«ЖИЗНЕСПОСОБНОСТЬ ПМР УСТАНОВЛЕНА, ТАК ЖЕ КАК И ЗАКОННОСТЬ ПРОЦЕССА ФОРМИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВА» – ДОКЛАД ЗАПАДНЫХ ЭКСПЕРТОВ

Событие, которое для ПМР можно назвать беспрецедентным. В Вашингтоне был представлен научный доклад, который подготовила по Приднестровью группа зарубежных экспертов с мировыми именами. В их числе – ученые из ведущих университетов мира: таких как Стэнфорд, Гарвард, Оксфорд, Кембридж, а также участники дейтонских соглашений по разделу Югославии. Тема их исследования – «Государственный суверенитет Приднестровской Молдавской Республики в соответствии с международным законодательством».
Авторы доклада – члены Международного совета по демократическим институтам и государственному суверенитету (ICDISS). Эта независимая структура была создана в 99-м году в США. Ее работа финансируется частично государством, частично – частными фондами. Рекомендации и выводы, которые готовят эксперты Совета, идут на стол правительствам ведущих стран мира, в том числе Соединенных Штатов.

Государственный суверенитет Приднестровской Молдавской Республики в соответствии с международным законодательством

Введение

Расположенная между Республикой Молдова и Украиной, Приднестровская Молдавская Республика (данный документ использует именно такое название, как записано в Конституции, принятой на национальном референдуме, проведённом 24.12.1995 г., а также название Приднестровье - для краткости) занимает территорию в 4163 км2 с общей протяжённостью границ 816 км. Приднестровье провозгласило свою независимость 2.09.1990 г. и за 16 лет своего существования укрепило свои институты государственности. Цель документа - выявить статус Приднестровья, основанный на международном законодательстве и последних прецедентах, произошедших в двух десятках новых независимых государств. Документ исследует процессы создания государства, усилия по построению его институтов и тот уровень суверенности, до которого можно определить государственный суверенитет в соответствии с международным законодательством.
Население Приднестровья насчитывает 555500 человек (по данным переписи 2004 года), постоянно проживающих на его территории. Если учесть коренных приднестровцев, проживающих за границей, то цифра увеличится до 642000 человек («Атлас Приднестровья», Тирасполь, ПГУ им. Т.Г. Шевченко). Воодушевленные перестройкой и гласностью, эти люди отделились и создали собственное независимое государство после развала СССР (Из почти 200 суверенных государств мира, более половины появились в течение последних 50 лет. Это случилось не потому, что были обнаружены новые неизвестные земли, а из-за изменений, порождённых ростом демократии и свободы). Следующие ниже разделы документа включают краткое описание истории Приднестровья, его отношения с другими государствами региона; рассматриваются применяемые здесь международные законодательные принципы; даётся детальный анализ уровня государственности Приднестровья в соответствии с международным законодательством и в сравнении с существующими прецедентами.

История

В то время как Приднестровье началось с развала СССР, его народ и история данной территории имеют более давние корни. Хотя в разные времена здесь правила Россия, Польша и др. государства, никогда в истории, территория, на которой сейчас расположено Приднестровье, не была частью независимой Молдовы.
В раннее средневековье Приднестровье населяли, в основном, славянские племена. Болгарское Ханство располагалось до Днестра (Джон Ван Антверп: «Балканы раннего средневековья: критический обзор с 6 века до конца 20 века». Пресса Университета Мичиган, 1991); река служила границей, отделяющей земли на западе, и ханство не распространяло своё влияние на Приднестровье (Петр Стефан Вандич «Цена свободы: история восточной центральной Европы со средних веков до настоящего времени». Ротледж. Великобритания, 2001).
В 15 веке Приднестровье формально входило в состав Великого Герцогства Литовского и Польского Королевства (Павел Ясеница. «Rzeczpospolita Obojga Nаrodyw», Варшава, 1985). Оно было заселено поляками, украинцами и др. славянами, а также евреями, армянами, молдаванами и немецкими иммигрантами. Во время разделения Польско-Литовского содружества в 1792-1795 гг. самую большую группу на левом берегу Днестра образовали украинские крестьяне (Pal Kolsto, Университет Осло; Андрей Едемский, институт по изучению славян; Российская Академия наук; Наталья Калашникова: «Конфликт на Днестре: между ирредентизмом и сепаратизмом». Исследования Европы-Азии, издание 45, (№6, 1993) стр. 973-1000). Днестр служил границей с Молдовой, которая не входила в состав союза.
После Польско-Литовского содружества Приднестровье присоединилось к Российской Империи; река Днестр была новой юго-западной границей России (Изабель де Мадариага. «Россия в годы Екатерины Великой», 2002 г.) Молдова, в то время часть Оттоманской империи на другом берегу реки, никогда не претендовала на какую-либо территорию Приднестровья.
После Российской революции Приднестровье формально стало частью Украины, которая, в свою очередь, входила в состав СССР (Анна Райд: «Пограничные земли: Путешествие в историю Украины», Лондон, 1998 г.) Молдова же, была частью Румынии.
В 1924 г. Советы выделили Приднестровье в МАССР (Земля Приднестровья не была владением Молдовы.
В соответствии с историческими и этническими реалиями эта земля de facto либо независима сегодня, либо часть Украины), которая также включала земли Украины, но не Молдовы. И опять Днестр был исторически сложившейся границей. Но, как и многие другие границы Европы, эта граница поменялась с началом Второй Мировой войны.
Пакт Молотова-Риббентропа, подписанный Министрами иностранных дел Сталина и Гитлера, включая так называемый «секретный протокол», разделил Румынию и некоторые другие страны на сферы влияния обеих стран. Молдавская часть Румынии предназначалась Сталину, который вторгся в неё и присоединил её к Приднестровью (МАССР) в 1940 г. Румыния вернула Молдову в 1941 г. и вторглась в Приднестровье, чтобы создать буферную зону против Советов. Тем не менее, румыны четко понимали, что Днестр всегда был естественной границей между народностями: хотя они удерживали Приднестровье до 1944 г., никогда не было попытки присоединить территорию за Днестром, поскольку считалось, что эта земля - не часть Молдовы или Румынии (Чарльз Кинг: «Молдаване», стр. 93, Пресса Хувера, 2000 г.). В результате образовалась территория, известная как МССР, часть СССР. Занятая войсками, территория объединила Приднестровье и Молдову, но это событие Молдова позже была вынуждена не признавать, считая незаконным с начала.

