ВОЙНА НЕРВОВ НА ДНЕСТРЕ

На первый взгляд в Приднестровье все спокойно.
Тирасполь после загаженных областных центров РФ приятно удивляет чистотой и опрятностью. Работают кафе и рестораны, в магазинах нормальный ассортимент продуктов по доступным ценам, курс местного рубля стабилен. Словом, республика живет обычной жизнью. Однако внешнее впечатление обманчиво. Блокада ПМР, которая продолжается уже больше месяца, по разрушительному воздействию на экономику ничуть не уступает ковровым бомбардировкам.
С 3 марта Украина не пропускает через границу ПМР товары тех предприятий, которые не зарегистрировались в Молдавии. Между тем основа приднестровской экономики — промышленность, ориентированная на экспорт. Здесь не только сохранили, но и модернизировали промышленную базу, что позволяло поддерживать в ПМР неплохой уровень жизни. Сегодня десятки крупных и сотни мелких предприятий остановились. Среди них — такие гиганты, как крупнейший в Европе "Молдавский металлургический завод", "Тираспольский винно-коньячный завод "Квинт", заводы "Молдавкабель", "Букет Молдавии" и другие. Их работники отправлены в неоплачиваемые отпуска. Блокада уже сводит на нет все экономические успехи ПМР последних лет. А они были весьма и весьма значительными, особенно на фоне нищеты соседней Молдавии. "Представьте: с 2001 года ВВП у нас вырос на 250%. Путину такое и не снилось, — говорит министр экономики ПМР Елена Черненко. — Но это мобильная экономика маленького государства. Чуть-чуть дали возможность наращивать экспорт, и ВВП пошел вверх. В 2001 году выплаты были 218 млн. долларов, а сейчас мы отчитались уже за 507 млн. Если еще месяц мы потеряем, мы будем отброшены на уровень 2002 года".
Республика несет огромные убытки, общая сумма которых приближается к 100 млн. долларов. Налоги в бюджет не поступают, нечем платить зарплаты и пенсии. Стоит приднестровская железная дорога: все поезда Кишинев направил по объездным веткам. Большие вопросы с проведением посевной, поскольку в госбюджете нет средств на выделение кредитов крестьянским хозяйствам для покупки "горючки". Особенно серьезные проблемы с лекарствами: не хватает, например, обезболивающих средств, которые больницы могут получать только через Молдавию. Очевидно, без внешней помощи ПМР не выживет. По оценкам министерства экономики, требуется минимум 10-12 млн. долларов в месяц дополнительных вливания в бюджет.
Немаловажно, что убытки несет не только ПМР. С экономической точки зрения блокада невыгодна никому, и, прежде всего — России. Доля России во внешнеторговом обороте ПМР составляет 56%, 360 млн. долларов из 700 млн. Только за первый месяц блокады РФ недополучила около 40 млн. долларов. Потери несет и Европа. Это около 20 млн. долларов. В европейские страны идет порядка 50% продукции "Молдавского металлургического завода", на них завязана текстильная и обувная промышленность ПМР. Так, в Приднестровье функционируют 3 немецкие обувные фабрики и 1 итальянская. У Электроаппаратного завода есть контракты с Румынией и Болгарией. У завода литейных машин — с Польшей. Сегодня они не могут экспортировать продукцию. В том, что Россия и Европа несут убытки, виноваты Украина и Молдавия, которые, не имея на то никакого права, задерживают не принадлежащие им грузы. Да и сами теряют, прежде всего, за счет сокращения импорта и транзита.
В Вашингтоне, Брюсселе, Киеве и Кишиневе ответственность решили переложить на Тирасполь. Там происходящее называют "самоблокадой": дескать, это президент Смирнов вместе со своим МГБ не дает предприятиям регистрироваться в Молдавии и силой сгоняет людей на антиблокадные митинги. "Приднестровским экономическим агентам надо просто зарегистрироваться у нас — и все будет прекрасно", — говорят в Кишиневе. Обещают даже возвращать на счета предприятий уже уплаченные налоги. Однако все это не более чем демагогия. Если бы речь шла просто о молдавской печати в накладной, возможно, приднестровский бизнес пошел бы на это. Но блокада вызвана отнюдь не необходимостью борьбы с мифической контрабандой. Кишинев хочет подчинить себе ПМР, присвоить экономический потенциал республики, а на это в Тирасполе пойти не могут. Вопрос уплаты налогов является принципиальным: понятно, что если они пойдут в Кишинев (кстати сказать, налоговая нагрузка там в два раза выше, чем в Тирасполе), Приднестровью просто не на что будет существовать.
