ЧИСТО КОНКРЕТНЫЕ И РЕАЛЬНЫЕ ЛЮДИ…

Девятый день экономической блокады, введенной стараниями молдавских и украинских политиков, был отмечен в Кишиневе публичными откровениями местных чиновников, которые, так или иначе, причастны к событиям на границе Приднестровья и Украины, а также самого президента Молдовы товарища Воронина.
Так, министр реинтеграции Василий Шова в итоговой телепередаче на кишиневском телеканале NIT сказал, что официальный Тирасполь, как в ходе всего переговорного процесса, так и в действиях против экономической блокады Приднестровья, в своих поступках не является самостоятельным. Поделился своими соображениями на сей счет и помощник президента РМ по экономическим вопросам Олег Рейдман. По его мнению, нет никакой экономической блокады, но есть естественное желание Молдовы навести порядок на своих границах, а действующие на левом берегу Днестра предприятия обязать соблюдать не только молдавские законы, но и международные нормы. Но более конкретным и апеллирующим точными цифрами по проблеме предстал перед телезрителями каналам Молдова-1 сам глава государства Воронин. В часовом интервью он со свойственной ему уверенностью заявил о необходимости проведения демократических преобразований в Приднестровье и разоблачил «преступный сепаратистский режим», производящий «сотнями тысяч автоматы Калашникова».
Все вместе дало занятную картину нынешних и будущих отношений между Тирасполем и Кишиневом, содержание последующих переговоров сторон в расширенном формате и осложняющихся с каждым днем дипломатических связей Молдовы и России.
Главный реинтегратор Молдовы министр Шова, заявив о несамостоятельности Тирасполя, намекал, надо думать, на Россию. Ведь это же она, по его убеждению, неадекватно оценила действия Украины и Молдовы, она направила в Приднестровье представительную делегацию, чтобы разобраться с проблемой, и она же голосами депутатов высшего законодательного собрания приняла декларацию, осуждающую блокадные действия Молдовы и Украины. Из его умозаключений выходит: Россия проводит недружественную политику, и ей следует изменить подходы к урегулированию приднестровского вопроса. Шова только что не повторил высказывания одного из видных деятелей ПКРМ товарища Степанюка, призвавшего назвать, наконец, Россию врагом, а так сказал практически то же самое. Шова, как также следует из его высказываний, страстно бы желал подключения к переговорам другой Москвы, других российских политиков, но Москва сегодня такая, какая она есть, и другой в обозримом будущем ожидать не приходится. А это будет означать, что желаемых Кишиневом от московских переговорщиков перемен в настроениях по отношению к приднестровской проблеме не произойдет, как и не произойдет подвижек (опять по кишиневскому сценарию) в идеологии переговоров. Виновных в отсутствии результатов дискуссий по укрощению Тираспольского сепаратизма Шова определил недвусмысленно. Это власти ПМР и те, с чьего голоса они поют. Но Шова, потрясавший с экрана документами, почему-то забыл об одном примечательном для сегодняшнего конфликта на границе документе, каким является Совместное заявление президентов России и Украины от 15 декабря 2005 года. В нем сказано: «… Российская Федерация и Украина полны решимости и впредь активно работать и согласовывать свои шаги, направленные на содействие скорейшему поэтапному достижению всеобъемлющего и окончательного урегулирования исключительно мирными политическими средствами путем переговоров…». И если в Киеве не понимают, что значит «согласовывать свои шаги» и «исключительно мирные политические средства», то это проблемы исключительно Киева и Москвы. И тут Шове следует быть осторожным с выводами о том, кто кем руководит на переговорах. Не сегодня, так завтра посредники найдут общий язык в переговорах, и как бы не пришлось Шове обвинять Приднестровье, что оно выполняет волю не только Москвы, но и Киева. Не случайно ведь президент РМ в тот же день на телеканале Молдова-1 заметил: все будет зависеть от того, сколько продержится Киев. А России и Украине все равно придется обсуждать эту проблему, если даже останется много вопросов в двухсторонних отношениях. И вполне очевидно, что также как Россия и США по поводу Молдовы, так и не будут ссориться Россия и Украина по поводу Приднестровья. Вот в чем вся кишиневская беда.
Теперь о Рейдмане. Со своим специфическим мышлением специалиста в современной области купи-продай, Олег Моисеевич напрашивается на простой ответ. Приднестровские предприятия, которые предлагается загнать в стойло молдавских законов, уже давно Кишиневу не принадлежат. Они спасены от разграбления молдавскими прихватизаторами благодаря усилиям приднестровцев. Заводы и фабрики существуют и выпускают конкурентноспособную на мировых рынках продукцию вовсе не потому, что кишиневские коммунисты приложили к этому добрые усилия, а потому, что приднестровцы, несмотря на все мыслимые и немыслимые блокады, приложили к этому усилия, труд, талант, а еще желание быть свободными от националистов всех мастей. Поэтому поздно говорить о каком-то общем цивилизованном и законном поле. Кстати, поздно еще и по другой причине. Приднестровцам хорошо известен опыт молдавских политиков торговать богатством страны на всех углах. Поэтому они вряд ли согласятся на незавидную судьбу рабочих Правобережья, уже давно ищущих свой хлеб на чужбине.
И, наконец, товарищ Воронин. Ну, сколько уже было случаев, когда он неудачно потешал публику различными цифрами и фактами. Поначалу к его заявлениям подобного рода относились с серьезностью, а то и с нескрываемым интересом. Потом… Сколько было интереса к информации о том, что в Кишиневе выработано шестнадцать вариантов урегулирования приднестровского конфликта. Интерес к этим, как потом выяснилось, воронинским байкам пропал сразу после того, как стало известно, что Кишинев попросил помощи у Москвы написать ему проект документа. А двести миллионов долларов, предоставленных Тирасполем Юрию Рошке для свержения коммунистического правительства в 2002 году! И вот новые разоблачения. Воронин спросил: а где эти сотни тысяч автоматов Калашникова, которые производятся в Приднестровье? По его тону надо было сделать вывод, что он знает, кому они предназначались, как и знает, где они производятся. Но президент верно хранит свой секрет даже от поисковиков приднестровских предприятий двойного назначения из США и ЕС. Почему бы это? Прогремел недавно на всю страну такими же знаниями о сделках «приднестровского ВПК» и Шова, когда прочитал телезрителям документ, согласно которому некая фирма в письме на имя Смирнова выражала интерес к производимым в Приднестровье установкам залпового огня. Несколько деталей этого документа показывали, что потенциальные покупатели – публика российская. Месяц прошел – и где подтверждения?
… В этом же интервью Воронин назвал Партию коммунистов Молдовы – партией реальных людей. Если уже он окончательно перешел на лексику современной братвы, то продолжим в том же духе: партия реальных людей, с конкретными базарами и действующая по понятиям.
Обсудить

Другие материалы рубрики