РОМАН КОНОПЛЕВ: ПАДАЮЩАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Многим теперь кажется, что французские события начались с двух негров, сгоревших в трансформаторной будке, и министра внутренних дел, посетовавшего, что, мол, сравнивая подростков с обезьянами, он ни в коем случае не собирался обидеть милых животных.
Почему-то мы не видим в репортажах из пригородов Парижа народных патрулей из очень патриотичных ультраправых партий, любителей в мирное время попугать горожан лысыми затылками и радикальными заявлениями. И, похоже, что дело не только в неграх, исламских экстремистах, расовом либерализме. Конечно, не без того, но все же… Главным было иное.
Поколение назад Франция сильно нуждалась. В трудоспособных, неприхотливых бандерлогах, способных 12 часов в день без выходных и перекуров собирать виноград, строить дома, работать на фабриках и заводах. Коренные тем временем оккупировали офисы, гей-клубы, непыльную туристическую нишу. Те из местных, кому повезло больше других, не оставляют машины у подъездов. В частный сектор, где живут топ-менеджеры, автогонщики, актеры, продюсеры и редакторы газет вход хулиганам закрыт. Успешные французы сегодня живут в эдакой "Рублевке — Live". Вам это о многом должно напомнить. Им, коренным, действительно, нужна обслуга. Европейская бюрократия, заводы, газеты, пароходы…Живой массивный организм Европы без иммигрантской крови вчера, сегодня и завтра — никак. Но ведь не иммигранты жгут автомобили и офисы. Иммигранты ехали из небытия в небытие. За мечтой. Не так уж и велика была мечта, они достигли ее. Получили работу, более-менее сносную, относительно сытую старость. Их право на гражданство — абсолютно и понятно любому коренному французу — ибо эти люди их большую часть своей жизни кормили, одевали, мыли полы и давили их, французское вино в деревнях. Их позвали делать то, что не очень-то хотели делать сами.
Офисы и машины жгут их дети. Персонажи фильма "Ненависть". Замечательного французского фильма про "мир для вас", полицию, которая хуже и омерзительней любого уголовника, трех граждан французского пригорода — еврея, араба и марокканца, бесполезно слоняющихся по пустырям… Их родители были очень нужны "этой стране". Они — нет. Нищенское пособие в 300 евро. Никаких шансов найти работу. Отсутствие образования, замкнутый социум. В получасе езды от тебя — жизнь бьет ключом, эта сладкая жизнь хорошо охраняема и отколупнуть от нее хотя бы кусочек — за счастье, но "не в этой жизни".
О том, что ты — обезьяна, тебе обязательно напомнит не только ультраправый популист в окружении бритых вылощенных мальчиков. Тебе напомнит об этом любой полицейский, оттягивающий тебя за ноздри, натягивающий полиэтиленовый пакет на голову. У тебя — никаких шансов в этой жизни. Так рождается ненависть. Именно она объединяет этих людей. Не расовая чистота, не ислам, не принадлежность к политической партии. Ненависть всегда конкретна. Она не ищет оправданий, она наступает. Даже осознавая изначальное неравенство сторон, она пробуждает магические инстинкты. В любом спальном районе Москвы, в любом рабочем квартале Брянска есть подобные аналоги. Разница в том, что наши будущие "гавроши" еще имеют надежду на связи родителей, воспитанных в СССР, будущую карьеру, у них еще остаются шансы, и никому в голову не придет обозвать их "обезьяной". В этом поколении россиян тусовки богатых и бедных еще пересекаются. Еще вчера, в советском прошлом, они вообще составляли одно целое, и сегодня не так фатально разделены и различны по образованию, надеждам, амбициям…
Нацмены на рынках, способные превратить в обезьяну, которая послушно тянется за зеленой купюрой, любого российского госслужащего, сами на обезьян не тянут давно. Так что в Париже и Москве "обезьяны" все-таки различаются. И в расовом отношении, и в религиозном. Разница в том, что наши обитатели "Рублевки Live" еще не настолько осмелели, не настолько чувствуют себя защищенными, чтобы жечь "обезьян" в трансформаторных будках. Они прекрасно осведомлены о том, что в случае бунта "обезьян", в Лондон и солнечный Баку улететь успеют не все. Большую часть "обезьяны", если их количество достигнет критического максимума, попросту разорвут. Российским "обезьянам" это будет гораздо интересней, чем автомобили жечь. Именно это пока и спасает Россию от погромов и поджогов. Надолго ли…