Создание государства ПМР

После развала СССР, Приднестровье провозгласило свою независимость 2.09.1990 г. События, приведшие к провозглашению независимости, можно рассматривать как более демократический путь, чем в других странах, провозгласивших независимость в то же самое время. Ниже предлагается более детальное рассмотрение процесса образования государства в контексте юридических условий для создания государств в соответствии с международным законодательством.
Провозглашение независимости 2.09.1990 г.
Конец 80-ых породил перестройку и гласность в СССР и желание демократии и независимости. Приднестровье не отставало от своих ближайших соседей - Молдовы и Украины, где зарождались свои собственные демократические движения (термин «независимость» используется для контраста со словом «подчинение»). Начиная с самого большого города - Тирасполя, а затем и по всей территории, население организовало митинги, серию демократических референдумов, целью которых была независимость.
По результатам референдумов Приднестровье провозгласило свою независимость 2.09.1990 г. - почти за год до провозглашения независимости в Молдове и Украине. (Такая поспешность в то время, когда международное сообщество было ещё не готово к постсоветской независимости, могло бы неумышленно повредить усилиям приднестровцев создать своё государство. См. пример, В205 «Анализ территориальных притязаний, Республика Молдова и ПМР». Евро-атлантический объединённый форум, Вашингтон, 2006). Все три страны провозгласили независимость в одностороннем порядке. Но, в отличие от тех двух, Приднестровье было единственным государством, где сначала был проведён референдум, выясняющий волю народа. (Соответственно, 1.12.1991 г. украинские избиратели одобрили на референдуме своё отделение от СССР. Молдова не проводила референдума до 1994 г.).
Большинство сегодняшних государств, возникших в результате провозглашения своей независимости, использовали этот способ образования государства в соответствии с международным законодательством.
Приднестровье и его 2 соседа - Молдова и Украина - ссылались на право решать своё обозримое будущее «без внешнего вмешательства и в соответствии с идеалами и стремлениями людей» (фраза о самоопределении из Декларации о независимости Республики Молдова. Декларации Приднестровья и Украины содержат подобные формулировки, как, впрочем, и большинство деклараций других стран мира). Таким образом, есть большая вероятность, что читатель - либо гражданин, либо житель государства, рождённого волей своего народа, посредством применения принципов самоопределения или провозглашения независимости, либо и тот и другой, разделяет с Приднестровьем принципы образования этого государства. (Исторический толчок для образования государства, как выражение демократии, был дан в 1921 г., когда президент США Вудро Вильсон заявил, что: «Ни один народ не должен быть удерживаем силой в государстве, где он не хочет жить». Заметьте, что именно в этом контексте большинство государств мира, приобрело государственный суверенитет в течение последних 50 лет).
Предшествующий референдум — как сделало Приднестровье - это новое развитие, нововведение; за последние 20 лет такая практика стала проводиться повсеместно. Быстро превратившись в международную норму, такие референдумы по независимости, сейчас планируются в некоторых странах, в том числе в Черногории и Новой Каледонии.

Законодательство, позволившее провозгласить независимость

Данный документ ограничивается юридическим анализом, намеренно не включая ничего кроме краткого обзора политических событий, приведших к провозглашению независимости Приднестровья. (Для более подробного изучения освещения политических событий существуют специальные обзоры, где, наоборот, отсутствует юридический анализ. См. например, Дов Линч, Чарльз Кинг, Pal Kolstо, Владимир Колосов и Джон О"Лоуглин). Признавая (допуская), что политические события являются непременным условием для создания государства посредством провозглашения независимости, тем не менее цель данного документа - исследовать государственное строительство Приднестровья, обращая внимание лишь на его недостатки или достоинства.
По мере того, как существование СССР клонилось к закату, на обеих сторонах Днестра росли националистические настроения. И в Тирасполе, и в Кишиневе звучали призывы упразднить искусственно созданную МССР и вернуться к тому естественному состоянию, когда оба региона были исторически разделены. Результаты этих настроений, вылившиеся в законодательные решения, вначале появились в Молдове в 1989г. когда во время парламентской сессии в Кишиневе выступающие часто ссылались на «незаконную аннексию территории» в 1940 г., формально признавая незаконность этого акта и создания МССР в документе, принятом на этой сессии - «О государственном суверенитете и нашем праве на будущее», который также призывал к выходу из состава СССР («О гос. суверенитете и нашем праве на будущее», МССР, Верховный Совет. 27.08.1989 г. Кишинев).
Еще когда настроение отделиться было менее ярко выраженным в Приднестровье, возросшие стремления к свободе рассматривались как способ положить конец искусственному союзу между Приднестровьем и Молдовой, который являлся результатом насильственного вторжения во время войны при правительстве Сталина, и которое централизованно направлялось из Москвы. Но этот союз никогда не походил на независимую страну (Мери Маккели «Советская политика в 1917-1991г.г. » Пресса Оксфордского университета, 1992г.). Во время возрождения националистических настроений каждая из сторон осознавала свое историческое прошлое - как о том свидетельствуют обе декларации о независимости - и обе стороны стремились к свободе (к отделению), к выходу из МССР.

