ПРИДНЕСТРОВЦЫ С ОРУЖИЕМ В РУКАХ ДОКАЗАЛИ СВОЮ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ВОЛЮ

Результат референдума о вступлении Приднестровья в состав России предрешен: приднестровцы с оружием в руках продемонстрировали свою политическую волю в этом вопросе.
Рассматривая ситуацию с Приднестровьем, важно учитывать, что в отличие от конфликтов, проистекавших в советское время (грузино-осетинского, грузино-абхазского и карабахского, причиной которых были национальные противоречия), в Приднестровье ситуация принципиально иная. Здесь, вообще, национальной почвы как таковой для конфликта не было, нет и не будет. В данном регионе всегда существовал с одной стороны молдавско-румынский нацизм, а с другой оказалось Приднестровье. И если мы воспринимаем Приднестровье как структуру интернациональную - остаток империи, - то куда еще деваться Приднестровью, кроме как снова стать частью России? Однако может ли Россия сейчас принять в свой состав Приднестровье? Боюсь, что не может, хотя бы потому, что у нас нет общих границ. Более того, Приднестровье окружено враждебными России режимами, что может поставить Россию в ситуацию конфликта в невыгодных нам условиях. Что в этих условиях Россия может сделать для Приднестровья?

Молдавия зависит от России

Чтобы получить ответ на вопрос о том, сколько может продолжаться противостояние вокруг Приднестровья, нужно посмотреть на ситуацию в самой Молдавии, которая сейчас охвачена «винной истерикой». И эта истерика, наблюдаемая всеми, в двусторонних отношениях России и Молдавии вполне обоснована, потому что надо быть абсолютно отмороженным инопланетянином, чтобы не понимать значение для Молдавии виноделия. Существуют два фактора, которые держат на плаву то, что называется экономикой Молдавии и обеспечивают ее хозяйственное выживание. Во-первых, это гастарбайтеры, подавляющее количество которых работает в России (по нашей трудовой статистике, это 600 тысяч человек). Во-вторых, винодельная промышленность, в которой заняты еще 330 тысяч человек. Если суммировать эти две цифры и принять во внимание тот факт, что все население Молдавии составляет 3 миллиона 300 тысяч человек, то становится очевидным, что две трети трудовых ресурсов Молдавии зависят от России. Тогда как оставшаяся треть работающего населения - это люди, занятые натуральным хозяйством, либо работники сферы услуг и госуправления (милиционеры и чиновники), либо просто безработные граждане. Эта часть населения Молдавии не создает никакого конечного продукта, а только обслуживает страну. Если же продукта в стране нет, то для страны наступает крах, катастрофа. И я думаю, что один из способов смягчить эту катастрофу для молдавского руководства – вернуться к изначальным договоренностям по Приднестровью и прекратить весьма наглую, агрессивную политику в его отношении.
У нас есть неограниченные возможности давления на Молдавию
В винном противостоянии Россия доказала, что в ее распоряжении имеются неограниченные возможности давления на Молдавию. При этом мы от Молдавии ничего особенного не хотим: не просим поменять свою геополитическую ориентацию или экономическую политику, не просим поступиться какими-то интересами.
Единственное, о чем мы просим молдавское руководство, это прекратить заниматься скотством, успокоиться и вернуться к тем договоренностям, которые она считала необходимым соблюдать до того, как «оранжевый процесс» внушил этим ребятам иллюзию вседозволенности. Когда молдавские власти заразились этой опасной иллюзией, им показалось, что теперь можно делать все что угодно. Они думали, что если у них есть соглашение с ющенковской Украиной, значит, их руки развязаны, а оказалось, что рук у них просто нет. Как у змеи. Поэтому связывай - не связывай, а ручек нет. А там, где должны были бы быть ручки, торчат «атавизмы». Потому-то приднестровское противостояние не продлится долго. Если мы серьезно вздумаем придушить Молдавию, то ее агония придется на осень. А «агонии» чреваты сменой власти. Когда население окажется в состоянии экономического и социального коллапса, а «винная катастрофа» к осени и выльется в этот коллапс, наступит большой кошмар и народ выйдет на улицы. Молдавское руководство хорошо должно понимать такую перспективу развития ситуации, ведь это элементарный анализ.
Приднестровье недаром стремится в Россию. Это же не просто выбор лучшего союзника, Приднестровье политически, культурно, эмоционально и экономически принадлежит большой России, которую можно называть Российской империей, Советским Союзом, будущим союзным пространством. В любом случае, Приднестровье такая же часть России, как Краснодарский край или Тульская область. Менталитет и самосознание жителей Приднестровье ничем принципиально не отличается менталитета и самосознания жителей этих российских областей. Важно учитывать, что значительную часть населения Приднестровья составляют граждане России. А те, кто не имеют российского гражданства, имеют гражданство украинское. И теперь получается, что Украина устроила блокаду собственным гражданам. Это же надо придумать - устроить экономическую блокаду стране, половина населения которой является твоими же гражданами! И причем сделать это в интересах врага, который этих граждан гнобит.

