ОПЯТЬ – О ЯЗЫКЕ

Первый признак системного кризиса в Молдове – местные политики, представленные в высшем законодательном органе страны, опять подняли проблему языка. Новейшая история страны показывает, что эта проблема способна не только довести до высокого напряжения все общество, но и спровоцировать войну. Пусть бездарную, плохо по-кишиневски обеспеченную и организованную, с трусливыми полевыми командирами и генералами-предателями, но все-таки настоящую: с трупами, кровью и безутешными вдовами… Вчера молдавские депутаты вновь «взялись за язык». Как всегда, наиболее активными в дискуссиях были представители парламентской фракции Христианско-демократической партии РМ. Смысл дискуссий сводился к тому же, к чему он сводился всегда. В стране много чиновников не знает государственный язык, нужно специальное ведомство, которое бы контролировало использование языка в официальной жизни страны, в стенах парламента много депутатов, которые не просто не владеют госязыком, но и проявляют при этом агрессивное его незнание… И вот итоговый призыв ко всем, кто в Молдове не знает и не хочет знать язык: хватит плевать в душу этого народа, который содержит вас на свои деньги… Это сказал председатель парламентской фракции Социально-либеральной партии Олег Серебрян, который давно прослыл одним из главных и азартных сторонников евпропеизации Молдовы, и который появился на политическом небосклоне страны не без участия европейских и американских спонсоров.
С виду, новая языковая дискуссия имела логическое обоснование. На депутатские возгласы о том, что невозможно себе представить российского министра, не знающего русского языка, трудно возразить. Но их лукавство-то в том, что, во-первых, Молдову лучше бы не сравнивать вообще ни с какой другой страной, потому что сегодня этот спор не может закончиться даже безобидным выводом «а зато у нас вино хорошее». Во-вторых, русский язык в Молдове – это особая история, имеющая дальние и давние исторические корни, обеспечивающая едва ли не естественное существование здесь русской речи и требующее к себе деликатного отношения; по крайне мере, просто так от него не избавишься, даже не пустив во власть не знающих госязыка чиновников.
Вспыхнувшая языковая дискуссия обнаружила и старую проблему: о каком языке вообще идет речь? О молдавском, о румынском, о молдо-румынском…? Все эти названия прозвучали вчера в парламенте, и все они, будто бы имеют право на существование. Уже давно молдавский язык в качестве государственно закреплен в Конституции Молдовы. Академия наук РМ также давно определила его как румынский, этого же мнения придерживаются и европейские специалисты… Другие специалисты считают, что язык, распространенный на территории Молдовы, можно назвать молдо-румынским…
Известно, что для удобства и для избавления от причин к дискуссиям на эту тему в Кишиневе язык называют государственный. И это очень по-кишиневски. Простой вопрос: «Вы на каком языке говорите?» влечет за собой ответ: «На государственном». А другой вопрос: «Как называется ваш государственный язык?» обнажает абсурдность ситуации. Молдова – это единственная страна в мире, которая не имеет названия государственного языка. И тут сплошная политика. Все считают, что государственный язык румынский, но называют его молдавским. Это точно также, как все знают, что в Молдове бурным цветом цветет капитализм в начальной и дикой его стадии, а в уставе правящей ПКРМ определено, что все общество во главе с президентом Ворониным стремиться к построению коммунизма.
Однако главный вопрос: почему вдруг в это время опять всплыла языковая проблема, и почему в ней так активно участвовали юные друзья коммунистов – молдавские фронтисты. Ответ на поверхности. Страна оказалась в преддверии новых экономических и политических потрясений, ее руководство, эти же потрясения организовавшее, ищет поводы для отвлечения внимания как внутри страны, так и за ее пределами. Языковые дискуссии нужны политической группе Воронина, чтобы не отвечать на вопросы в тех же парламентских рамках о проваленной экономике и проваленной евроинтеграции, об испортившихся отношениях с Россией и крепкой исключительно политической дружбе с Грузией. Президент Воронин судорожно ищет выходы из им же созданного тупика. И выходов не находит. Поэтому берется за языковую проблему, вовлекая в нее фронтистов. Метод уже испробован. Чем подобные действия официальной власти Молдовы с ХДНП закончились в начале 90-х годов. известно всему миру.
Обсудить