Распад МССР

Исторически, Приднестровье никогда не было частью Молдовы. Путем военного вторжения Сталин объединил обе стороны и включил их в состав СССР, как заявил высший законодательный орган в Кишиневе 02.08.1989 г. Четыре дня спустя местный парламент - не имеющий необходимых полномочий на то время, не оправдывающий свои действия ссылкой на право народа на самоопределение - утвердил румынский язык государственным языком и заменил кириллицу на латиницу (Законы и решения Верховного Совета МССР о статуcе румынского языка как государственного и о латинице от 31.08.1989 г.). Соответственно, был изменен даже флаг, и местные власти перестали подчиняться центральной власти. (Закон о государственном флаге, Верховный Совет МССР, от 27.04.1990 г.)
Хотя эти события случились до формального провозглашения независимости, их практическим результатом было отделение Молдовы от Приднестровья в частности, и от СССР в общем.
Как известно, о желании отделиться было впервые объявлено 27.08.1989 г. (Хотя Москва распорядилась о проведении всесоюзного референдума по поводу будущего СССР, он бойкотировался молдавскими властями, которые не разрешили проведение голосования на территории Молдовы. В Приднестровье же, не контролируемом молдавскими властями, референдум был успешно проведен). Более четко сформированное заявление, известное как «Декларация, касающаяся государственного суверенитета Республики Молдова» было принято Молдавским парламентом 23.06.1990 г., за которым последовала парламентская декларация о суверенитете Молдовы от 16.12.1990 г. Во всех трех заявлениях содержалось признание недействительным пакта Молотова - Риббентропа и военных действий, предпринятых Сталиным к насильственному присоединению Приднестровья и Молдовы к СССР.
Этот многократно повторяющийся призыв Молдовы «к устранению политических и юридических последствий» пакта был услышан, и за ним последовало провозглашение независимости как Приднестровья, так и Молдовы соответственно; этим и закончилась их «совместная жизнь» в рамках Сталинской МССР.
Ниже более подробно рассматривается роль пакта Молотова-Риббентропа в создании и упразднении МССР.

Признание недействительным пакта Молотова-Риббентропа

Во время Второй Мировой войны в результате заключения пакта Молотова-Риббентропа и советского вторжения в Молдову, которое за ним последовало, Молдова и Приднестровье были объединены Сталиным в то, что лучше всего можно назвать «искусственное административное целое» в составе СССР, несмотря на исторические границы (в то время такой была советская политика) культурные реалии и этнические меньшинства.
Другие искусственно созданные объединения при советском режиме уже распались (Чехословакия, Югославия), а те, которые были разъединены – объединились (ГДР, ФРГ).
На закате дней СССР и Молдова и Приднестровье формально провозгласили независимость и вышли из искусственно созданной МССР. Делая это, Молдова, в частности, пошла дальше, постоянно заявляя, что свои действия она основывает не только лишь на праве на самоопределение, но и на том, что подписание пакта и его последствия были незаконными. Как официальное парламентское заявление от 27.08.89 г., так и «Декларация, касающаяся государственного суверенитета Республики Молдова» от 23.06.1990 г. содержат формулировки, осуждающие Пакт и действия, предпринятые в 1940 г., которые объединили Молдову и Приднестровье в рамках СССР. Оба текста заявлений могут рассматриваться как подразумевающие санкцию на оправдание провозглашения независимости Приднестровья, которое произошло в то же самое время в результате проведения ряда референдумов. Независимость была провозглашена 2.09.1990 г. после двух молдавских деклараций, признающих незаконными действия, приведшие к объединению Молдовы и Приднестровья в рамках МССР.
В этом контексте данный документ отмечает прямой прецедент. Парламент МССР был не единственным парламентом, который мог бы признать с самого начала незаконным Пакт Молотова-Риббентропа и аннулировать его. В документе о создании нынешней Республики Молдова большое внимание уделяется факту, что «декларации, сделанные многими парламентами многих государств» также считают, что это соглашение было незаконным с самого начала (Декларация о независимости, Республика Молдова). В других частях СССР это привело к восстановлению гос. суверенитета Эстонии, Литвы и Латвии; 3-х государств, которые - как и Молдова - были включены в состав СССР в начале Второй Мировой войны как прямое последствие подписания Пакта. Признание незаконности Пакта имело результатом восстановление гос. границ этих государств, существовавших на момент подписания Пакта. Это и была та самая цель парламента МССР, как было провозглашено трижды 27.08.89 г., 23.06.90 г. и 16.12.90 г. (Официальное желание МССР вернуться к границам, существовавшим до 1940 г. и выйти из состава СССР было подтверждено заявлением международной конференции «Пакт Молотова-Риббентропа и его последствия для Бесарабии», принятом на пленарном заседании 28.06.1991 г. Конференция, организованная правительством, проводилась ведущими парламентариями). Четвертое подобное заявление со ссылкой на предыдущие три, было включено в Декларацию о независимости Республики Молдова от 27.08.1991 г.; акт, о формальном выходе из состава МССР таким же способом, как до этого сделало Приднестровье.
Современная Республика Молдова основывает свое образование и существование на одностороннем провозглашении независимости, которая объявляет независимое насильственное слияние Молдовы и Приднестровья, проведенное Сталиным в начале 2-ой Мировой войны (цитата из этой декларации) как лишенное какой-либо «реальной правовой базы», т.е. проведенное незаконно.
Устранение политических и правовых последствий Пакта Молотова-Риббентропа, началось с провозглашения Приднестровьем своей независимости от МССР 2.09.19.92 г. (с четким установлением границ сегодняшней ПМР) и закончилось провозглашением независимости Молдовы от МССР 27.08.1991г. Декларация призывает определить границы такими же, которые существовали до 1940 г., ссылаясь на «свою историческую и этническую территорию» (т.е. территорию, которая исторически заканчивалась на правом берегу Днестра, т.к. Приднестровье никогда в истории не было частью независимой Молдовы). Сравнение текстов этих двух деклараций позволяет этому документу констатировать, что каждая из двух сторон определяет свою территорию без притязаний на территорию второй стороны.
Основанием для этого служат лишь формулировки двух отдельных деклараций о независимости по отношению к территориям, о которых говорится в декларациях - т.е. нет упоминания об общей (спорной) территории (В случае с Приднестровьем, определение территории в основном идет со ссылками на названия административных регионов, входящих в состав Приднестровья и определением границ, где Днестр является основной границей на западе. В случае с Молдовой, определение территории в основном идет со ссылками на восстановление границ, существовавших до подписания Пакта и упоминанием неопределенной (не четко очерченной) «исторической и этнической области», которое может быть интегрировано как ссылка на традиционную территорию, занимаемую бывшей Румынией, Молдовой и предшествующими им государствами в прошлом, 1000 лет назад. Их территории всегда заканчивались у Днестра, который был границей на востоке).

