НИКОЛАЙ АЗАРОВ: “БЛОКАДА ПРИДНЕСТРОВЬЯ - ПРЕДАТЕЛЬСТВО НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ УКРАИНЫ”

3 марта украинские власти ввели в действие нормы, согласно которым проходящие в эту страну товары из Приднестровья пропускаются через границу лишь при наличии подтверждения их оформления таможенной службой Молдовы. Как только новые украинские правила вступили в силу, на границе с Приднестровьем стали скапливаться автомобили и железнодорожный транспорт. В самой Украине это решение тоже вызвало неоднозначную реакцию. Ситуацию комментирует Николай Азаров, бывший вице-премьер-министр Украины.
- Мы говорим на тему Приднестровья и не только. Какие основания сейчас говорить о внешней блокаде Приднестровья?
- Полная экономическая блокада Приднестровья осуществляется совместно Украиной и Молдовой и является, на мой взгляд, просто предательством и национальных интересов Украины, и предательством людей – украинцев, русских, которые составляют подавляющее большинство населения Приднестровья.
- 31 декабря прошлого года, когда было подписано соглашение между Киевом и Кишиневом - Тирасполю сообщили. Прошло время и, собственно, претензий нет никаких. Поставьте себе регистрацию – и свободная торговля, никто ничего не запрещал...
- Совсем не так обстоит дело. Я очень хорошо знаю эту проблему, потому что мне пришлось в отсутствие Виктора Фёдоровича Януковича (он был в поездке, по указанию тогдашнего президента, разбирался с аналогичной ситуацией - некогда Молдова уже устраивала экономическую блокаду Приднестровью). Это было в 2004 году, августе месяце, когда, по существу, были остановлены движения товарных, пассажирских поездов, не подавались локомотивы. И вот, представьте себе, мы столкнулись с чисто гуманитарной проблемой, когда поезда с людьми, нашими людьми, которые направлялись на отдых в Одесскую область, в течение нескольких суток вынуждены были находиться в вагонах, душных и жарких. И пришлось довольно резко говорить с руководством Молдовы. Я разговаривал с тогдашним премьером Молдовы и попросил его, в довольно-таки категоричной форме прекратить заниматься этим безобразием. Потому что надо садиться за стол переговоров и находить взаимоприемлемые решения. Потому что если говорить о борьбе с контрабандой, то основная контрабанда шла (да и идёт сейчас) как раз с территории Молдовы. Приднестровье - это территория, окружённая со всех сторон, с одной стороны, Молдавией, с другой стороны – Украиной. Поэтому если мы хотим бороться с контрабандой, то должны, прежде всего, поставить заслон на своей территории, на своей границе, а Молдавия должна поставить заслон на территории на границе с Приднестровьем.
- Какой таможенный режим существовал на территории Украина-Молдова в 2003-2004 годах?
- Мы разрешали таможенное оформление грузов с отметкой "Приднестровье".
- Как можно было разрешать такое, если так называемая Приднестровская республика не является субъектом права? Это ведь все равно, что название территории - «ниоткуда».
- Всё это демагогия. Приднестровье существует, и есть определённый правовой статус. Давайте вспомним историю. Как возникло Приднестровье? Возникло после референдума 1991 года, когда Молдавия хотела присоединиться к Румынии. После этого началась кровопролитная гражданская война. Был признан геноцид по отношению к приднестровскому населению - украинскому и российскому, которые были в Приднестровье. Это факт, который никто не отрицает. Только после решительных действий вооружённой группировки российской армии, которая находилась на территории Приднестровья, этому кровопролитию был положен конец. После этого был определён временный правовой статус предприятий, в том числе и Приднестровья. Эти предприятия были зарегистрированы в Приднестровье, они субъекты хозяйственной деятельности Приднестровья. Они имеют печати, регистрацию и так далее. И мы до окончательного урегулирования этого конфликта вправе рассматривать их как субъекты хозяйственной деятельности. И никто не мешает нам навести порядок с точки зрения хозяйственной пропаганды. Сейчас мы своими действиями просто обрекаем население Приднестровья на экономическую блокаду. И я не случайно использовал формулировку «предательство», потому что на самом деле это и есть предательство и наших людей, и жителей Приднестровья.
- По данным регистрационной палаты, предприятия, которые сегодня являются бюджетоформирующими предприятиями Приднестровья (фактически, их больше), прошли регистрацию в Молдове. И для этих предприятий не существует препятствий для вывоза своих товаров. То есть, собственно, проблемы нет. Они получили печать, зарегистрировались и могут получить разрешение на перевозки, но разрешение почему-то не дают. Ваша версия? Возможна новая эскалация конфликта?
- Украинским государственным деятелям, прежде чем принимать такие вот действия, нужно было взвесить последствия со всех сторон. То, что это шаг недружественный по отношению к украинскому и российскому населению - однозначно. Но это шаг недружественный по отношению к России. А Россия - это один из гарантов урегулирования конфликтов между Молдовой и Приднестровьем. Россия имеет там значительную воинскую группировку, и сбрасывать со счетов эту группировку нельзя. На сегодняшний день не определены сроки вывода этой группировки. Так что Россия имеет там стратегические интересы. Кстати, это и наши стратегические интересы, поскольку львиная доля торговли Приднестровья с Россией осуществляется через Одесский порт, через дороги, проходящие по территории Украины. И, соответственно, мы получаем значительные платежи от этих транзитных перевозок.
