ВОРОНИН И ЕГО ПЕСОЧНИЦА

В понедельник министерство реинтеграции Молдовы объявило, что «Кишинев выражает готовность как можно скорее принять участие в переговорах по приднестровскому урегулированию в формате 5+2». Как говорится в заявлении молдавского ведомства, Молдова «призывает всех участников процесса вернуться за стол переговоров». Если верить документу, молдавские власти очень расстроены, что переговорный процесс приостановлен, и недоумевают, как это так получилось.
На фоне реальной ситуации, которая сложилась сейчас на Днестре, такое заявление выглядит, по меньшей мере, странно. Более того, если учесть, что переговорный процесс был сорван именно молдавскими властями, очевидно, что Кишинев преследует совсем не те цели, о которых говорится в документе.
Для особо забывчивых стоит напомнить, что переговоры в формате 5+2 были сорваны 28 февраля делегацией Молдовы, которая покинула очередной переговорный раунд до его завершения. На это обратил особое внимание посол России в РМ Николай Рябов. «Мы все видели, как делегация Молдовы покинула зал заседаний во время последней переговорной встречи», – отметил российский дипломат на своей недавней пресс-конференции. Позже устами своего президента Кишинев объявил о том, что его не устраивает существующий формат переговоров. Владимир Воронин заявил, что воспринимает приднестровскую сторону в качестве «обвиняемого на судебном процессе» и ей не место за переговорным столом. Таким образом, Молдова фактически вышла из существующего переговорного формата.
Конечно, можно предположить, что в Кишиневе неожиданно передумали. Возможно, у президента Воронина после его пламенной речи про «обвиняемого» вдруг переменилось настроение и он решил, что с приднестровскими, как выражается президент Молдовы, «бандитами» вполне можно сидеть за одним столом. Но так или иначе, у Кишинева был целый месяц времени объявить об этом. Почему же заявление молдавского министерства реинтеграции появилось только в этот понедельник?
Напомним, что на прошлой неделе в Кишиневе прошла пресс-конференция главы миссии ОБСЕ в Молдове Уильяма Хилла. Хилл объявил о том, что «из-за сложной политической ситуации» очередной раунд переговоров, который ранее намечался на 4-5 апреля, переносится на неопределенный срок. Фактически глава миссии ОБСЕ подтвердил, что в ближайшее время никаких переговоров не предвидится. Более детально об этом рассказал на днях посол по особым поручениям МИД РФ Валерий Нестерушкин. «События после 3 марта, когда были введены новые правила прохождения приднестровских внешних экономических грузов через границу с Украиной, полностью изменили ситуацию», – заявил российский дипломат. Сейчас, по его словам, «первостепенное значение для Приднестровья имеют вопросы восстановления нормальной хозяйственной жизни и обеспечения функционирования предприятий региона». Он дал понять, что именно блокадные меры Кишинева и Киева сегодня – это главное препятствие для политического урегулирования и что нельзя «делать вид, что ничего не произошло». «В условиях нерешенности этих вопросов сложно рассчитывать, что переговорный процесс по политическому урегулированию может продолжаться в спокойном конструктивном русле», – заявил Валерий Нестерушкин.
Таким образом, стало совершенно очевидным, что своими блокадными мерами Кишинев и Киев заморозили переговорный процесс на неопределенный срок. С одной стороны, Кишинев и Киев говорят о необходимости обсуждать «демократизацию» и «демилитаризацию» Приднестровья, с другой – оказывают прямое силовое давление на одну из сторон конфликта, фактически заставляя Тирасполь «сдаться на милость победителя». Если для властей Украины и Молдовы урегулирование на Днестре – это война, в которой ставится цель покорить приднестровское государство, то такая двойственная политика, конечно, понятна. Но тогда при чем здесь переговорный процесс? «Не могут идти переговоры под экономическим, силовым или любым другим давлением», – об этом Президент ПМР Игорь Смирнов сказал еще в январе, комментируя возможные последствия совместного заявления премьер-министров Украины и Молдовы о новом режиме транзита приднестровских грузов.
На этом фоне становятся понятны истинные цели заявления, с которым министерство реинтеграции РМ выступило в понедельник. Как только Кишинев убедился, что завел переговорный процесс в глубокий тупик, выхода из которого в ближайшее время не предвидится, он тут же объявил себя главным сторонником переговоров. «Как можно скорее… за стол переговоров» – кричит молдавская власть, точно зная, что никаких переговоров не будет. Тем самым в Кишиневе, видимо, надеются снять с себя ответственность за срыв диалога. Явно неудачный и по-детски наивный пиар. Международное сообщество и международные обязательства – это не детская песочница, в которой в случае чего можно показать пальцем на соседа. Но современная молдавская власть, похоже, этого так и не сумела понять.
Обсудить