Практические результаты процесса создания государства

Юридический (правовой) и фактический анализы показывают, что во время распада СССР МССР распалась на 2 государства-преемника: Молдову и Приднестровье, и что сегодняшняя граница между ними соответствует полностью традиционной исторической границе, разделяющей их с раннего средневековья.
Если строго следовать техническому определению, было бы неправильно называть каждую из двух составляющих данный этнос сепаратистским государством. Как и в случае с другими постсоветскими государствами (Всем известными примерами постсоветской эры являются Чехия и Словакия, возникшие после упразднения Чехословакии. Менее удачно, но также динамично, прошло разделение Югославии на несколько новых государств. Подобные примеры из современного международного законодательства продолжают показывать, что либо мирным путем, либо против воли одной из сторон, государства считают выгодным (целесообразным) иногда распасться на 2 или более государства-преемника), случай с МССР был одним из конвенционных распадов государства, когда вместо одного государства-преемника возникли 2 исторически отделенные части (Для практических целей только кто-то один может считаться «официальным» преемником, как случилось с Россией после распада СССР, когда появилось больше десяти новых суверенных государств. Тем не менее это не мешает др. государству (государствам) стать суверенными).
Процесс создания государства в Приднестровье был идентичен таким же процессам в двух соседних странах - Молдове и Украине, - а в некоторых моментах даже ближе к нынешним международным и европейским нормам (Допуская независимость Словении, Хорватии, Боснии-Герцеговины и Македонии, международное сообщество, и в частности Европейский Союз, установило ряд условий, например, проведение этими странами референдумов, подтверждающих желание населения стать независимым государством. Приднестровье сделало это по собственной инициативе, без промедления). Просто лишь декларация о независимости не соответствует требованиям, предъявленным международным законодательством.
До какой степени можно считать Приднестровье суверенным государством в рамках международного законодательства, покажет его генезис, но необходимо также рассмотреть и др., более весомые факторы, что и будет сделано ниже.
Поскольку экономическая и политическая жизнеспособность государства связана с его суверенитетом («Отделение может быть законной (узаконенной) целью некоторых движений за самоопределение, в частности [...] когда вновь создаваемое целое потенциально политически и экономически жизнеспособно». Утверждение Института США за мир, цитируется Патрисией Карли в докладе «Самоопределение: суверенитет, территориальная неделимость и право на отделение». Доклад за Круглым столом, проводимым вместе с Департаментом государственной политики США. Март 1996 г.), и имеет отношение к его становлению и соответствию международному законодательству, такие моменты, как создание институтов, должны рассматриваться наряду с формальными требованиями к государственности. Вопрос о государственном суверенитете требует самого пристального рассмотрения, когда государство достигает de facto независимости. В том, что было признано позже как общий принцип международного права, юристы Лиги Наций определили в 1920 г., что фактическая независимость - особый фактор, преобладающий над другими, и ведущий к юридической нормализации даже когда «переделки и изменения» происходят в территориальном статусе», другими словами, когда меняются границы: «с точки зрения внешнего и внутреннего законодательства, формирование, изменение и расчленение государств в результате революций и войн создают ситуации, которые не могут быть решены (не подходят под законодательство) юридическим путем [...] Такой переход от фактически существующей ситуации к нормальной юридической ситуации не может рассматриваться как подпадающий под действие внутреннего законодательства государства. Он (переход) имеет тенденцию привнести изменения в законодательстве и территориальном положении с помощью членов международного сообщества (Комитет юристов, доклад по вопросу Аландских островов. Лига Наций, 1920 г.)

