январе-апреле увеличился было до 37,3%, к августу снизился до 34,5%. Уменьшение российской доли отмечается и в импорте – до 10,8%» (источник тот же). Я думаю, что причины этому всем известны.
До настоящего времени Молдова выживала только потому, что кормилась исключительно за счет России. Почти 80% импорта из России по настоящее время составляют энергоносители, причем по самым низким ценам. А экспортирует РМ в Россию в основном сельскохозяйственные товары, свыше 2/3 объема которого занимают вина и коньяки. В России Молдова реализует более 80-85% всей экспортируемой алкогольной продукции и порядка 70% – овощей и фруктов. Не менее значителен объем экспорта в Россию свежей и консервированной плодоовощной продукции, натуральных соков и табачных изделий.
Переориентировать эти поставки на другие рынки крайне затруднительно, во всяком случае, в короткие сроки, уверенно констатируют эксперты. При капитализме рынок сбыта необходимо завоевывать. Так, например, чтобы прорваться на европейский рынок, нужны очень серьезные капиталовложения в инфраструктуру и селекционную работу. К примеру, если Россия пока что принимает "просто яблоки" навалом, то яблоки, идущие на Запад, должны быть одного сорта, размера, цвета, каждое яблочко должно быть упаковано и т.д. Кроме того, в Европе надо еще найти нишу – конкуренция очень велика: польские и китайские яблоки заполонили весь континент. Конечно, вина из Молдовы тоже получают медали на международных выставках, но западный рынок плотно занят, и для бессарабских вин в нем места нет.
А если экспорту Молдовы, который огромным потоком движется в Россию, перекрыть кислород?
Сегодня президент В. Воронин, обвинив РФ во всех своих грехах, заявляет, что Молдова может прожить и без России, без ее энергоносителей и без рынка сбыта своей сельхозпродукции. Его крылатая фраза: «Я официально объявляю о том, что Молдова готова прожить без экспорта вина в Россию, и без российского газа», говорит о том, что президент Воронин недопонимает (или делает вид, что не способен понять), что без России республика Молдова зачахнет, и как много веков назад, государственность Бессарабии растворится и исчезнет. И виной тому будут не международные войны, как это было во все времена, а не прикрытый национализм вкупе с бездарностью и нездоровой амбициозностью руководства страны. Однако это никого, вероятно, в том числе и западных наставников воронинских, эта проблема не волнует. Судя по тому, как Воронин заявил, «Будет сложно, но мы готовы жить в холоде, замерзать без российского газа, голодать, но не сдадимся», политическая элита Молдовы готова пожертвовать своим народом и государственностью республики ради удовлетворения собственных, прямо скажем, шкурнических интересов.
Любому знакомому с ситуацией эксперту понятно, что сегодня без российской поддержки суверенитет и независимость так называемой «суверенной» Молдовы в любой момент могут лопнуть, как мыльный пузырь, и РМ, что вероятнее всего, снова станет провинцией Румынии. Однако политическая элита страны целенаправленно провоцирует Москву на то, чтобы Молдова этой поддержки была лишена. Что будет, если Россия все-таки введет визовый режим с Молдовой? Те 40% трудоспособного населения Молдовы, которые работают в России, вынуждены будут вернуться на родину. Хотите знать, чем это грозит? Во-первых, для правительства прекратится дармовое пополнение бюджета, которое сегодня осуществляется за счет отчислений от переводов гастарбайтеров, переваливших в прошлом году за миллиард долларов. Во-вторых, Молдова может быть потрясена «голодным бунтом», с которым не справится ни одна иностранная «гуманитарная помощь». Для возвратившегося в страну трудоспособного населения потребуются рабочие места, которых в Молдове просто нет. Резкий рост числа безработных обязательно вызовет социальную напряженность с последующей политической нестабильностью в стране. Поэтому возврат в Молдову только гастарбайтеров из России может взорвать ситуацию изнутри и подрубить тот сук, на котором пока что зиждется государственность республики.
И это только малая толика экономических проблем, которые могут разрушить государственность РМ.
Кроме экономических проблем, перед Молдовой стоят и проблемы политические, связанные с решением вопроса нормализации отношений с Приднестровьем. Вместо того, чтобы учесть, наконец, реальность и попытаться выстроить с независимой ПМР добрососедские отношения, Воронин и все его окружение без устали мотаются по Европе и Америке, доказывая, что все экономические проблемы Молдовы (экономическая безопасность страны) будут решены, как только Приднестровье войдет под ее юрисдикцию. Без этого, как пытается доказать Кишинев, Молдова не состоятельна. Что ж, власти РМ сами подводят свою страну к краю пропасти.
Как уже неоднократно сообщалось, Румыния заинтересована в реинтеграции этой территории под свою юрисдикцию. Ведь не зря широкомасштабный политический Договор между Молдовой и Румынией, парафированный министрами иностранных дел этих государств еще в апреле 2000 года, до настоящего времени не подписан. Хотите знать, почему? Прежде всего, обратите внимание, что и Молдова, и Румыния вот уже более 5 (!) лет обходят этот вопрос стороной. А ведь Румыния в 2007 году планирует стать членом Евросоюза?! И для этого она обязана подписать со всеми соседними странами так называемый «базовый договор» о дружбе и сотрудничестве, и, заметьте, об отсутствии территориальных претензий друг к другу. Такой Договор у Румынии есть со всеми соседями, в том числе и с Украиной. А вот с Молдовой – нет! Почему? Да потому, что такой договор с Молдовой не нужен Румынии. Подписав такой документ, Румыния должна будет официально отказаться от территории Бессарабии и перекрыть дорогу «объединению двух румынских государств», что категорически противоречит ее стратегическим устремлениям.
