ЧЕМ ПРИДНЕСТРОВЬЕ ХУЖЕ КОСОВА?

В последнее время, так называемое "международное сообщество" все меньше является собственно "сообществом", то есть равновесием взаимного признания. Прежние международно-правовые ценности, такие, как незыблемость границ в Европе, недопустимость вооруженных методов решения конфликтов, разрушены новой политикой евроатлантических элит по строительству однополярного миропорядка. Старая международно-правовая система оказалась дезавуирована, перестав служить гарантией статуса ее учредителей и участников. Ярчайший тому пример – судьба не только бывшего СССР, но и Югославии. Вернее, ее бывшей части – Косово.
О том, что решение проблемы края может стать важным прецедентом для непризнанных государств постсоветского пространства, заговорили еще в 2005 году. Сама постановка вопроса вполне правомерна. Косово находится практически в таких же международно-правовых условиях, как и Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия и Нагорный Карабах. Косовская республика была создана в результате длительной гражданской войны и внешнего вмешательства, когда западное сообщество заставило Югославию уйти с этой территории. Последовавшие этнические и религиозные чистки, геноцид православных верующих, осуществлявшиеся албанским большинством под прикрытием миротворческого контингента НАТО не сходили с экранов телевизоров и газетных передовиц.
Формально Косовский край – часть Сербии, населенный преимущественно албанцами. Игнорируя эти факты западный мир готов признать Косово, как независимый субъект международного права. Еще с 2000 года США проявляли благосклонность по отношению к косовским сепаратистам. Тогда и началось быстрое обособление края от остальной Сербии. Теперь Вашингтон открыто лоббирует международное признание Косово, поскольку албанская государственность носит прозападный и антиславянский характер. При этом миссия ОБСЕ отказывается проводить параллели в решении косовского и приднестровского вопросов: якобы, косовский конфликт возник на этнической и религиозной почве, а во взаимоотношениях Республики Молдова и Приднестровья этот фактор отсутствует. То есть ОБСЕ считает, что решать приднестровскую проблему по косовскому варианту нельзя.
На недавней пресс-конференции Владимир Путин сказал по этому поводу следующее: "принципы должны быть универсальными, иначе они не вызывают доверия к той политике, которую проводят". "Если кто-то считает, что Косову можно предоставить полную государственную независимость, то тогда почему мы должны отказывать в это абхазам или югоосетинам", подчеркнул российский президент.
Безосновательно руководствоваться в урегулировании замороженных конфликтов двойным стандартом, когда в Европе применяются одни принципы, а в насыщенной сетью антиправительственных сект Евразии – другие. И американский политический класс это учитывает, спеша провести директивную линию. Не успели высохнуть чернила на российско-украинском коммюнике по Приднестровью, как в адрес нашей страны прозвучало наставительное заявление помощника государственного секретаря США Элизабет Джонс: "Россия должна быть заинтересована в разрешении приднестровской, южно-осетинской, абхазской и нагорно-карабахской проблем, установлении в этих регионах стабильности, в борьбе против коррупции и очищении властных органов от преступных элементов". Ведь педалируемые Вашингтоном переговоры по Косово, при универсальном характере результатов, создадут благоприятные перспективы для признания Приднестровья. А в Вашингтоне помнят о том, что Приднестровская Республика – это не экстремистское Косово, а пророссийский анклав, который, к тому же, не приемлет западного влияния.
В ситуации, когда в международном праве вот-вот могут сложиться новые реалии, Молдова, продолжающая настаивать на унитарных концепциях с начала 90-х, от них отстает. Модель унитарного государства, на которой настаивает молдавская сторона, с учетом косовского прецедента более не актуальна. Дискредитирована после провала молдавской стороной меморандума 2003 г. и федеративная модель для постконфликтной Молдовы. Хотя термин "постконфликтная" к этой стране вряд ли применим пока в Кишиневе расположена националистическая администрация, замаскированная под коммунистический режим. Ее агрессивная риторика по дискредитации Приднестровья, как потенциального кандидата на международное признание, политика "наклеивания ярлыков" ("грязный бандитский российский анклав", "центр российского трафика", "тоталитарная черная дыра" и т. д.), отнюдь не способствует укреплению доверия у противоположной стороны переговоров.
К слову, второй месяц в регионе работает миссия Европейского Союза по приграничной помощи Молдове и Украине. По итогам мониторинга границ между Украиной, Молдавией и Приднестровьем ею подготовлен доклад, свидетельствующий об отсутствии "потоков оружия", "черной дыры" и прочих ужасов.
Окончательную ясность в вопросе о признании таких государств как Нагорный Карабах, Южная Осетия, Абхазия и, разумеется, Приднестровье может внести лишь проведение референдумов в этих республиках.
Такой путь видится не только самым простым, но и наиболее соответствующим принципам демократии, когда людям предоставляется возможность самим решать свою судьбу. Быть может, тогда и понятие "мировое сообщество" снова сможет обрести первоначальный смысл.
Обсудить