Институциональное строительство с 1990 г. по наши дни

ПМР имеет свою установленную территорию с протяженностью границ 816 км. Государство осуществляет свое законодательство, выпускает свои деньги, имеет собственное налогообложение.
Оно имеет собственную конституцию, контролирует границы, имеет государственные языки, Президента, выбранного голосованием, Парламент и местные власти, избранные голосованием, собственное законодательство, армию, милицию, службу безопасности, известную футбольную команду. Оно также имеет флаг, собственные почтовые марки, выдает лицензии, паспорта, имеет герб, государственный флаг и государственный гимн.
Общественное управление можно считать эффективным: за последние 16 лет Приднестровье успешно предоставляло все необходимое, что ожидается от государства, такое, как права на собственность, пенсии, предотвращение преступлений, дороги, здравоохранение, образование. Оно имеет собственный Верховный суд и 13 министерств, включая МИД.
Приднестровье имеет свой собственный Центральный банк и свободно конвертируемую валюту, рубль ПМР. Приднестровье взимает свои собственные налоги и, как правило, находится на самофинансировании. Правительство поддерживает приватизацию и развитие легальной программы маркетинговой экономики (см., например, Стивен Требст «Мы приднестровцы!» Март, 2003г.)
Приднестровье обеспечивает своих граждан электричеством, выработанным в своем государстве; железнодорожная инфраструктура, собственная сеть поставок газа, большая транспортная сеть на всей территории государства также существуют. Оно также несет ответственность за состояние дорог и всех других инфраструктур.
В настоящее время Приднестровье имеет маркетинговую экономику с частными компаниями, коммерческую палату и биржу. Оно имеет 8 банков, 3-мя из них владеют иностранцы. Оно имеет приватизированную инфраструктуру коммуникаций (связи) с цифровыми телефонами, действующую на всей территории, ADSL - доступ к Интернету для деловых и частных лиц во всех крупных и мелких городах. (Все телефонные станции - цифровые на момент 2006 г., Интернет доступен в каждом городе через частного провайдера на всей территории государства. Сотовая связь общедоступна и действует исключительно в Приднестровье, обеспечивается местными компаниями и не используется в Молдове или Украине).

Международные отношения

ПМР последовательно в своих делах с соседями и др. странами настаивала и настаивает на установлении своих отношений с другими субъектами международной системы на основе равноправия, сотрудничества, взаимного уважения и партнерства. Она рассматривает себя как государство, имеющее суверенитет. (Это утверждение просто описательное, не подразумевается, что оно имеет оценочное суждение).
26.05.2005г. Приднестровский, избранный демократическим путём парламент издал распоряжение (указ) 2241 «О принятии концепции внешней политики ПМР» согласно которому Приднестровье руководствуется общепринятыми принципами и нормами международного права. Статус Приднестровья - отдельное независимое государство после 2.09.1990 г.
Приднестровье, по собственному мнению, «проводит внешнюю политику как суверенное, независимое, демократическое, законное и светское государство» (Действующая конституция, принятая на референдуме 24.12.1995 г. и подписанная президентом ПМР 17.01.1996 г., включая поправки, введенные 30.06.2000г. конституционным законом №310). Оно считает себя суверенной, независимой, демократической республикой с конституционной системой контроля и сдержек.
На политическом, культурном и особенно коммерческом уровне Приднестровье поддерживает контакты с 99 разными странами мира. Некоторые из них имеют открытые представительства в Тирасполе, столице ПМР. В 2004 г. Промышленно-коммерческая палата Российской Федерации открыла свою постоянную миссию. ОБСЕ также имеет офис и постоянную делегацию в Тирасполе.

Выборы и демократическое развитие

Члены парламента выбираются на срок 4 года тайным голосованием. Традиционно на выборах присутствуют международные наблюдатели, хотя наблюдатели от ОБСЕ отсутствуют. Тем не менее, на последних парламентских выборах 11.12.2005 г. присутствовало 153 международных наблюдателя и 112 аккредитованных журналистов, начиная с СIS - ЕМО и до NGO и МР-led из Западной Европы.
В заключительном докладе наблюдателей говорилось, что выборы были свободными и честными; критика прозвучала лишь со стороны тех организаций, которые не обратили внимания на просьбу участвовать в процессе наблюдения за выборами. Оппозиция выиграла большинство мест в парламенте, и правительство не возражало против такого результата. (Заключительный доклад наблюдателей доступен в Интернете на сайте).

Территориальная целостность

В недолгом конфликте 1992 г. Приднестровье успешно защитило то, что оно рассматривало как свою собственную суверенную территорию, в борьбе с тем, что считается Молдавским ирредентизмом. Соблюдая соглашение о прекращении огня, Молдова больше не делала попыток захватить территорию силой; и спустя 15 лет ситуация остается стабильной.
Данный документ обсуждает этот вопрос только в контексте того мнения, которое он имеет по поводу суверенитета Приднестровья с международным правом. В связи с этим, 3 отдельных фактора заслуживают особого упоминания.
Хотя Молдова - рассматривая себя как столичное государство - до сих пор не признала de jure Приднестровскую декларацию о независимости, это само по себе скорее норма, чем исключение в случаях одностороннего провозглашения независимости, и не является решающим фактором, который влияет на законность провозглашения. (Заметим, что МССР представила уникальный сценарий - комбинацию советского и постсоветского образования государства. Хотя столица была перенесена со своего первоначального места в Тирасполе в Кишинев, столичным государством была МССР, к которой Молдова была присоединена после советского вторжения на её территорию. Поэтому вопрос - кто может претендовать называться столичным государством - спорный. Скажем, Приднестровье никогда не предъявляло претензии Молдове или обвиняла её в том, что она «нарушила территориальную целостность», потому что провозглашение независимости в 1990г. определило территорию новой республики).
Отсюда следует и давно существующий принцип, подтверждающий то, что непризнание суверенитета Приднестровья Молдовой не фактор, влияющий на любую оценку суверенитета Приднестровья в соответствии с международным правом. На этом положении мы остановимся более детально ниже.
Для Приднестровья uti possidetis и закон о территориальной суверенности и неприкосновенности на протяжении всего времени, как государство стало независимым, подтверждает его государственный суверенитет. (Территориальной суверенностью традиционно считается полная и исключительная власть над всей спорной территорией. См. Сантьяго Торрес Бернадез: «Территориальная суверенность» в Энциклопедии международного права, стр. 823, 2000 г.). Это положение согласуется с доминирующими принципами международного права, среди которых - «принцип эффективности», о котором будет больше сказано ниже.
Дальнейшая поддержка Приднестровского государственного суверенитета может быть найдена в том, что объективно можно описать как само собой подразумевающееся непредъявление притязаний со стороны Молдовы к Приднестровью, которое уже существовало во время провозглашения независимости обеими сторонами. Фактически, предъявление территориальных претензий Приднестровью показалось бы полностью не соответствующим главной линии аргументации в поддержку Молдавской независимости в её декларации о независимости в 1991 г.
Для Молдовы это немаловажный повод для действия, которое и привело к возникновению настоящей республики. Даже если бы это было так, международное правосудие постановило бы, что территориальная целостность нового государства должна быть ограничена территорией, контролируемой им в момент провозглашения независимости (Среди подобных случаев в настоящее время есть прецедент в Намибии, Ботсвана - это последствие независимости Намибии в 1990 г. Международное правосудие вынесло решение в пользу Ботсваны). Другими словами, территория государства - это не то, на что оно претендует или желает, чтобы эта территория была его, не то, что оно печатает на своих картах, не то, чем оно обладает во время провозглашения своей независимости (См. предупреждение палаты Международного суда в деле, касающемся спора о границе между Буркина-Фасо и Республики Мали).
«Карты просто передают информацию, точность которой меняется от случая к случаю; сами по себе, только лишь потому, что они существуют, они не могут создать название территории» - сообщение Международного суда, 1986г., стр. 582, § 54.
Во время выхода Молдовы из состава МССР, Приднестровье уже отделилось и управляло своей территорией независимо от Кишинева.
Применяя принцип uti possidetis к Молдове во время её отделения, можно утверждать, что её территория заканчивается там, где начинается Приднестровье (некоторые страны утверждают, что не существует принципа uti possidetis); т.е. совпадает с теми же самыми историческими границами, на которые ссылается сама Молдова в своей собственной декларации о независимости 1991г., а также совпадает с разделительной чертой (границей) между Приднестровьем и Молдовой, существовавшей до Пакта Молотова-Риббентропа, последствия которого Молдова признала незаконными в документе о своем образовании.

