УКРАИНА ДЕЛАЕТ ВСЕ ЗА «ГАЗОВОЕ ПОРАЖЕНИЕ»

«Они же — приднестровцы, народ, имеющий уже не только собственный характер, твердость и мужество, но и собственную историю»
Последний месяц Украина делает всё возможное, чтобы отыграться за «Газовое поражение». Тут и активность вокруг баз Русского Черноморского флота, и попытки выставить нелепые счета. При любой возможности Украина пытается пакостить России. Видимо именно в это связи следует рассматривать решение Украины о начале блокады Приднестровской Молдавской Республики. Ситуацию в республике специально для портала NSO-KORPUS.INFO прокомментировал директор по международным связям Приднестровского фонда «Европейские ценности» Роман Коноплёв.
— Какова реакция в ПМР на решение Украины, и есть ли единство в этом вопросе (в точке зрения) у политикума ПМР или имеются свои «оппозиционеры»?
— Политическая и экономическая элита ПМР сегодня едина в своем видении обострившейся проблемы. В качестве оппозиционеров, возможно, иную точку зрения имеет маргинальная группа левых радикалов во главе с бывшим депутатом Парламента ПМР А.Радченко. Однако, все прекрасно понимают смысл происходящего с Радченко и причины, по которым он поддерживает любые механизмы, работающие против Приднестровья.
— Сможет ли Украина добиться от ПМР желаемого?
— Пока сложно понять, чего «хочет» Украина, а еще сложнее — «что есть», и «кто есть» Украина. Украинские элиты пребывают в состоянии непрерывного избирательного психоза уже более года. А выстраивать какие-либо внятные концепции внешней политики в состоянии лишь крепко стоящая на собственных ногах политическая сила. Полагаю, что в данном сложившемся конфликте, вообще, в большей степени следует говорить не об Украине, а о стратегии украинских «новых старших братьев», чьи жесткие требования, порой вопреки собственной воле, да и обычной логике, вынужден исполнять сегодняшний Киев.
— Что может противопоставить ПМР Украине в этом вопросе, и насколько значима «блокада» для ПМР?
— Потери от блокады на сегодняшний день составляют десятки миллионов долларов. Товарооборот Приднестровья с одной лишь Россией — почти 300 миллионов долларов. ПМР ничего не может противопоставить Украине. Однако, поскольку на Украине снова принято думать только о политике, то неудивительно, что экономика страны будет так или иначе страдать от всех этих качаний. Деньги любят тишину. То, что мы видим сегодня — это буря, за которой следует новая буря. Так что сценарий для Украины и без того довольно неутешителен. Многие непризнанные государства имели проблемы более серьезные, чем сегодняшнее Приднестровье. Да и чего далеко ходить — найдите хоть один пример, где целую страну можно поставить на колени экономическими методами! Зачастую случается как раз наоборот.
— Можно ли говорить о том, что на самом деле Украина таким образом пытается пресечь контрабанду?
— Я бы не стал преувеличивать фактор контрабанды. Последние полгода участок украинско-приднестровской границы достаточно жёстко мониторили представители ОБСЕ. И все эти кишиневские утки от Марка Ткачука про «контрабанду оружием» и всё остальное рассыпались одна за другой. Согласитесь, странно, однако, что товары, провезенные вчера через таможенные терминалы, произведенные в ПМР контрабандой не считались, а сегодня — наоборот. Таможенные сборы уплачивались в Приднестровье — товар не считался контрабандой. Сегодня, чтоб он не считался контрабандой, сбор должен быть уплачен Молдове. Происходящее — это сговор по удушению ПМР. Сговор между Кишиневом и Киевом. Впереди — серьезные судебные разбирательства в международном арбитраже по поводу срыва поставок по многим контрактам. Российские партнеры приднестровских предприятий выставляют штрафные санкции, и, безусловно, не приднестровская сторона несет ответственность за срыв поставок продукции.
— Кому выгодно это обострение отношений внутри ПМР и вне её?
— Выгодно многим. Я бы провел параллель с решением Косовского конфликта. Последние бурные дебаты о том, будет ли он являться прецедентом для решения подобных конфликтов или нет, показали отсутствие единодушия. Поэтому до тех пор, пока не создан прецедент, следует удавить Приднестровье. Только и всего. Оправдает ли себя подобная тактика? Вряд ли. Это очень топорная, недальновидная логика, и результатом подобной логики могут являться только войны, этнические чистки и сотни тысяч беженцев. Сегодняшняя политическая элита Приднестровья, которую почему-то считают плохим переговорщиком, не есть что-то постоянное и неизбежно авторитетное. И если мировому сообществу не нравится иметь дело со Смирновым и Шевчуком, на смену им народ Приднестровья выдвинет ещё более радикальных и бескомпромиссных лидеров. Последние выборы в Палестине должным образом продемонстрировали результаты непоследовательной и недальновидной стратегии международной бюрократии.
— Ваше мнение — почему позицию Украины поддерживает ЕС и США, а ПМР — Россия?
— Потому, нынешнее поколение международной бюрократии — это пожилые люди, воспитанные антисоветской пропагандой. Бюрократия ЕС и США совершила уже много ошибок. То, что происходит сегодня с ПМР — лишь очередная ошибка. Трагедия маленького народа, который поневоле становится жертвой слона, неосторожно пошевелившего пяткой задней ноги. Я уверен, что уничтожение ПМР не принесёт ни малейшего изменения в позитивную сторону ситуации ни в Молдове, ни на Украине. Никуда не денутся ни коррупция, ни социальные проблемы, не решится проблема чудовищного превышения смертности над рождаемостью. Происходящее — это гибель европейской цивилизации, к которой, безусловно, простые украинцы, молдаване, приднестровцы, россияне — имеют самое прямое отношение. В долгосрочной перспективе Европа будет вынуждена граничить не с Молдовой и Украиной — а с эдаким подобием сегодняшнего Афганистана. И я ни секунды не верю в то, что подобный сценарий отвечает интересам европейцев. А уж про интересы американцев и говорить не стоит — наполеоновская болезнь лидера — это несчастье для народа любой страны.
Что же касается нынешней поддержки России, то здесь всё гораздо проще — приднестровцы и россияне говорят на одном языке, выросли на одних книгах, ходили в одинаковые школы. Я уверен, что если завтра мировое сообщество провернет подобное с самой Украиной — единственной страной, которая осмелится её поддержать, будет та же Россия. И поверьте, мне этот сценарий не кажется столь уж невероятным.
— Как журналист и житель ПМР: могли бы Вы своими словами описать то, что сегодня после инициатив Украины происходит в республике — просто внешне что-то изменилось или нет?
— Перемены не столь значительны. Не забывайте, что в той или иной степени блокада ПМР длится уже несколько лет. Тревог и раньше хватало. Людей, переживших войну, трудно чем-либо удивить и сильно напугать. У большинства есть приусадебные участки, и как-нибудь население себя прокормит. К тому же уверен, что соседние области Украины вряд ли оценят глобальные геополитические манёвры Киева. Тут родственники у многих. Будут помогать, как помогали и в войну 1992. Часть мужского населения Приднестровья трудится за пределами республики, и люди в любом случае прокормят себя. Они же — приднестровцы, народ, имеющий уже не только собственный характер, твердость и мужество, но и собственную историю.
— Спасибо за интервью. Желаем народу Приднестровья скорейшей и окончательной победы. Наши симпатии — симпатии миллионов русских людей в России, исключительно на вашей стороне.
Обсудить