«Оранжевая» молдавская власть

Для того чтобы усидеть на своих креслах, молдавское правительство должно вернуться к переговорному процессу. Возвращение к старым договоренностям позволит на неопределенное время «затормозить» ситуацию, по крайней мере, до тех пор пока не станет ясно, что будет с этим регионом. Замечу, что наша страна приложила к нормализации отношений между Молдавией и Приднестровьем немало усилий, в том числе оказывая страшное давление на приднестровское руководство для достижения более чем компромиссного варианта решения приднестровской проблемы.
Результатом этих переговоров стал так называемый «меморандум Козака». Все «хотелки» господина Воронина были выполнены даже в ущерб нашему пониманию справедливости, даже в ущерб тому, чего добивалось Приднестровье. В этом меморандуме компромисс и так, на мой взгляд, неоправданно перекошен в сторону Молдовы. Но поскольку аппетит приходит во время еды, молдавские власти теперь хотят откусить протянутую им руку по самый локоть. Делают они это по прямому «пинку» Запада. Бывший коммунист Воронин пришел к власти на пророссийской волне. А теперь он оказался не только не коммунистом, а даже и «оранжевым», со всеми сопутствующими этому «цвету» привязанностями и желаниями: им командуют из Вашингтона, как собачкой, и ему это нравится, он хочет в НАТО и он хочет удушить Приднестровье. Всем известна история о том, что Воронину позвонило «начальство» и он после этого в последний момент отказался подписывать согласованный с ним меморандум. Этот пример наглядно демонстрирует, что такие люди, как Воронин, по-человечески договариваться не умеют и понимают только язык давления.

Судьба Приднестровья не может решаться вне судьбы Украины

Не стоит забывать, что ситуация в Приднестровье коренным образом связана с ситуацией на Украине. И вопрос Приднестровья решится так, как решится судьба Украины, которая на данный момент находится в состоянии политический неопределенности. Я пока не вижу альтернатив развала Украины, однако сценарий может быть любым. Приднестровье вряд ли выживет и сохранится в том виде, в котором оно существует на сегодняшний день. Сейчас мы видим Приднестровье как некий абсолютно пророссийский анклав, окруженный НАТО и каким-то фантастически расширившимся Евросоюзом (или не расширившимся, а выродившимся во что-то еще). В этом виде Приднестровье сохраниться не сможет. При таком политическом раскладе этот регион ждет экономическая деградация и свертывание остатков производства. Часть населения уедет, часть попытается адаптироваться. А возможно, что и все население Приднестровья уедет. Катастрофы с массовым бегством населения и деградацией территории не редкость на нашей планете.
Однако при существующих тенденциях этот сценарий мне представляется маловероятным. Более вероятный сценарий – это хотя бы частичное возвращение Украины в наше общее политическое, экономическое, цивилизационное и культурное пространство, к которому Приднестровье, безусловно, примкнет.
Обсудить