- А вы можете оперировать цифрами? Скажем, за один год, каков оборот наш и Приднестровья?
- Мне трудно сказать, но независимо от того, каков объём этих платежей, и этих потерь для нас, нужна составляющая не только материальная, но и моральная. Потому что, представьте себе, если бы с гражданами Англии, живущими в другой стране, поступили бы так - заблокировали бы вот так, экономически. Как бы повела себя Великобритания или Соединённые Штаты? Да любая страна, которая уважает своих граждан, уважает права других народов? Думаю, реакция была бы совсем не как у наших руководителей.
- Не секрет, что Европейским сообществом Приднестровье не признано. Это мы - сторона, которая помогает урегулировать конфликт, - предполагаем такую ситуацию, как у нас с молочно-мясным кризисом. И что-то с отметкой Приднестровья попадает в Европу. Но это может вызвать аналогичный скандал. Например, попадется некачественный продукт, а санкции к кому будут применяться - к Украине?
- Да не переживайте вы за санкции. Если бы мы хотели навести порядок, руководство Украины его давным-давно навело бы. Речь идёт о политических спекуляциях и о том, что в Украине отсутствует национально выверенная политика. Сейчас мы имеем дело с постоянными кризисами и являемся свидетелями того, что у нас отсутствуют приоритеты, которые мы должны были для себя обозначить. И вообще, мы потеряли ориентиры, которые когда-то имели в политике. Это политика, прежде всего, учёта наших интересов. Что нам переживать, признаёт или не признаёт Европейский Союз Приднестровье? Мы должны переживать за права тех людей, которые там проживают. А они этнические украинцы, прежде всего. Нужно думать об их правах.
- Как вы относитесь к тезису о том, что в украинской власти - как прошлой, так и настоящей - есть чиновники, которым так или иначе выгоден этот подвешенный статус, эта неразбериха на границах, потому что эти чиновники контролируют оборот контрабанды?
- Я не знаю. Я не занимался никогда этими вопросами. Какие чиновники?.. Мы можем выдумывать всё, что угодно. Конечно, у нас нет порядка на границах. Но точно то же можно сказать о порядках, которые существуют на нашей западной границе, я имею в виду Львовскую область; на нашей Черноморской границе, я имею в виду Одессу. Давайте наведём порядок на своей границе. У нас же идёт контрабанда сплошным потоком! Нет, мы сейчас вот придумали проблему Приднестровья. Тем более что здесь, как я понимаю, мы не ведущие, а ведомые. Нам указывают, что нам делать.
- Если эта тема – одно из условий вступления Украины в ВТО, мы не можем игнорировать правила торговли друг с другом?
- Откуда у вас такие сведения, что это одно из условий? Организация торговли - это экономическая организация. Она никогда не выдвигает политических требований. И не могут быть у аппарата всемирной торговли какие-либо требования по Приднестровью. Другое дело, что Молдавия, которая является членом всемирной организации торговли, может, наверное, предъявлять какие-то требования к Украине. Но эти вопросы ни в какое сравнение не идут с вопросом реальной жизни тех людей. Вот я в пятый раз вас возвращаю к этой теме. Давайте подумаем, в каких условиях живут или будут жить граждане Приднестровья. Это же гуманитарная тема? – Гуманитарная! А вы тут приплели ещё всемирную организацию торговли! Это «в огороде бузина, а в Киеве дядько»!
- Давайте я буду определять, о чем мы будет говорить. Вот мы, собственно, и подошли к теме - что делать дальше? Есть конфликт...
- Очень просто, как мы это делали в своё время. Сесть за стол переговоров, пригласить приднестровских лидеров за этот стол переговоров и разобраться, какие проблемы возникли, чем эти проблемы отличаются от августа 2004 года? Насколько я себе представляю, они ничем не отличаются.
- Тогда шла речь и о пассажирском поезде и о пересечении границы людьми. Сейчас речь идет только о декларировании товаров. И все.
- Вы неправы. Молдова уже на протяжении целого ряда лет, не признавая печати таможенной администрации Приднестровья, которая занимается таможенным оформлением груза, требует, чтобы и Украина стала на ее позицию и признавала только таможенные знаки, таможенные печати и таможенные оформления для всех грузов, в том числе приднестровских, которые оформляются на молдавской таможне. Вот это условие сейчас, до окончательного урегулирования статуса Приднестровья, не реализуемо никак. Это условие диктата Молдавии по отношению к Приднестровью. Поэтому надо находить какое-то временное решение. Оно было найдено тогда, летом 2004 года, и никаких проблем не существовало. Теперь возникла новая благоприятная ситуация, в которой украинское руководство, идя на поводу у молдавского, поскольку там какой-то союз есть, решило-таки додавить экономически Приднестровье.
