«ТОЛЬКО СМЕНА ПРЕЗИДЕНТА ВЫВЕДЕТ МОЛДАВИЮ ИЗ КРИЗИСА»

На днях в Москве прошел съезд организации молдавских работников в России «Патриа-Молдова». Полторы тысячи делегатов приняли решение о создании объединенного профсоюза "Трудовая Молдова" и потребовали от молдавского парламента отправить в отставку президента Владимира Воронина, ответственного за испорченные отношения с Россией и экономический кризис в Молдавии.
«Патриа-Молдова» — новое явление для постсоветского пространства. Впервые предпринята попытка создать политическую организацию на основе корпоративного профсоюза, а также задействовать в политике фактор гастрабайтеров (что важно и для России, и для Молдовы, и для других бывших советских республик, миллионы граждан которых находятся на заработках в нашей стране). Представляется, что именно гастарбайтеры, которые кормят пол-Молдавии, являются наиболее опасной силой для режима Владимира Воронина. В силу объективных причин они настроены пророссийски и в большинстве своем недовольны прозападной ориентацией действующей власти Молдавии. Возможно, именно «партия гастарбайтеров» заполнит вакуум, образовавшийся в политическом пространстве Молдавии, ввиду отсутствия последовательной пророссийской силы, готовой к реальной борьбе за власть. Об этом мы поговорили с президентом МОО «Патриа-Молдова» Андреем Цэрнэ
- Чем занимается ваша организация?
- «Патриа-Молдова» оказывает помощь соотечественникам за рубежом по самым разным направлениям — в получении регистрации, разрешения на работу, жилья, в общении с правоохранительными органами, в общем, в элементарной социальной адаптации. А наших людей только в Москве и Подмосковье порядка полумиллиона человек. Колоссальная цифра. При этом ни одна партия в Молдавии не занимается простыми насущными проблемами граждан, тем более — находящихся за рубежом. Вот в этом крепость нашей организации.
- Не секрет, что в российском обществе к гастарбайтерам отношение настороженное. Говорят, что они отбирают рабочие места у русских, удешевляют стоимость работ, много криминальных элементов приезжает. Что вы думаете по этому поводу?
- Я могу ответить конкретно по поводу молдаван. Большинство наших соотечественников — простые труженики. Они приезжают сюда, потому что дома нет нормально оплачиваемой работы. Это не их вина. 70% молдаван работает на стройках в Москве, в Подмосковье, в Питере и по всей России. К молдаванам исторически всегда было доброе отношение. И, слава Богу, оно пока что поддерживается. Российское общество к молдаванам толерантно: первая ассоциация — это вино, солнце, фрукты. Отбирают ли молдаване рабочие места у россиян? Наверное, да. Потому что в тех, условиях, в которых работают наши люди — по 12 часов в день с одним выходным в неделю в лучшем случае — россияне работать не хотят. А вообще процессы миграции молдаван мне нравятся. Люди уехали из своего села, увидели мир и изменились. Они стали ходить с открытыми глазами, имеют иной объем информации, чем был в их селе с несчастной районной газетой и молдавским телевидением.
- Какую роль гастарбайтеры могут играть в политике Молдавии?
- Гастарбайтеры — самая социально активная часть населения. Они хотят участвовать в жизни своей страны, в политике, даже в акциях прямого действия. На прошлогодних парламентских выборах американские социологические экспертизы доказали, что после нашего съезда оппозиционная "Демократическая Молдова" получила лишних 9%. Это признали наши идеологические оппоненты. А на следующих выборах эффект будет еще интереснее. Год назад Воронин обвинил нас в том, что мы являемся малобюджетным проектом для проведения предвыборной агитации, и после выборов мы умрем. Так вот: мы не умерли, а, наоборот, проводим второй съезд. Количество членов организации выросло до 45 тысяч. У нас были уличные акции: мы бойкотировали молдавское посольство по поводу Приднестровья, по поводу ареста Валерия Пассата, по поводу винного эмбарго (во введении которого виноваты молдавские власти).
Наш съезд обратился к парламенту Молдавии с требованием вынести импичмент президенту Воронину, доведшему страну до ручки. Мы хотим, чтобы депутаты вспомнили, что Молдавия — парламентская республика. Именно они являются главной властью в стране. Мы уверены, что только смена президента может вывести страну из тяжелейшего кризиса без социального взрыва, без крови.
- Как вы относитесь к запрету на ввоз в Россию молдавского вина?