Конкурирующие претензии (претензии от других стран)

Нет конкурирующих претензий к Приднестровской территориальной суверенности. Хотя Приднестровье и было когда-то частью независимой Польши, Литвы, России и Украины, ни одно из этих 4-х государств в настоящее время не предъявляет территориальных претензий Приднестровью или какой-либо его части. (Парадоксально, но единственная претензия была от Молдовы, несмотря на факт, что Приднестровье исторически никогда не было частью независимой Молдовы).

Соответствие государственного суверенитета международному праву

Анализируя уровень, до которого ПМР достигла государственного суверенитета в соответствии с международным правом, следует прежде всего рассмотреть разные определения суверенитета, применяемые в настоящее время в практике строительства государства наряду с оценкой того, как Приднестровье соответствует (не соответствует) этим определениям.

Внутренний суверенитет

Суверенитет в своей первоначальной форме - внутренний суверенитет - был определяющей особенностью Приднестровья с 2.09.1990 г., когда, наряду с провозглашением своей независимости, Тираспольские власти перестали подчиняться Кишиневу. Как отмечалось несколькими международными аналитиками, с того дня молдавские власти не навязывали, не насаждали свои указания Приднестровью. Государство больше не получало финансирования или какой-либо другой помощи, материальной или административной, от Молдовы в любой форме. Формальная организация политической власти в Приднестровье находится полностью в руках граждан, выбирается правительство, контролирующее свои собственные границы и осуществляющее эффективный контроль собственного государства внутри этих границ. Это ведет к эффективному Вестфальскому суверенитету.

Вестфальский суверенитет

Говорят, что государство имеет Вестфальский суверенитет, когда его политическая организация основана на исключении внешних (иностранных) действующих лиц властных структур в пределах данной территории. Данный документ отмечает, что Приднестровская политическая организация исключает внешних иностранных действующих лиц из властных структур в пределах территории, и что правительство выбирается гражданами. Выборные чиновники - все граждане ПМР, большинство либо родилось в Приднестровье, либо (таких меньшинство) приехали в Приднестровье в годы до провозглашения независимости. Последняя группа людей не может считаться «внешними действующими лицами», точно также как нельзя сказать что действующий ныне губернатор Калифорнии представляет интересы Австрии. Если бы было так, то пришлось бы отрицать Вестфальский суверенитет США.
Что касается того, что некоторые Приднестровские официальные лица имеют двойное гражданство, это объясняется тем, что приднестровские паспорта не признаются при выезде за границу.
Такая же ситуация существует в большинстве недавно созданных новых государств на данный период времени, которые до сих пор налаживают международные связи. Двойное гражданство, тем не менее, никоим образом не влияет на тот факт, что правящие власти Приднестровья свободно избираются населением и тот факт, что они могут выполнять свои конституционные обязанности без вмешательства извне. Нет каких-либо лиц, советников из-за рубежа, действующих либо открыто, либо под прикрытием, которые бы участвовали в правительстве или вмешивались бы в дела Приднестровья; и этот принцип распространяется на весь юридический суверенитет (Подтверждением этого является участие Приднестровья в 3-стороней Объединенной контрольной комиссии, миротворческий корпус, охраняющий буферную зону на границе между Приднестровьем и Молдовой. Этот корпус был сформирован при активном участии Приднестровья, которое является одной из трех сторон, обеспечивающих личный состав и руководство (две другие - Молдова и Россия - страна - гарант согласно соглашению по ОКК).

Юридический суверенитет

Согласно определению юридического суверенитета, который иногда называется ещё юридическая независимость, государство считается суверенным, когда никакая другая сообщность не может управлять людьми или осуществлять юрисдикцию на территории этого государства. (Алан С. Ламборн, Джозеф Лепголд: Государства и внешняя политика, 2002 г.). Возможно, более, чем многие другие суверенные государства, Приднестровский парламент и др. правящие органы способствуют полной внутренней автономии, и соответственно, юридическому суверенитету. (См: собрание примерно 25.000 юридических документов из гос. органов Приднестровья, которое можно найти на сайте
Проще говоря, ни молдавское, ни ещё чьё-либо законодательство не действует в пределах Приднестровья, хотя его правительство заявило о своем желании сократить (уменьшить) нынешний уровень этого суверенитета, став субъектом выполняющим обязанности международного соглашения, (распоряжение 2241 «О принятии концепции внешней политики ПМР» от 26.05.2005 г.)