Я считаю, что из этого ничего не выйдет, кроме позора для Украины, предавшей, по сути, своих соплеменников, граждан. Исторически эта часть Приднестровья всегда была Украиной. Её передали Молдавии только в 1940 году. Это наша земля, по большому счёту. Это земли, населённые нашими людьми. И поэтому нельзя позволить так обращаться с Приднестровьем.
- Все упирается в политический ракурс проблемы. Только бы Тирасполь и Кишинев договорились между собой, кем они друг другу приходятся...
- Мы очень много занимаемся демагогией. И говорим, что у нас права человека на первом месте. А когда доходит до дела, то эти права человека отходят в сторону и на первый план выходят, какие угодно: геополитические, интересы относительно вступления в ВТО... Только не реальные права наших соотечественников.
- Какой статус Приднестровья устроит Украину?
- Для нас, прежде всего, необходимо, чтобы там не было конфликта. Чтобы жители Приднестровья нормально работали, нормально получали зарплату. Чтобы там был порядок и мир. Чтобы угроза конфликта (а конфликт, между прочим, на нашей границе) никогда бы не затрагивала наши интересы. Поэтому нам нужно с Молдавией разговаривать не с учётом потакания сегодняшнему руководству, а с учётом, прежде всего, долгосрочных интересов. Вот когда раны, которые были нанесены братоубийственной войной и геноцидом против украинцев и россиян, немножечко затянутся, тогда можно будет говорить о статусах. Но это дело, прежде всего, народа Приднестровья. И молдавского народа. Пусть они договорятся как-то без нас или, по крайней мере, с нашим посредничеством, но нормальным посредничеством, чтобы мы не занимали позиции одной из сторон. А сейчас что произошло? Украина как гарант регулирования, как сторона процесса откровенно стала на сторону Молдавии. Какой же мы гарант? Какой же мы посредник? Если мы откровенно заняли позицию одной из сторон конфликта?
- Вчера президент в прямом эфире сказал, что правительство будут формировать те политические силы, которые, объединившись, составляют вместе свыше 60%. Это банальная математика. Объединившись, 60%, это только вы - “Регионы” и “Наша Украина”. Вы готовы к такому?
- А если эти две силы, будут иметь не 60%, а 52%. Он ничего не сказал?
- Скажем условно, большинство...
- Ну, так я говорю серьезно. Давайте не о процентах говорить. В нашей политике есть определённые принципиальные вещи. Эти вещи определены нашей стратегией, которую, кстати, рассматривали наши партийные органы, в том числе и съезд. Ориентиры в социально-экономической политике, ориентиры во внешней политике. Так вот, если эту сторону устроят наши ориентиры, они готовы принять нашу позицию, тогда будет смысл говорить о каких-то коалициях. Коалиция ради дележа портфелей – я первый откажусь от такой коалиции. Мне неинтересны портфели, если мы будем занимать такую линию, какую Украина проводит сегодня. Нам интересна национально ориентированная политика, политика, которая способствовала бы экономическому развитию.
- Понятно. Если будет о чем договариваться – вы будете договариваться?
- Безусловно. Если господа из того политического лагеря готовы разделить наши стратегические установки, мы готовы с ними разговаривать. Если нет, то это будет означать предательство наших избирателей (я сейчас встречаюсь с избирателями). Как мы потом будем смотреть им в глаза, если отступим от тех ориентиров, за которые сейчас призываем стоять за них на выборах. Поэтому будем твёрдо стоять.

НАША СПРАВКА

Николай Янович Азаров родился 17 декабря 1947 г. в городе Калуге. В 1971 г. окончил Московский государственный университет по специальности геолог-геофизик. В сентябре 1971-марте 1976 гг. - начальник участка, главный инженер треста "Тулашахтоосушение", комбинат "Тулауголь". В марте 1976-мае 1984 гг. - заведующий лабораторией, заведующий отделом Подмосковного научно-исследовательского и проектно-конструкторского угольного института. С 1984 г. проживает в Украине. В 1984-1995 гг. - заместитель директора, директор Украинского государственного научно-исследовательского и проектно-конструкторского института горной геологии, геомеханики и маркшейдерской техники. В 1993-1994 гг. исполнял обязанности председателя Политсовета Партии труда; с 1994 г. - член политсовета Партии Труда; затем как госслужащий приостановил членство в партии. В сентябре 1995 - январе 1998 гг. - член Валютно-кредитного совета Кабинета министров Украины. Был главой бюджетного комитета в Верховной раде 13 созыва. В 1996 г. возглавил Государственную налоговую администрацию Украины. С марта 2001 г. - лидер Партии регионов.
Доктор геолого-минералогических наук, профессор, член-корреспондент Академии Наук, государственный советник Налоговой службы (с 1997 г.); член Высшего экономического совета при Президенте Украины (с июля 1997 г.); член межведомственной комиссии по вопросу регулирования рынка продовольствия, цен и доходов сельскохозяйственных работников (с июля 1998 г.). Заслуженный экономист Украины, полный кавалер орденов "За заслуги", удостоен ордена "Шахтерская слава" и иных наград.
Обсудить