- Россия в первый раз показала, что является мощным государством и имеет возможность принимать какие-то жесткие решения. Это заставляет ее уважать как минимум. Почему Америка имеет право объявлять эмбарго, кому хочет, а Россия — нет? А это именно эмбарго. Конечно, никаких отравляющих веществ в молдавском вине нет. Пусть оно было лучше или хуже качеством, но это было то вино, которое стоило тех 100 рублей. Я это говорю вполне ответственно, поскольку много лет был директором винзавода и занимался всем этим профессионально.
Россия в первый раз включила механизм экономического эмбарго, катализатором которого стала проблема Приднестровья. У России есть своя позиция по поводу этого конфликта. 15 лет, пока на Днестре стоят российские миротворцы, там не было стрельбы, не было убийств. И это — главный показатель. Не нужно менять эту конструкцию, заменять их на американцев или "голубые каски" какой-то другой страны. Это еще больше накалит ситуацию. Вообще надо иметь политическое мужество принять какое-то решение по Приднестровью — отпустить его в свободное плавание, создать федерацию или конфедерацию — любое решение, которое устроило бы обе стороны. Воронин неоднократно имел возможность сделать это или хотя бы сесть за стол переговоров. Но нежелание решать проблему привело к эмбарго.
Вы не представляете, какие огромные деньги теряют молдаване. Экономические потери колоссальные. Вся Молдавия отправляла вина в кредит на 3-4 месяца с растяжкой по оплате. И когда началось эмбарго, у всех появился повод не заплатить. Люди реагируют на происходящее с ужасом. Они не знают, что делать. К тому же, если сейчас Россия объявила эмбарго по винам, завтра она запросто объявит эмбарго на трудовые ресурсы. Такая последовательность вполне возможна на наш взгляд. Это будет страшно, потому что у людей заработка в Молдавии нет. Для страны это будет катастрофа.
- Насколько эти жесткие меры могут повлиять на внутриполитическую ситуации в Молдавии? Возможен ли революционный сценарий?
- Я мог бы понять их и даже поддерживал бы такой шаг во время предвыборной кампании прошлого года. Он бы отрезвил многих молдаван. Сегодня выборов нет, отсутствует вектор для выхода социальной агрессии. Поэтому я не знаю, к чему это приведет. У нас нет даже национального лидера, который мог бы за собой повести. Все основные политические силы еще до прихода Воронина полностью себя дискредитировали. Мы помогали на выборах лидерам оппозиции как могли, но ни один из них не пошел до конца. Отсутствие политической смелости характерно для всех лидеров системной оппозиции Молдавии. Я думаю, что у нас она есть. Но «Патриа-Молдова» еще очень молода как организация, нам нужно вырасти. Рано или поздно, раньше, чем они думают, мы станем четкой, политически ясной партией.
- Есть ли у вас альтернативная стратегия развития для Молдавии?
- Будущее страны — только пророссийский вектор. Он исторически, сотнями лет был таким, от Дмитрия Кантемира до современности. Сегодня отношение простых граждан Молдавии к России однозначно положительное. Очень глупо это отрицать. Европа ничего не даст Молдавии. Нет той промышленности, того экономического базиса, который позволил бы Молдавии чувствовать себя направленной в Европу. А в России колоссальный рынок сбыта для молдавских товаров. Все это существующее руководство страны уничтожает. Оно сейчас убьет виноделие, убьет зачатки промышленности в стране. Оно вымывает нацию. Вы себе не представляете, какой процент ассимиляции молдаван за рубежом. Еще десяток лет такой политики — и останется страна без людей. Вот национальная политика Молдавии на сегодняшний день. В Кишиневе такие же цены как в Москве, а заслуженные врачи республики получают 100 долларов. Пенсия в 40 долларов считается хорошей. Коммунальные платежи за двухкомнатную квартиру в столицу — более 100 долларов. Куда дальше двигаться? Обязательно будет новое объединение с Россией в силу единой культуры у наших стран. В какой конкретно форме — не столь важно. Оно будет таким, какого потребует история.
- Какие политические организации в Молдавии вы считаете своими союзниками?
- Это все, кто выступает против Воронина. «Народная партия», общественное движение "Единая Гагаузия", «Партия социалистов», «Патрия-Родина» и другие.
- Возможно ли формирование какой-то дееспособной коалиции, создание единой мощной пророссийской партии?
- Я надеюсь, что это возможно. И мы работаем над этим.
Обсудить