НИЧЕЙНАЯ ЗЕМЛЯ НА ДНЕСТРЕ

Недавний референдум, после которого Черногория станет независимой от Сербии, активизировал самостоятельные настроения еще в одном, беспокойном уголке Европы.
Ситуация вокруг Приднестровья набирает все более крутые обороты, а в последнее время – даже холодно-военную окраску. Основными игроками стали, с одной стороны, Приднестровье и Россия, с другой – Молдова и Кº. В состав этой Кº входят Украина, США, ЕС, Международный валютный фонд, Всемирный банк – в общем, все, кому не лень бороться с Россией.
Очередной виток событий в этом долгосрочном конфликте начался в марте, когда в него вмешалась Украина и ввела новый таможенный порядок в отношениях с Приднестровьем. После этого таможенные декларации самопровозглашенной республики уже не котируются, а все товары оттуда должны пропускаться через украинскую границу только при наличии документов таможенной службы Молдовы.
По официальной версии, решение было принято в соответствии с таможенным соглашением между Киевом и Кишиневом, подписанным 30 декабря 2005 года. По данным же правительства ПМР, за два с половиной месяца потери приднестровской экономики составили $151 млн. Неплохая цифра для начала.
Определяющую роль в принятии решения сыграла позиция Запада, настаивавшего на упорядочении положения дел на таможенной границе между Приднестровьем и Украиной. Но и самой Украине прецедент создания федерации из отколовшегося от Молдовы Приднестровья, учитывая настроения в Крыму, совсем не нужен.
Но, как оказалось, во всей этой истории есть и другие многочисленные заинтересованные стороны. Кроме Украины, Молдовы и России активное участие в разрешении или, скорее, подогревании приднестровского конфликта принимают также США и ЕС. Хуже всего, что взгляды у всех игроков на ситуацию кардинально отличаются, соответственно, и желания их расходятся. На компромисс никто идти не согласен, что никак не способствует урегулированию конфликта.
Наиболее заинтересованными сторонами, естественно, являются Молдова и Приднестровье. Одна очень хочет полного контроля над непокорной территорией, вторая с той же силой этому противостоит. ПМР вполне самостоятельна экономически и по объему промышленного производства сопоставима с Молдовой. Значительная часть всех произведенных республикой товаров раньше шла на экспорт, обеспечивая, таким образом, постоянный приток в страну денег. Кишиневу Приднестровье просто необходимо как развитая и успешная часть страны, а вот ПМР никак не заинтересована в воссоединении с Молдовой.
На днях Верховный Совет Приднестровья отменил постановление о создании конфедерации с Молдовой, принятое еще в январе 1993 года, объясняя это тем, что молдовские власти практически отказались от построения конфедерации или федерации и настаивают на унитарном устройстве страны, что неприемлемо для Тирасполя.
Полные надежд взоры приднестровцев обращены в сторону России. Последняя оценила прекращение переговоров по приднестровскому урегулированию как «очередную попытку оказать экономическое давление на Тирасполь с целью принуждения его к политической капитуляции» и совсем не против помочь непризнанной республике стать самостоятельной, тем самым забив гол в американские ворота. А если, согласно недавним слухам, Приднестровье и Абхазия войдут в состав СНГ, то и в ворота ГУАМа тоже.
Что касается Евросоюза, то он тоже не остается равнодушным посторонним наблюдателем: его представители уже высказались за сохранение введенного Украиной таможенного режима для Приднестровья. В частности, об этом заявил постоянный представитель ЕС в Молдове Адриан Якобовиц де Сегед во время встречи с президентом Владимиром Ворониным. По мнению де Сегеда, ПМР должна входить в состав Республики Молдова и на этой территории должно функционировать единое таможенное пространство.
Такого же мнения придерживаются США. Последние и раньше не скрывали своего неудовольствия по поводу присутствия между Украиной и Молдовой экономически и политически самостоятельного, по их версии, пророссийского квазигосударства. И сейчас цель Вашингтона – вытеснить РФ из региона, в котором борются за влиние как ЕС, так и США.
Украине в данной ситуации отведена роль «буфера», так как именно благодаря ей у вышеназванных игроков появилась реальная возможность расправиться с Тирасполем и насолить России. Для приднестровцев Киев является вторым виновником их бедственного положения после Молдовы, вернее, после господина Воронина, хотя они и понимают, что делается это все из стремления не упасть лицом в грязь перед США и упростить себе дорогу в Евросоюз.
Россия не может молчать в ответ. Давая интервью германской газете «Frankfurter Allgemeine», президент Молдовы В. Воронин заявил, что причиной российского запрета на импорт молдовских вин является ситуация вокруг Приднестровья: «Это ответ Москвы на наш совместный с Украиной контроль экспорта из данного региона, введенный в начале марта для пресечения контрабанды. Контрабандой, среди прочего, переправлялись оружие, наркотики и медикаменты», – сообщил он. Импорт молдовского вина составляет 70% российского рынка вина, и этот запрет имеет огромное значение для экономики Молдовы.