Соответствие суверенитета международному праву

По международному законодательству, признание даётся только тому правительству, которое осуществляет эффективный контроль над территорией. Это напрямую связано с «принципом эффективности» правительства: в отношении эффективного, но непризнанного правительства на данной территории, ясно, что признание не так важно, чтобы правительство стало правительством в смысле международного права; но правительство становится правительством в соответствии с международным правом, потому что оно эффективно, т.е. соответствует основным критериям для получения правительственного статуса. Что имеет большее значение, так это реальная ситуация на территории - «основной критерий» по международному праву. Все остальные - либо второстепенны, либо не присутствуют в данном случае.
Цитируя из своей официальной государственной политики, швейцарский директорат международного права суммирует такую международную практику следующим образом:
Формальное признание государства предполагает, что государство, по которому принимается решение, действительно отвечает требованиям международного права в отношении государственности. Нынешняя доктрина предъявляет 3 требования: гос. территория, гражданское население и гос. власть, т.е. внешне и внутренне эффективное и независимое правительство, олицетворяющее суверенитет государства. Единственный критерий для оценки качества государственности в этом контексте - реальная ситуация на территории государства («принцип эффективности»).
Многие годы международной практики, собранные в хартиях, таких как конвенция Монтевидео, позволяют перечислить критерии, применяемые для определения государственности: постоянное население, определенная территория, правительство, способность войти в отношения с др. государствами.
Приднестровье сейчас соответствует всем требованиям: оно контролирует определенную территорию, включающую в себя более 4.000 км2. Его постоянное население превышает 500.000 чел, что в 2 раза больше, чем в Исландии (296.000) и Белизе (283.000), и больше населения Люксембурга (468.000). Десятки стран - членов ООН имеют население меньше, чем в Приднестровье. А население Приднестровья фактически во много раз больше, чем некоторых др. стран, вступивших в ООН с 1990 г., включая Андорру (66.000), Лихтенштейн (32.000), Маршалловы острова (11.000), Палау (18.000) и Сан Марино (25.000) (Мировой Альманах и Книга фактов 2000, стр. 878-879, 1999 г.)
Приднестровье имеет собственного, демократически выбранного президента, и законодательство, которое в настоящее время под контролем оппозиционной партии. Его правительство командует вооруженными силами и вступает в дискуссии с иностранными государствами.
Неоднократно Президент и Министр иностранных дел Приднестровья встречались со своими коллегами из Молдовы, Украины, России и др. стран. Президент, Министр иностранных дел и др. официальные лица Приднестровья также встречались с Хав. Солана, когда он был высшим представителем Организации по внешнеполитической безопасности (CFSP) и генеральным секретарем Совета Союза Европы и Западноевропейского Союза.
Через свои правительственные институты Приднестровье может устанавливать международные отношения и представляло население региона на международных переговорах при посредничестве ОБСЕ, также как и при подписании двусторонних соглашений с правительствами других стран.
Если проделать подобный анализ политики США, мы выясним, что Приднестровье опять соответствует всем формальным требованиям к государственности. Юридическое определение государству в соответствии с законодательством о внешних отношениях США следующее:
«В соответствии с международным правом, государство - это сущность, которая имеет определенную территорию и постоянное население, контролируемое своим правительством, и которая участвует или может участвовать в формальных отношениях с другими сущностями».
Более чем любой другой принцип, эффективный суверенитет государства, расположенного на данной территории, определяет также его суверенитет в соответствии с международным правом. Если брать случай с бывшими португальскими территориями в Африке (Гвинея-Биссау - самый яркий пример), то фактический контроль над спорной территорией, осуществляемый Организацией Национального Освобождения и ее успех в отношении «принципа эффективности», значили, что эта сущность сама по себе (т.е. новообразование) стала государством и ее необходимо рассматривать как государство в соответствии с международным правом.

