ОДНОРАЗОВЫЙ ВОРОНИН: КУДА ПРИВЕДЕТ МОЛДОВУ ВИННЫЙ КРИЗИС

ОДНОРАЗОВЫЙ ВОРОНИН: КУДА ПРИВЕДЕТ МОЛДОВУ ВИННЫЙ КРИЗИССегодня из Кишинева все больше сигналов, что в соседней стране нарастает социальная напряженность. После запрета Москвы на молдавское вино в Молдове надвигается экономический кризис. И уже сегодня есть предпосылки, что в результате молдавский президент может потерять не только кресло. В Кишиневе считают, что у Воронина большие шансы сменить президентский срок на другой – тюремный.
Сегодня официальная молдавская пресса скрывает от людей реальные цифры потерь. Но делать из этого тайну – это примерно то же, что на фоне сгустившихся туч и раскатов грома говорить народу, что грозы не будет. Сегодня раскаты грома – это нестабильный курс молдавской валюты и число безработных в результате винного кризиса. Цифры ошеломляющие.
«На днях на совещании у Воронина была названа цифра – 293 тысячи человек сегодня оказались без работы в результате винного конфликта. Это прямые производители и их смежники, – заявил на пресс-конференции в Кишиневе лидер движения «Равноправие» Валерий Клименко. – В прошлом году, во время предвыборной кампании, господин Воронин обещал нам 30 тысяч новых трудовых мест. Сегодня минус – триста тысяч рабочих мест. Вот результат политики нашей власти».
Кишиневские власти уверяют людей, что все это временно. Доходит до смешного. Молдавский министр экономики Валерий Лазэр признал, что ситуация «шоковая». «Но я не верю, что страна находится в кризисе», – добавил при этом министр. В тон ему старается «не верить» и официальная пресса. Еще немного, и молдавские вина вернутся в Россию – пишут комментаторы. Поздно – говорит оппозиция. У рынка – суровые законы. Пока Кишинев обвинял Москву в экономическом давлении и просил защиты у европейских друзей, Европа поступила в лучших традициях бизнеса. За последние три месяца место молдавского вина в России успешно заняли испанские и французские вина.
«Первыми, кто ринулся забивать колышки на российском алкогольном рынке, были европейцы, которые активно продают сегодня свою продукцию в Россию, – говорит лидер движения «Равноправие» Валерий Клименко. – И даже если представить гипотетически, что завтра Россия откроет свой рынок для алкогольной продукции Молдовы, ее теперь сможет уйти в РФ не более 15%. Это будут те российские предприятия, которые имеют здесь свою производственную базу и разливают вино. Все остальное практически занято на российском рынке. И никакая Испания, никакая Франция не отдаст свое занятое место на российском алкогольном рынке».
Говорят, на днях между известным молдавским политиком и высоким гостем из Америки был интересный разговор. И все-таки как Америка будет спасать Кишинев в этой винной войне – спросил молдавский политик. В ответ американец удивился: а разве кто-то говорил о спасении? Политическая война с Россией – это правильно, но ее последствия – это кишиневская проблема, считают на Западе. Оппозиция в Молдове говорит, что выручать страну Европа и Америка не станут.
«То, что к нашему президенту время от времени приезжают эмиссары из западных стран и хлопают его по плечу со словами «Володя, держись!» – это не поддержка, это политическое шоу, театр абсурда, а реальной поддержки нет, – говорит Валерий Клименко. – Возьми, Европа, на продажу молдавскую алкогольную продукцию – что для Европы 500 миллионов бутылок, которые производят в Молдове? Выпьют за три дня. Не берет. Где поддержка Запада? Ее нет и не будет. Деньги решают все, особенно в Европе. Они перепродадут Молдову трижды и нас вместе с Молдовой».
Российский рынок и российские льготы – это фактор стабильности, на котором держалась молдавская экономика. Сегодня Кишинев лишается этого фактора, и среди молдавского бизнеса царят панические настроения. Самые дальновидные переводят свои капиталы из Молдовы за рубеж. Говорят, что в их числе и семья молдавского президента. Есть и такие, кто продает свое дело и сам покидает страну. «Пройдитесь сегодня по предпринимательской среде, посмотрите: предприниматели сегодня продают свой бизнес, а если не могут продать – бросают все и уходят. Еще два-три месяца такой жизни и некому будет платить старикам пенсии», – говорит лидер движения «Равноправие».
О том, что такое возможно, оппозиция предупреждала еще весной, когда Кишинев и Киев закрыли приднестровскую границу. Тогда Клименко заявил, что блокадная политика не принесет Кишиневу добра. Давить Тирасполь и воевать с Россией для маленькой Молдовы – самоубийство, говорила оппозиция. Тогда кишиневские чиновники, вдохновленные поддержкой Запада, смеялись над такими прогнозами. Сегодня в Молдове уже никто не смеется.
«Я уже говорил о том, что решение Кишинева ввести экономическую блокаду Приднестровья чревато очень серьезными последствиями для нашей страны. Эти последствия наступили, – заявил на пресс-конференции в молдавской столице Валерий Клименко. – Мы еще не осознали всей тяжести этих последствий, они будут особенно ощутимы уже в этом месяце. И пока нашей страной правит тяжело больной человек, пока он будет управлять страной не по законам, а по понятиям, мы с вами обречены».
Еще с весны в Молдове ходят слухи, что летом может быть решающий удар – молдавских гастарбайтеров в России вернут на историческую родину. Экономисты говорят, что после винного кризиса Молдова еще может выстоять, но гастарбайтеры – это уже катастрофа. Их переводы – последняя надежда молдавской экономики. Бывший глава Кишинева, лидер партии «Наша Молдова» Серафим Урекян считает, что если закроют и этот источник, Молдову ждет политический кризис.
«Мы уже видим серьезные экономические последствия винного конфликта, и я не исключаю, что они могут привести к дестабилизации политической обстановки в стране, – заявил Серафим Урекян в интервью информационному агентству «Ольвия-пресс». – То, что правительство заверяет, что все в порядке, это далеко не так: это чувствуется и по курсу лея, это видно и по той ситуации, которую мы имеем сегодня с приобретением энергоресурсов. Если так пойдут дела и дальше в этой винно-газовой войне, не известно, чем закончится пребывание наших рабочих за рубежом. А это сегодня единственный ресурс существования республики – только в прошлом году гастарбайтерами были перечислены в Молдову около 1 миллиарда 180 млн. долларов».
Эти деньги – единственное, что еще держит молдавскую власть. В Кишиневе говорят, что если их не будет, у третьего президента Молдовы очень незавидная участь. Серафим Урекян считает, что Воронин действительно может войти в историю страны – как первый президент, который получит тюремный срок. Среди оппозиции уже звучат идеи привлечь его к уголовной ответственности. Для тех, кто займет президентское кресло после Воронина – это хороший ход, который только добавит им популярности. В Кишиневе считают, что в этом случае от тюремной старости третьего президента Молдовы не спасет даже Запад.
«Воронин просто прыгает из лодки в лодку, но однажды он может оказаться в воде и не почувствовать поддержки ни со стороны американцев, ни со стороны румын, – заявил в интервью информационному агентству «Ольвия-пресс» лидер народно-республиканской партии Молдовы Николай Андроник. – Запад использует Воронина как одноразовый предмет и выбросит в любой момент, как только отпадет необходимость в этом предмете».
Последние сигналы говорят, что необходимость в этом «одноразовом предмете» может отпасть уже очень скоро.
Обсудить