Что самое интересное, не так давно Кишинев и Киев лишились главного аргумента, которым они оправдывали блокаду Приднестровья. Специальная миссия Евросоюза, которая уже пять месяцев стоит на границе Приднестровья с Украиной, изучая ситуацию, пришла к выводу, что контрабанда оружия и наркотиков, в которой Тирасполь обвиняют молдовские власти, – это чистой воды вымысел, так как на приднестровской границе ее не обнаружено. Обо всем этом на пресс-конференции в Кишиневе заявил глава миссии ОБСЕ Уильям Хилл.
Это заявление невыгодно не только Молдове. Для Америки итоги европейских проверок – тоже неудача. Для нее «борьба с контрабандой» – очень удобный предлог, под которым легко воевать с пророссийским Приднестровьем. На той же пресс-конференции Уильям Хилл заявил, что вместо контрабанды оружия и наркотиков на приднестровской границе нашли другую проблему – контрабанду куриного мяса, а именно «ножек Буша».
И тут начинаются любопытные вещи. Глава миссии ОБСЕ заявил, что знает, кто именно занимается контрабандой, но называть имена и названия фирм отказался. Вместо этого посоветовал прессе спросить об этом у Европы и у Киева. Правда, тут же дал понять, что вряд ли журналисты что-нибудь узнают и у них. Наводит на мысли, не так ли?
Но пойдем дальше. Будучи в Берлине, Владимир Воронин заручился поддержкой канцлера ФРГ Ангелы Меркель в продвижении молдовских товаров в Европу. По протекции Евросоюза и США возобновить отношения с молдовским правительством, замороженные еще в 2003 году из-за чрезмерно жесткого, по мнению Запада, давления на местную оппозицию, решил и Международный Валютный Фонд, пообещав помочь Молдове компенсировать понесенные от винной войны с Россией убытки и ссудить в общем счете $119 млн. С помощью этой суммы Нацбанк Молдовы сможет пополнить свои валютные резервы, укрепить молдавскую валюту – лей и поддержать те отечественные банки, которые оказались на грани банкротства, прокредитовав в свое время винзаводы.
Вслед за этим Парижский клуб подписал соглашение о реструктуризации долга Кишиневу. Отсрочка по долгам явилась следствием утвержденной МВФ новой стратегии по реализации программы экономического роста и снижения уровня бедности в Молдове. Но на этом международная поддержка не окончилась – в игру вступил Всемирный Банк, заявив о намерении открыть новую кредитную линию для Молдовы.
Казалось бы, в этой ситуации все понятно. Кто ж станет спорить с мировой общественностью в лице всех вышеперечисленных инстанций? Но Россия тоже не лыком шита. Приднестровье является для нее геополитическим инструментом влияния и присутствия в регионе. И понятно, что вместо того, чтобы смириться с положением вещей, Россия заявила о готовности предоставить ПМР безвозмездную помощь в размере $50 млн., а также $150 млн. кредита.
Тут-то и кроется «закавыка». Российские кредиты предполагается выдавать под залог государственной собственности Приднестровья. То есть, если в оговоренные сроки ссуда окажется непогашенной, местные заводы и комбинаты станут российскими. По словам замминистра промышленности ПМР Юрия Ганина, кредиты будут выдаваться не на правительственном, а на региональном уровне: с одной стороны – региональные банки РФ, с другой – приднестровские коммерческие банки. В залоговый список могут попасть тираспольский завод «Молдавизолит», которому не было аналогов в СССР, хлопчатобумажное объединение «Тиротекс», продукция которого в основном отправлялась на экспорт в Канаду и страны Евросоюза, завод «Электромаш». Это все совершенно ликвидные, бюджетообразующие предприятия региона – именно те, из-за которых и разгорелись в свое время распри между Молдовой и Приднестровьем.
А пока половина мира думает, как справиться с Россией, «Васька слушает да ест» – многие предприятия, которыми хотел бы обладать Кишинев, уже стали российскими. Например, российским предприятиям продана Молдавская ГРЭС, находящаяся на территории Приднестровья, в собственность российского инвестора перешел Молдавский металлургический завод (ММЗ), расположенный в городе Рыбница, россиянами куплены винзавод «Букет Молдавии», Бендерский шелковый комбинат, обувная фабрика «Флоаре», завод «Прибор». Неприватизированными остались около ста промышленных объектов. Они выставляются на торги, но в Тирасполе не скрывают, что предпочтение при любых обстоятельствах будет отдаваться россиянам, поскольку руководство ПМР рассматривает присутствие российского капитала как гарантию сохранения в Приднестровье прежнего статуса.
Так что, в любом случае, вряд ли Россия проиграет в регионе: слишком сильно там ее присутствие. Если учесть, что у США и ЕС попытка с ней справиться – это очередное «авось повезет», то хуже всех будет Молдове. А когда РФ справится с ней, то возьмется за нас. А ведь разумнее все-таки было бы договориться…
Обсудить