Причина ненависти — обман и цинизм. Обман заключался в том, что противоположная сторона "необезьян" на весь мир упорно, столетиями декларирует свои пустые иллюзии — про демократию, права человека, общество равных возможностей, справедливость и красоту снежинки. Причина ненависти и в том, что белые господа из Европы приехали на твою родину и скупили за взятки все ценное, что там было. А остальным предложили работать за 10 долларов в месяц, или ехать бандерлогом к ним, в Париж, Рим и так далее. Проповедуя христианскую добродетель, цинично обращая недочеловеков в рабов, положа руку на Библию, европейцы не гуманней любого варвара, всласть пограбили на чужой земле. Но даже необразованного варвара невозможно бесконечно усмирять лестью и цинизмом. Варвар нутром чувствует и хочет элементарного — не хлеба. Мести. Российское общество еще недостаточно потеряло иллюзию "равных возможностей" — пока у среднестатистического россиянина остается возможность на зарплату в 150 дол. оплачивать коммунальные услуги и кушать кашу, наши "обезьяны" будут сидеть дома и смотреть "Рублевку Live". В мечтах и светлых воспоминаниях. Пока жива иллюзия равных возможностей, "обезьяны" не страшны…
Приглашая инородцев в свою красивую Францию в новом качестве — в качестве внутренних рабов — французская бюрократия не собиралась объяснять их права, обязанности и перспективы. В гитлеровской Германии у инородцев не было никаких шансов — но не было обмана — им не рассказывали про права человека, европейские ценности, и Библией перед глазами не размахивали. Расовая теория была проста и конкретна. Любому варвару доступна и легко усваиваема. Меньше цинизма — меньше вопросов.
Изменившись по внешнему облику, европейская цивилизация сохранила прежнюю идеологическую составляющую. Среднестатистический европейский бюрократ рассматривает Африку, Восточную Европу, страны СНГ в единственном качестве — как колониальные земли. На которых живут недоразвитые "обезьяны". Сегодня парижские "обезьяны" цинизмом чиновников пресытились, и если даже и удастся подавить бунты последних дней, то через два десятка лет у европейской бюрократии не останется ни малейшего шанса. Прощай, туристический рай. Франция никогда не будет такой, как прежде. Мечеть Парижской Богоматери — лишь приложение, культурное дополнение к композиции торжества ненависти.
Если обитатели "Рублевки Live" будут, как сегодня, тешить себя иллюзиями относительно необходимости привлечения инородцев на наши, российские, просторы, они рано или поздно обязаны будут с этими людьми разделить свой хлеб и кров. Однако своего хлеба и крова на всех инородцев может и не хватить. Так что в целях стабилизации общественного спокойствия, они начнут отнимать наш. Во имя стабильности и демократии. Уже не сегодня, а вчера — в Москве любому китайцу, таджику и азербайджанцу вопрос с документами решить гораздо проще, нежели жителю российского областного центра, в котором в отличие от столицы, работы не больше чем в Таджикистане. Конечно, таджик дешевле обходится московскому работодателю, ему не нужна койка — он и на полу поспит. И он совсем не опасен. Пока не стал гражданином, и не наслушался басен про "общечеловеческие ценности". Его присутствие удобно всем — работодателям, ментам, бюрократии… Почти как те иммигранты, покорившие Францию несколько десятилетий назад. Но его детям, как и сегодняшним российским подросткам из рабочих кварталов, при нынешнем скудоумии обитателей "Рублевки Live", через полтора десятка лет не останется ничего, кроме ненависти и бутылки с бензином. Останется лишь подождать, пока кто-нибудь из этих, обильно пахнущих французским одеколоном персонажей, не произнесет магического слова "обезьяна".
Обсудить