«БЕРЛИНСКАЯ РЕЧЬ» ВОРОНИНА, ИЛИ КАК ПРЕЗИДЕНТ МОЛДОВЫ ПЫТАЛСЯ ВЫПРОСИТЬ СЕБЕ СПОКОЙНУЮ СТАРОСТЬ

В последнее время молдавский президент в постоянных разъездах: то на антироссийском саммите в Вильнюсе, по утверждениям кишиневской прессы, «срывает аплодисменты», то похваляется в Берлине, как он не допустил в 2003 году укрепления российских позиций на Днестре. И все это – на фоне того, как в результате небывалого ухудшения молдо-российских отношений экономика РМ уверенно катится к невиданному кризису. Европейские вояжи Воронина похожи на историю человека, который тонет в болоте и при этом с бодрым видом пытается прыгать и махать руками, что в итоге только усугубляет его печальную участь.
«Берлинская речь» Воронина стала ярким тому доказательством. Выступая в немецком Фонде Эберта, президент Молдовы вновь заявил о своей верности европейскому курсу и пожаловался на то, какие лишения приходится терпеть Кишиневу за это от России. По словам Воронина, российский запрет на алкогольную и плодоовощную продукцию из РМ – это из-за европейского подхода Молдовы к приднестровскому урегулированию. При этом, говоря о Приднестровье, молдавский президент заявил, что Кишинев никогда не вернется к федеративным идеям. Воронин дал понять, что для Приднестровья было бы «много» даже того статуса, который есть у Гагаузской автономии. По мнению президента Молдовы, «в Москве скоро оценят справедливость такого подхода к приднестровской проблеме». Однако вряд ли такой подход по-справедливости оценят даже в самой Европе. Если учесть, что современная Европа, собственно, и основана на федеративных и конфедеративных идеях, воронинский рецепт не имеет никакого отношения к европейским принципам.
Впрочем, кульминацией «берлинской речи» стал другой момент. В Фонде Эберта Воронин заявил, что Кишинев отверг в 2003 году «Меморандум Козака» из-за того, что в нем предполагалось закрепить военное присутствие России в Приднестровье до 2020 года. Помнится, не так давно тот же президент Молдовы неоднократно уверял, что причиной отказа от Меморандума стала совсем другая причина – слишком большие полномочия в будущем федеративном государстве для Приднестровья. В Берлине Воронин решил преподнести другую версию – о том, как он ценой международного скандала не дал Москве закрепиться на берегах Днестра. Такая перемена довольно точно характеризует сегодняшнее паническое состояние молдавского президента.
Сегодня перекрасившийся «коммунист» оказался действительно в катастрофичном положении, фактически – на грани политического дефолта. Из Кишинева приходит все больше сигналов, что у Владимира Воронина есть все шансы «не досидеть» до конца своего президентского срока. По оценкам экспертов, «винный кризис», за которым маячит «кризис гастарбайтеров», обещает уже осенью народные волнения в Молдове. В среде молдавской оппозиции тем временем появилась мысль о том, чтобы привлечь Воронина к уголовной ответственности, лишив его иммунитета. Вполне возможно, что после того, как третий молдавский президент так или иначе покинет президентский дворец, так оно и случится. Списать все беды на Воронина, посадить его за решетку и тем самым получить доверие уже ни во что не верящих молдавских избирателей – весьма соблазнительная перспектива для тех, кто строит планы занять воронинское место. Сегодняшний президент Молдовы, несомненно, чувствует все эти сигналы, и отчаянно ищет те силы, которые спасли бы его от тюремной старости. Понятно, что в России после всего того, что сделал за последние годы третий президент РМ, спасать его никто не будет. Можно даже сказать, что для Кремля Воронина как политика уже не существует. Не намного лучше дела обстоят и с Западом. В Европе коммунист, пусть даже и перекрашенный, не нужен никому. Воронина терпят только за то, что сегодня он антироссийский. Но даже по западным меркам уж слишком неуклюже он борется с Москвой – в результате такой борьбы Запад оказался перед совсем невеселой перспективой взять Молдову на полное содержание. Другими словами, для решения будущих американских задач на Днестре Воронин уже не подходит: для этого нужны более толковые политики.
На этом фоне понятно, почему молдавский президент решил вдруг вспомнить о своих антироссийских «заслугах» трехлетней давности. Похоже, он тоже понимает, что политическое будущее ему вряд ли светит и беспокоится сегодня об одном: как бы вымолить себе спокойную старость. Заявление про историю с «Козаком» – это панический призыв к Западу: «я же столько для вас сделал, неужели я не заслужил хотя бы маленькой за это благодарности?» Похоже, Воронин действительно стареет: уж он-то хорошо должен знать, что благодарность в западной политике – очень редкое явление. И уж тем более она не светит «коммунисту», который окончательно запутался в своих предательствах.
Обсудить