ПРИДНЕСТРОВЬЕ ЗАГОНЯЮТ В УГОЛ

В конфликтную ситуацию вокруг непризнанной Приднестровской Молдавской республики вовлечены все основные игроки мировой политики. Каково может быть дальнейшее развитие этого кризиса? Свою версию предлагает политолог Роман Коноплев.
Конфликт между Молдовой и Приднестровьем в последние недели получил вполне предсказуемое развитие. Официальный Киев на приднестровско-украинском участке границы заблокировал транспортные коридоры для вывоза продукции экономических агентов ПМР, не пожелавших добровольно перейти под крыло молдавских налоговиков и таможенников.
Подобная ситуация имела прецеденты и ранее, благодаря чему приднестровское общество в целом продолжает втайне надеяться: «были и раньше блокады, снимут и эту». Однако, похоже, на этот раз Киев получил от США столь жесткие установки, что не нашел в себе смелости отказать. Как бы то ни было, окончательное решение о блокаде Приднестровья Украина принимала, прекрасно осознавая негативные политические последствия такого шага — и для себя, и для ситуации в регионе.
Почему кризис вокруг Приднестровья был спровоцирован именно сейчас? Ответ очевиден: по мнению американцев, выбранная ими методика урегулирования конфликта в Косово не имеет прецедента, и поэтому до близящегося признания суверенитета Косово ПМР следует ликвидировать, дабы ни у кого не возникало иллюзий относительно возможности признания новых государственных образований на постсоветском пространстве.
Что еще, кроме американского шантажа, могло заставить украинскую власть, рискуя собственным предвыборным рейтингом, отказаться от защиты интересов приднестровских украинцев в пользу правящего в Молдове клана? Помимо геополитической мотивации, как ни удивительно, из поля зрения экспертов исчезла важнейшая деталь — энергетический фактор.
Энергозависимость Молдовы зримо проявилась прошлой осенью в связи с расторжением договоров о поставке электроэнергии между монополистом Молдовы — компанией «Унион Феноза» — и Молдавской ГРЭС, расположенной на территории Приднестровья и принадлежащей сегодня компании «Интер РАО ЕЭС». Речь идет не просто о резком несогласии молдавской стороны с новой ценовой политикой собственников электростанции. Налицо — попытка удушения предприятия, вплоть до полной остановки электростанции.
Цели вполне очевидны: Молдавская ГРЭС является сегодня не просто «окном в Европу» для РАО «ЕЭС», но и поставщиком электроэнергии для всех без исключения приднестровских предприятий, государственных и муниципальных органов, больниц, школ и населения непризнанной республики.
При этом в соседней Украине присутствует интерес к формированию собственных отношений с Молдовой в энергетическом секторе. Однако и той, и другой стороне нужна не сама приднестровская электростанция-производитель. Им нужны так называемые ОРУ — открытые распределительные устройства, благодаря которым осуществляется переброска электроэнергии из Украины в Молдову, — являющиеся сегодня структурным подразделением Молдавской ГРЭС. ОРУ — это ключ к энергетической стабильности Молдовы и Одесской области Украины.
Власти обеих стран преследуют единственную цель — полную остановку электростанции и уход из региона корпорации РАО «ЕЭС России». Безусловно, ни той, ни другой стороне нет никакого дела до приднестровской экономики и граждан ПМР.
Однако, это — только одна составляющая сегодняшнего кризиса.
По информации из осведомленных источников в молдавских правящих кругах, существует детальный план по ведению конфликта, имеющий свою логику и четко обозначенные этапы.
Согласно этому плану, нынешняя экономическая блокада — всего лишь инструмент психологического давления и раскачивания приднестровских элит. Со стороны обоих государств — Молдовы и Украины — по информационным каналам распространяется резко негативная информация о ПМР. В том числе о якобы имеющих место угрозах со стороны приднестровских властей в отношении руководителей предприятий региона, несущих значительные потери в связи с блокадой.
Для непосвященного в приднестровские реалии эти пропагандистские уловки, возможно, будут иметь некоторое значение. Однако нет ни малейшего шанса убедить в таком положении вещей хоть одного приднестровца.
Дело в том, что республика очень мала, все люди на виду друг у друга: и директора заводов, и политики, и руководители органов местного самоуправления. Сегодня, как и в начале 90-х, приднестровское общество едино в видении причин проблем и угроз, нависших над непризнанной республикой.
При этом следует отметить, что приднестровская бюрократия, на кристаллизацию которой ушли последние 15 лет, уже мало чем отличается от любой другой бюрократии — будь то европейская, украинская или российская. Непонимание этого со стороны ОБСЕ и других международных организаций и нежелание иметь дело с нынешней политической элитой ПМР перечеркивают годы неторопливых шагов навстречу друг к другу.
В нынешних условиях любые возможные выборы на территории ПМР заставят поднакопившую за 15 лет жирок местечковую бюрократию следовать логике революционных политических проектов. Ситуация жесткого противостояния резко мобилизует всё приднестровское общество. Любые намеки на «обывательскую», «житейскую» составляющую предвыборных программ и политических лозунгов, все эти выборы «за курочку», «за чай и кофе», за обещание скорого обогащения — уйдут в небытие.
Таким образом, противники приднестровской государственности не получат ни малейшего шанса на «податливость» любых будущих официальных переговорщиков со стороны Тирасполя. Политическая аксиома, подтвержденная недавно в Палестине, обязательно сработает и в ПМР: любые формы силового и экономического давления на приднестровское общество приведут к безусловной радикализации политического поля республики.
Но... вернемся к кишиневским задумкам. Согласно плану по «урегулированию приднестровского конфликта», разработанного в ближайшем окружении президента Молдовы, уже в августе-сентябре текущего года Кишинев объявит «восточные районы» (т.е. Приднестровье) ни больше ни меньше как «оккупированными Россией».
После непродолжительной информационной атаки в Молдову будет осуществлена переброска миротворческого контингента, «успешно урегулировавшего» Косовский конфликт. Нет никаких сомнений, что и украинский и молдавский руководители гостеприимно распахнут двери натовским «миротворцам». России же, со стороны США и Евросоюза, будут выставлены жесткие условия, исключающие возможность какого бы то ни было реального вмешательства Москва в решение судьбы Приднестровья.
В этот момент и начнется самое интересное, поскольку при очевидном невмешательстве России «миротворческая операция» Запада в Приднестровье может стать очень затратной и бесперспективной. Есть большие сомнения в том, что кто-либо из лидеров европейских государств, в том числе «братской Румынии», согласится, жертвуя жизнями собственных солдат, исполнить грязную работу по ликвидации «сепаратистского анклава».
Скорее всего, при подобном стечении обстоятельств «крайними», как и в 1992-м году, окажутся бессарабские крестьяне, которых власти Молдовы, вручив автоматы, отправят на берег Днестра умирать за будущие прибыли воронинского клана.
Обсудить

Другие материалы рубрики