«СЕМЬЯ ВОРОНИНА НАМЕРЕНА ПОЛУЧИТЬ КОНТРОЛЬ НАД САМЫМИ ДОХОДНЫМИ ПРИДНЕСТРОВСКИМИ ПРЕДПРИЯТИЯМИ» – ЭКСПЕРТЫ

«СЕМЬЯ ВОРОНИНА НАМЕРЕНА ПОЛУЧИТЬ КОНТРОЛЬ НАД САМЫМИ ДОХОДНЫМИ ПРИДНЕСТРОВСКИМИ ПРЕДПРИЯТИЯМИ» – ЭКСПЕРТЫВсю последнюю неделю на Западе обсуждали решение шестого съезда депутатов всех уровней ПМР – о том, что Приднестровью нужен референдум о судьбе будущих отношений с Молдовой. В Европе оно вызвало большой резонанс. На постоянном Совете ОБСЕ представители ЕС и США осудили такое решение. По их мнению, референдум в Приднестровье проводить нельзя, а если даже он пройдет, ОБСЕ не будет признавать его результаты.
Вместе с тем Запад понимает: не признать результат – этого еще не достаточно, чтобы повлиять на международное общественное мнение. Белорусские выборы Европа тоже не признала, но 83 процента голосов за Лукашенко – это весомый аргумент в пользу легитимности белорусской власти. Поэтому в европейских центрах уже сформирована задача: приднестровскому референдуму надо помешать, для этого у Запада есть свои структуры в Приднестровье. Правда, такая задача наталкивается на одну немаловажную проблему – это запрет на финансирование неправительственных организаций из-за рубежа, который действует в ПМР с 10 марта. В прошлый четверг чиновники ОБСЕ призвали власти Приднестровья немедленно отменить этот запрет.
Все эти заявления, которые звучат в ОБСЕ, еще раз подтвердили: мнение людей из Приднестровья для Запада не значит ничего. Европе и Америке не нужен голос приднестровцев – они готовы слышать только ту позицию, которая звучит в организациях, созданных на западные деньги. Вот такая европейская «демократия». В Европе боятся приднестровского референдума и требуют зеленую улицу для денег, которые шли на поддержку «кишиневских друзей» в Приднестровье.
Сегодня эти «кишиневские друзья» через свою «независимую прессу» убеждают, что не надо противиться блокадным мерам. По их словам, единственный выход – это принять условия Кишинева и Киева. А если приднестровские власти этого не сделают, такие неуступчивые власти надо заменить.
Эксперты говорят, что тем, кто многие годы сидел в Приднестровье на западных грантах, сегодня пришла команда – пора отрабатывать деньги. Снаружи – блокадные меры, внутри – работа «кишиневских друзей»: и все у нас в Приднестровье получится – считают на Западе.
«Как показывает практика конфликтов в Югославии и Ираке, в других точках, блокада – это не просто элемент экономического давления, это преддверие более серьезных шагов и акций в направлении той страны, которую блокируют, – сказал в интервью информационному агентству «Ольвия-пресс» директор приднестровского филиала Совета национальной стратегии России Дмитрий Соин. – Любые блокады направлены на то, чтобы измотать противника, положив на бок его экономику, загубить промышленность, выбросить на улицу многочисленные массы безработных людей, заблокировать выплату зарплат, пенсий и тем самым создать социальное недовольство. Это как раз та среда, с помощью которой можно решать разные задачи. Например, пойти по сценарию бархатного переворота, либо пойти по сценарию вторжения, при котором население, измотанное блокадой, не сможет оказывать сопротивление. Сегодня организаторами блокады прочитываются различные варианты».
Подготовку к приднестровской «бархатной» революции на Западе ведут уже не первый год. Правда, вырастить своего Саакашвили в Тирасполе пока не получилось, хотя и пытаются. Дело не только в лидере, считают эксперты. Не менее важный вопрос для Кишинева и Запада – где найти людей для митингов протеста. Блокадные меры Кишинева и Киева уже показали: расколоть приднестровское общество не получается. Скорее наоборот.
«На настоящий момент реальной социальной среды для цветного переворота в Приднестровье нет, – говорит Дмитрий Соин. – Здесь очень большую роль будет играть геополитический вектор общественного мнения. А он направлен в сторону Москвы, а не в сторону Кишинева. Степень доверия к прокишиневским организациям и к самой Молдове крайне низка. Вывести какие-то массы на улицу, мобилизуя местный электорат, организаторы блокады не смогут. У них единственная надежда на то, что активное вмешательство извне поможет это сделать, вплоть до того, что сюда будут завозиться волонтеры и боевики из той же Молдовы».
В Молдове уже готовятся к подобным шагам. В марте стало известно, что Кишинев намерен резко увеличить число полицейских в Бендерах и Варнице. В это же время на границе с Приднестровьем, на полицейских постах появились бойцы молдавского спецназа. Зачем они там нужны – на этот вопрос никто в Молдове до сих пор так и не дал ответа.
