МОЛДАВСКИЙ ЛАРЧИК ВОЕННОГО НЕЙТРАЛИТЕТА

В молдавской внешней политике, а вернее, с той частью ее, которая связана с приднестровскими задачами, появилась, как теперь модно говорить, новая фишка. Сейчас, когда кишиневские чиновники упоминают об условиях урегулирования, они говорят не только о сохранении территориальной целостности Молдовы и ее суверенитета, но и об обязательном сохранении статуса нейтрального государства. В последнее время (особенно это заметно в ходе встреч президента РМ Воронина с различными зарубежными эмиссарами из Европы или Америки) официальный Кишинев так много и так часто говорит о нейтральной и ни к какому военному блоку не примыкающей Молдове, что возникают подозрения. Или в лучшем случае вопрос: откуда вдруг такая тяга к миролюбивой риторике?
В наших условиях да при опыте общения с вероломной политикой правящей в РМ партии коммунистов можно смело усомниться в искренности кишиневских оппонентов. Простой пример: сколько молдавские политики и президент Воронин ни говорят о мирных способах разрешения конфликта с Приднестровьем, сколько Кишинев ни бьет себя в грудь и ни восклицает о своей заинтересованности в сохранения мира в Зоне безопасности, в итоге все по-другому: именно Кишинев способствует напряженности в молдо-приднестровских отношениях (за шестнадцать лет противостояния сторон эти отношения так и следует называть), и именно он участвует во всех без исключения случаях, способных взорвать хрупкий мир на Днестре. А недавний случай с поимкой в центре Тирасполя молдавских полицейских, чья деятельность была направлена на тайные действия по еще большему ухудшению отношений Кишинева и Тирасполя, говорит о многом.
Что же это за зверь такой, «молдавский военный нейтралитет»?
При всей сложности проблемы, в кишиневском варианте все выглядит весьма и весьма просто. Кишинев, действительно, сможет сохранить военный нейтралитет и остаться вне натовского блока. Но нейтралитет этот будет представляться условным и даже в чем-то оригинальным. В том случае, если Молдова окажется зажатой между двух натовских стран – Румынией и Украиной, то вся эта молдавская нейтральность превратится в фикцию. А сама Молдова с ее продажной внешней политикой, с беспринципным руководством и удручающей бедностью всего народно-хозяйственного комплекса превратится в обыкновенный проходной двор (причем не самый чистый) для натовских вояк, передвигающихся из Румынии в Украину и обратно и перевозящих из страны в страну разный военный и невоенный скарб. За какие-нибудь гроши за эту процедуру НАТО уладит с Кишиневом любые проблемы транзита, а Кишинев потом будет с гордостью говорить о своей коридорности, которая, благодаря дальновидному уму политики Воронина, приносит стране значительную финансовую прибыль. О прибыли политической будут говорить как об отдельном счастье: НАТО – это гарантия всего того, с чем Молдова связывает свою государственность.
Своеобразность такого нейтралитета будет заключаться в том, что Молдова, не будучи натовским государством фактически, окажется натовским государством на деле. И нет здесь ничего удивительного. Молдова сохраняет имидж странной страны со странным руководством и странным населением: здесь строят коммунизм (почитайте программу ПКРМ), а на деле идет бурное строительство капитализма, здесь говорят на румынском языке, а называют его молдавским… С военным нейтралитетом будет то же самое.
Обсудить