У приднестровских предпринимателей богатый опыт взаимодействия с Молдавией, где с момента прихода к власти Владимира Воронина они подвергаются постоянной дискриминации. Когда внешнеэкономические агенты Молдавии хотят торговать с ПМР, в Кишиневе говорят: у нас единая территория, платите нам НДС. Но когда предприятия с левого берега пытаются торговать с правым, стандарты уже другие: нет, ребята, вы для нас не резидент, вы нам платите как иностранная организация все налоги при въезде. А еще есть печальный пример приднестровской компании "Интерднестрком", которая честно уплатила в бюджет Молдавии 1 млн. долларов за лицензию на деятельность в стандарте CDMA, и в итоге не получила ни лицензии, ни денег. Результат подобных действий показателен: за последние пять лет доля Молдавии во внешнеторговом обороте Приднестровьем и упала с 40% до 1%! Вот он — уровень доверия приднестровского бизнеса к Молдавии. Так что обещания возвращать приднестровцам налоги после уплаты их в молдавский бюджет ничего кроме смеха в Тирасполе не вызывают. И "камикадзе" Смирнов, устроивший "самоблокаду" ПМР, — обычный пропагандистский миф. Приднестровские власти, не желающие капитулировать перед Кишиневом, действуют в интересах и своего бизнеса, и своего народа.
Блокада ПМР — это демонстративное удушение непризнанной республики Западом, Украиной и Молдавией. Поражает цинизм этих государств, которые, прикрываясь идеалами свободы и демократии, плюют на дипломатические нормы, права человека и гуманитарные ценности. Никто не вспоминает о Московском меморандуме 1997-ого года, согласно которому Приднестровье имеет право на самостоятельную внешнеэкономическую деятельность. О демократических референдумах, которые подтвердили независимый статус ПМР. Всем плевать на судьбу приднестровцев, не получающих зарплат и пенсий. Голода пока нет, и ладно. Как считает руководитель приграничной миссии ЕС Ференц Банфи, "в регионе есть достаточно продуктов питания для нормальной жизни". Ему бы такую нормальную жизнь…
Маски сброшены. Из гарантов переговорного процесса Украина и ОБСЕ превратились в участников конфликта, заняв сторону Молдавии. Это коренным образом изменило ситуацию вокруг молдавско-приднестровского конфликта. Переговорный процесс прерван и вряд ли может быть возобновлен в прежнем формате. На Днестре началась война. Пока что это война без оружия, война нервов. Вопрос в том, у кого они сдадут первыми. В Брюсселе, Киеве, Кишиневе рассчитывали, что приднестровцы сразу же побегут сдаваться. Не побежали. Терпят, стиснув зубы. Хотя терпение небезгранично. Выступая на 6 съезде депутатов всех уровней ПМР, Игорь Смирнов отметил: "в планах инициаторов блокады довести Приднестровье до ситуации, когда действительно возникнет гуманитарная катастрофа, а затем будет протянута, так сказать, "рука помощи" со стороны Запада с расчётом на то, чтобы завладеть доверием населения. Результатом может стать дискредитация органов власти и ликвидация приднестровской государственности". Учитывая, что в ПМР в этом году должны пройти президентские выборы, сценарий вполне правдоподобный.
Съезд депутатов всех уровней — высший орган власти ПМР, собирающийся в чрезвычайных случаях, — выглядит для нас как рудимент демократии. В нашей стране такое было лишь в конце 80-х-начале 90-х годов. А в "тоталитарном" Приднестровье этот институт сохранился. На съезде собрались 650 депутатов Верховного совета ПМР, районных, городских и местных советов. Эти люди, представляющие разные политические силы, были единодушны в своем стремлении отстоять независимость республики. Съезд обратился к ООН, к Верховной Раде Украины и Государственной Думе России с просьбой (в который раз!) инициировать признание ПМР. Кроме того, приняли решение организовать референдум по вопросу независимости под эгидой ООН. Однако понятно, что попытки маленькой республики добиться признания ни к чему не приведут без помощи России. А что же Россия? Она, как обычно, ограничивается вялыми полумерами. Заявления МИДа, на которые никто не обращает внимания.
Гуманитарная помощь от щедрот ЕДРа, отстегнувшего сотую долю процента из своих серхдоходов (лучше бы, обладая большинством в Думе, инициировали вопрос о признании ПМР). Запрет на ввоз алкоголя из Молдавии и введение загранпаспортов для ее граждан — уже более действенные шаги. Но этого недостаточно. Ситуация требует принятия срочных, решительных мер. Час "Х" наступил. Вокруг Приднестровья идет большая игра, и Россия, которая, как обычно, колеблется, желая угодить и нашим и вашим, рискует проиграть эту партию. Сегодня сама судьба подталкивает нашу страну к признанию ПМР. Завтра может быть поздно.
Обсудить