Впрочем, в Кишиневе считают, что молдавских сил для приднестровской «революции» может быть недостаточно. На днях в молдавской прессе появилось интервью с главой «Совета по мониторингу приднестровского конфликта» Романом Михэеш. Эта организация создана из кишиневских структур, живущих на деньги Запада. Особая поддержка Совету идет от миссии ОБСЕ в Молдове – вместе они открыли специальный сайт в Интернете, где предлагают финансовую помощь приднестровским друзьям Кишинева. При этом у Приднестровья может быть только один вариант, утверждают авторы проекта, – автономия в составе единой Молдовы. По их мнению, добиться этой цели можно уже в этом году. Правда, для этого, говорит Михэеш, одной лишь поддержки от приднестровских сотоварищей будет мало. Нужна более весомая помощь – от США, Евросоюза и Румынии. Глава кишиневского Совета считает, что Бухаресту надо предоставить как можно больше полномочий на Днестре.
Но все-таки главный объект кишиневской работы сегодня – это экономическая элита Приднестровья. Особая ставка – на крупный бизнес, у которого свои представители в парламенте. Недавно воронинский союзник Юрий Рошка заявил, что главное – убрать Смирнова, а с остальными Кишинев сумеет договориться. В Молдове рады, что бизнес прошел в приднестровский парламент – его легче давить, говорят в Кишиневе. Приднестровский бизнес хотят поставить перед выбором – или экономическая смерть, или «спасение» в кишиневских объятиях. Правда, поверить в такое «спасение» могут только очень наивные люди, говорят эксперты. В своих мечтах кишиневская элита уже поделила между собой все доходные сферы в Приднестровье, и сегодняшним их владельцам в молдавских планах места нет.
«Экономической элите внушают: пойдите по пути сближения с Кишиневом, зарегистрируйтесь в соответствующих органах этой страны и все будет хорошо, ваш бизнес будет развиваться. И таким образом пытаются перетащить экономическую элиту Приднестровья на сторону Молдовы, – сказал в интервью информационному агентству «Ольвия-пресс» директор приднестровского филиала Совета национальной стратегии России Дмитрий Соин. – Но надежда на то, что приднестровскому бизнесу позволят легализоваться в Молдове, тщетны. Само по себе предложение поехать и зарегистрироваться или перерегистрироваться в Кишиневе является ловушкой. Посмотрите, как поступили с собственниками и в Югославии, и в Аджарии, и в ряде других стран, где произошли цветные перевороты. Одно из первых действий пришедшей с помощью цветной революции власти – это пересмотр итогов приватизации. Любую страну возьмите, там это произошло. Здесь немаловажно, что семейный бизнес Воронина во главе с Олегом, сыном президента Молдовы, очень рассчитывает получить контроль над рядом крупных объектов здесь, в Приднестровье. Это, в первую очередь Молдавская ГРЭС, ММЗ, это и еще ряд предприятий, приносящих реальную прибыль. И те, кто думает, что воронинский клан придет сюда и разрешит им свободно работать, это очень наивные люди».
О том, что новый порядок на границе – это попытка подчинить приднестровские доходы, на днях признались даже европейские чиновники. Раньше в Европе говорили, что новый режим на границе – это наведение порядка. Мол, оформление грузов в Молдове – это гарантия, что через приднестровскую границу не пройдут наркотики и оружие. Однако в прошлый вторник представитель Еврокомиссии Эмма Удвин заявила в Брюсселе, что в основе блокадных мер Кишинева и Киева лежит другая цель. Она дала понять, что все дело в деньгах. Очень важно, чтобы прибыль от экспорта приднестровских товаров поступала в Кишинев, а не в Тирасполь – заявила представитель Европейской комиссии. Таким откровением еврочиновник подложила большую свинью президенту Воронину, который сегодня не устает уверять, что приднестровский бизнес под его, воронинской, крышей ждут «большие перспективы».
В прошедшую пятницу в российской «Независимой газете» появилось большое интервью с президентом Молдовы. «Нас неправильно понимают, мы несем свободу и процветание Приднестровью» – это общий тон заявлений Воронина. Трудно понять, кого хотел убедить в своих благих намерениях молдавский президент, но у него это плохо получилось. Вот самый яркий пример. Известно, что многие заводы в Приднестровье принадлежат российскому бизнесу, дает ли Кишинев гарантии, что они сохранят свое право собственности – спросил журналист. Безусловно, и еще какие гарантии, отвечает Воронин, «у нас уже целая папка документов с подобными гарантиями». Возможно, где-нибудь в российской глубинке такому ответу кто-нибудь и поверит. В реальности по поводу иностранной собственности у Молдовы всего один документ – это закон о том, что вся приватизация в Приднестровье считается нелегитимной. В свое время Кишинев рассылал по миру специальные ноты – о том, что Молдова не гарантирует права собственности тем инвесторам, кто вложил деньги в приднестровскую недвижимость. В том числе и россиянам. На этом фоне последние заявления Воронина о каких-то гарантиях – это уже даже не ложь. Это диагноз.
И еще. Самое интересное в воронинском интервью – это его неожиданное желание показать себя лучшим другом Москвы. «Посмотрите, я же свой», говорит президент, который еще вчера называл россиян «оккупантами» и который пытается задушить Приднестровье. Сейчас, когда Москва опустила шлагбаум перед молдавскими винами и коньяком, Воронин вдруг вспомнил о том, что он «лучший друг России». Понятно, что в Москве таким заявлениям уже не поверит никто. Сейчас с Кишиневом у Кремля другой, прагматичный разговор: нужны дела, а не обещания. И судя по воронинским пассажам, этот разговор Россия повела правильно.
Обсудить

Другие материалы рубрики