Этого не хотят допустить и политические силы Молдовы.
По этому поводу не лишним будет напомнить жителям Приднестровья о характерном случае, который произошел на заседании парламента Молдовы 14 апреля 2000 года, посвященном десятилетнему юбилею молдавского парламентаризма. В своей речи депутат Александру Мошану (бывший председатель парламента в начале 90х годов), подводя итоги деятельности молдавских парламентариев за 10 лет, заявил: "... И еще один вывод из опыта последних лет. Только рядом с Румынией, совместно с Румынией, объединившись с Румынией, мы сможем войти в Европу, прийти к демократии и добиться процветания." ("КН",19.05. 2000г.) И тут произошло то, что и должно было произойти. Депутаты парламентских фракций (они и сегодня в парламенте): Партия демократических сил (ее лидером был тогда Валерий Матей), Партия возрождения и согласия (члены ее сегодня пополнили современное движение «Моldova Demokrata», лидер и председатель которого - С. Урекян, сопредседатели Д. Дьяков, Д. Брагиш, О. Серебрян, В. Унтилэ), Христианско-демократическая народная партия, которую и тогда возглавлял Юрий Рошка, и депутаты Демократической партии ("Ласточка") во главе с современным Думитру Дьяковым, не сговариваясь, встретили эти слова стоя, бурными и продолжительными аплодисментами. Всякие комментарии здесь излишни. Эти политические силы и сегодня крепко держатся у власти. В настоящее время множество фактов подтверждает то, что курс, взятый основными политическими силами в Молдове еще в начале 90-х на "воссоединение" с Румынией, остался неизменным, как бы это ни отрицал Воронин.
Официальный Бухарест до настоящего времени предлагает Молдове вернуться к проекту базового документа, который разрабатывал в 1996 году бывший министр иностранных дел А. Нэстасе.
Тот документ предусматривает план поэтапного объединения РМ и Румынии на «основе общности языка, истории и культуры». Надо отдать должное Румынии – после неоднократной смены власти в стране Бухарест так и не отказался от термина "два румынских государства".
Обратите внимание на важный факт: чтобы проще было решать проблему «объединения двух румынских государств», Бухарест ратует сегодня за отсоединение Приднестровья от Бессарабии. Совсем недавно в Бухаресте состоялась презентация политического анализа института им. Овидиу Шинкая под названием «Приднестровье - эволюция замороженного конфликта и перспективы его урегулирования». Этот документ предлагает официальному Бухаресту направить усилия на «отсоединение» Приднестровья от территории Молдовы и установление в регионе международного протектората. Как утверждает один из его соавторов депутат от СДП Румынии Адриан Северин, румынский проект, который совмещает косовский и кипрский варианты, способен поставить последнюю точку в приднестровском урегулировании.
Итак, Румыния открыто отказывается признавать государственность Бессарабии, предлагает (пока, правда, только на уровне экспертного сообщества) отделить ее от Приднестровья и возвратить под юрисдикцию Бухареста. Если принять во внимание членство Румынии в НАТО, огромное внимание к ней со стороны США и предстоящее членство в ЕС, события будут развиваться именно так. Это подтверждает и паника, возникшая в высших эшелонах власти Республики Молдова.
Судя по выступлению президента РМ на заседании правительства, проходившего «за закрытыми дверями», Кишинев уже на официальном уровне заговорил о том, что «трагическое будущее Республики Молдова» «постучало в калитку».
Воронин признал, что Молдова подходит к опасному рубежу: «Скопилась критическая масса обстоятельств, которые ставят под вопрос возможность дальнейшего существования Молдовы в качестве независимого и суверенного государства».
В качестве примера Владимир Воронин назвал последние инициативы России и Румынии по молдо-приднестровскому урегулированию. Россия, убежден президент, предлагает практически ликвидировать Молдову, превратив ее в эфемерное конфедеративное образование - Молдавию; Румыния (по согласованию с Россией) - создать румыно-молдавскую федерацию без Приднестровья. «Молдова рискует и впредь оставаться уязвимой перед претензиями России по вопросам поставок энергоносителей и экспорта сельхозпродукции, а также перед завышенными требованиями со стороны Европейского Союза», - заявил Воронин.
Комментарии к такому заявлению не требуется. Потеряв всестороннюю поддержку на Востоке и не найдя ничего подобного на Западе, кроме дипломатической вежливости, улыбок и многообещающих похлопываний по плечу, «давай, мол, Володя, работай, мы тебя не забудем», президент Воронин искусственно ускорил процесс ликвидации суверенитета и независимости Бессарабии. А силовая борьба за власть над Приднестровьем только подтвердила неспособность РМ на суверенное и независимое существование.
Все вместе взятое в самое ближайшее время может поставить РМ на грань объемного экономического кризиса и политического краха, что чревато полным исчезновением Молдовы с политической карты мира.
Обсудить