Уровень признанности как фактор в определении государственного суверенитета

Политическое существование государства не зависит от его признания др. странами (Конвенция Монтевидео по правам и обязанностям государств, статья 3). Признание - не формальное требование к государственности. Скорее всего, признание просто констатирует фактическое местонахождение государства. Таким образом признание значит «декларативный» и противопоставляется понятию «основанный» (Дж. Фревейн: «Непризнание» в энциклопедии международного права, том 3, стр. 627, издание 1992 г.)
Сегодняшняя официальная государственная политика правительства Швейцарии включает в себя широко применяемые международные нормы, комментируя следующим образом необходимость признания или отсутствие признания как первое дело, необходимое государству, чтоб его считали суверенным в соответствии с международным правом:
«На практике, существование государства никак не зависит от того, что его первоначально (сразу) признали. Единственный определяющий фактор - это действительное и конкретное наличие трех сопутствующих государственности характеристик, т.е. гос. территория, гражданское население и гос. власть».
Европейское сообщество (сейчас - Союз) в основном положении своего комитета Бадинтера (созданный Европейским содружеством 27.08.1991 г. Арбитражный комитет Бадинтера получил своё название по имени своего председателя - Роберта Бадинтера, президента французского консультационного совета) определяет государство таким же образом, применительным к Приднестровью: т.е. как имеющее территорию, население и политическую власть. Комитет также утверждает, что существование государств - это фактический вопрос, (то есть констатирующий сам факт), в то время как признание другими государствами - просто декларативный, а не определяющий фактор государственности. (Мнение №1 Арбитражного комитета Бадинтера: «1. а) Что [...] результаты признания др. странами просто декларативны; б) что государство обычно определяется как сообщество, которое состоит из территории и населения, подчиняющегося организованной политической власти; что такое государство характеризуется суверенитетом »).
Последние юридические формулировки подтверждают еще раз этот факт.
23.04.2006 г. Иерусалимский народный суд (Израиль) подтвердил, что политическое образование квалифицируется как государство, если оно имеет территорию, постоянное население, правительство и может вступать в отношения с др. государствами. В документе (распоряжении) 1008/06 суд утверждает, что образование, удовлетворяющее всем этим критериям имеет права суверенного государства независимо от того, признано ли оно как таковое международным сообществом.
Как последствие того, что государства не требуют признания от др. стран, чтобы существовать как полноценные суверенные субъекты международного права, некоторые страны, в особенности США и Объединенное Королевство, больше не применяют принцип формального признания или непризнания государств (как предшественник нынешнего положения вещей Закон защиты дипломатов США 1971г. обеспечивал защиту иностранных дипломатов, даже если их правительства не были признаны Соединенными Штатами). Вместо этого, признание подразумевается на уровне официальных связей, которые эти страны имеют, начиная с административных контактов и подписанных соглашений и заканчивая консульскими отделами, обменами дипломатами на уровне послов.
Утверждение, что государственность Приднестровья каким-то образом зависит от ряда государств, которые установили формальные дипломатические отношения с ним, является, как было показано выше, ошибкой, отражающей неправильное толкование основополагающих принципов общепринятой практики, прошедшей испытание временем. Это утверждение известно как аргумент Теории учреждения государственности, неубедительной теории, которая остается просто теоретическим построением и не была кодифицирована соглашением, а также нешироко признана в международном законодательстве.
Более того, международное признание это не учредительный акт в том смысле, что отсутствие признания устраняет действия (деятельность), которым факт признания способствует.

Выводы

По словам бывшего британского секретаря по иностранным делам, почтенного Герберта Моррисона, барона Ламбета, тайного советника: «Признание государства должно происходить тогда, когда условия, соответствующие международному праву, выполнены» (Палата Общин. Том 485, док. 2411.)
Данный документ приходит к выводу, что в случае с ПМР, такие условия, практически, выполнены. Жизнеспособность государства установлена, так же как и законность процесса формирования государства. Также, более полумиллиона людей, живущих в Приднестровье, которое занимает территорию в 4.163 км2, успешно соответствуют всем пунктам проверок государственности в соответствии с международным правом, с международной интеграцией nasciturus pro jam nato habetur.
Приднестровье имеет хорошо действующее функционирующее правительство с его собственными органами, конституцией, валютой, налогообложением, юриспруденцией и населением, превышающим количество жителей многих стран - членов ООН.
Таким образом, отсутствие каких-либо законных оправданий, как было показано выше, любая неудача признать эти факты, должны быть приписаны субъективным политическим факторам скорее, чем каким-либо объективным основаниям, подвергающим сомнениям (отрицающим) легитимность гос. суверенитета ПМР в соответствии с международным правом. Это неведение несчастье, поскольку это подрывает такие основные принципы, как справедливость и равенство перед законом, на котором любая законная система – и, в частности, та, которая регулирует, управляет мировыми отношениями - должна быть основана, и поэтому надо быть осторожными, вспоминая замечание сэра Теренса Шона, высказанное им Генеральной Ассамблее ООН: «Вопрос о признании должен решаться, опираясь на факты, и на него не должно оказывать влияние то, что нравится это или не нравится правительству, в связи с которым этот вопрос решается. Признание должно быть основано на контроле территории и/или государстве, и не должно выражать (нести) какие-либо моральные интерпретации.

This paper draws from research by a number of noted attorneys in public international law and issues of state sovereignty, in particular the following:
Stefan Talmon, faculty member at Oxford. Originally from Germany, as a practicing Rechtsanwalt he has represented and advised governments on matters of international and European law. He is the author of Recognition of Governments in International Law (Oxford University Press 2001) and a recent study of air traffic with non-recognized states (in " Archiv des Volkerrechts" [Public International Law Archive] 43 1-42).
Christopher Goebel, member of the French Society for International Law. Has advised a number of foreign governments on matters of public international law, including Bosnia-Herzegovina, Macedonia and Estonia, and served as legal advisor to UNPO in the Hague. He received his J.D. from Harvard and his 8.A. from Cornell University.
Nancy Furman, international attorney. Has worked with Kosovo on issues of public international law. Holds a J.D. from Harvard and received her B.A. from Yale.
Paul Williams, former Legal Advisor to the Bosnian delegation during the Dayton Peace Negotiations and Legal Advisor to the Kosovar delegation during the Rambouillet/Paris Negotiations. Has also advised the governments of Macedonia and Estonia on issues of public international law. Holds a Ph.D. from the University of Cambridge and a J.D. from Stanford.
Stephen Krasner, Stanford University"s Institute for International Studies. As one of the world"s top experts on state sovereignty, Krasner was the editor of U.S. Secretary of State Condoleezza Rice"s study of post-Soviet sovereignty issues.
Andrew Lorentz, former advisor to Kosovo on issues of public international law. He has a background in military and intelligence affairs, having served as an intelligence officer in the United States Army and the Drug Enforcement Administration of the United States Department of Justice. He received his J.D. from Georgetown University.
Michael Scharf, former Attorney-Ad vis or for United Nations Affairs at the United Slates Department of State and member of the United States Delegation to the U.K. Holds a J.D. and B.A. from Duke University.
William Wood is the principal research director of this paper. He serves as vice chair, International Council for Democratic Institutions and State Sovereignty, and contact group coordinator for the Euro-Atlantic Joint Forum.
Обсудить