ОТВЕТ ОФИЦИАЛЬНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ МИД РОССИИ М.Л.КАМЫНИНА НА ВОПРОС ГАЗЕТЫ “АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ” ОТНОСИТЕЛЬНО ПОМОЩИ ПРИДНЕСТРОВЬЮ

Вопрос: Почему Россия не может наладить воздушный мост для оказания помощи Приднестровью, как в свое время поступили западные страны в отношении Западного Берлина?

Ответ: Создание и преодоление барьеров такого рода – арсенал времен “холодной войны”. В современной Европе имеются возможности решать возникающие озабоченности и проблемы за столом переговоров. Эти принципы без изъятия распространяются на политический процесс приднестровского урегулирования с участием России, Украины, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.
В Приднестровье, откуда пришли обращения о срочной гуманитарной помощи, ситуация следующая. Причиной политического обострения стало отступление Кишинева от действовавших международно-признанных договоренностей, предусматривавших предоставление региону права самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической области. Выработанный сторонами конфликта и действовавший режим выхода приднестровских предприятий на внешний рынок переиначивается сегодня таким образом, чтобы подвести их под юрисдикцию Кишинева со всеми вытекающими из этого фискальными последствиями. Расчет простой – лишить Тирасполь источников формирования независимого бюджета, спровоцировать в Приднестровье социальный взрыв для замены нынешнего “несговорчивого”, а потому обвиняемого во всех грехах руководства. Надежды на успех такого плана дало то, что к жесткому давлению подключилась Украина. Ультимативные действия по взятию региона “в тиски”, ставка на то, что Приднестровье вне переговорного процесса удастся перевести под юрисдикцию Молдавии, не могли не вызвать адекватную реакцию Тирасполя, что, собственно, предсказуемо, и российская сторона доводила до Кишинева и Киева ясные предупреждения на этот счет. Те, кто несет ответственность за ситуацию, пытаются сейчас изображать недоумение. Мол, все делается в рамках международных правил, а регион сам прибег к “самоизоляции”.
Когда первый караван помощи медикаментами и продовольствием был направлен из Москвы, ее попытались представить как “поддержку сепаратистскому режиму” и “пропагандистскую акцию”. Но не считаться с тем откликом, который в субъектах Российской Федерации получило обращение Тирасполя с призывом о помощи, в Кишиневе и Киеве не могут. По большому счету, готовность россиян помогать старикам, детям, всем нуждающимся Приднестровья должна восприниматься не только как гуманитарный жест, но и как, прежде всего, недвусмысленный призыв к руководству Молдавии и Украины соразмерять свои действия с общими интересами сохранения стабильности, обеспечения гражданского и межнационального согласия, мира и спокойствия в регионе.
Обсудить

Другие материалы рубрики