НАКАНУНЕ «БОЛЬШОЙ ВОСЬМЕРКИ»: КАК ОТРАЗЯТСЯ ИТОГИ САММИТА НА ПРИДНЕСТРОВЬЕ?

Уже через две недели в Петербурге – саммит «Большой восьмерки». Это мировое событие затронет и Приднестровье. Вопросы непризнанных стран СНГ и российской роли в решении конфликтов на саммите пытаются поднять американцы. Их задача – внушить России, что на Днестре и Кавказе Москва должна вести себя «прилично». В американском понимании «прилично» – это только так, как хотят на Западе. Два радикальных сенатора даже предложили Бушу не ехать на саммит, если Путин, по их словам, «не исправит свое поведение». Однако Россия уже дала понять, что в своей внешней политике прекрасно обойдется и без западных советов.
«Большая восьмерка», или в официальном варианте, «группа восьми» – международный клуб, в который входят ведущие государства мира: США, Россия, Япония, Германия, Франция, Италия, Великобритания и Канада. На заседаниях представлен и Европейский Союз. Встречи лидеров этого элитного клуба проводятся ежегодно с середины 70-х годов. Тогда организация была «большой семеркой» и ставила задачу координировать экономику мировых держав. Со временем «семерка» играет более широкую роль – координация подходов по важнейшим международным проблемам. Россия стала полноправным членом организации с 98-го года, тогда и появилась «восьмерка». У G8 нет своего устава и штаб-квартиры, а решения встреч не имеют силы закона. В этом году Россия впервые председательствует в организации.
Хотя «восьмерка» – это неофициальная организация, ее решения играют важную роль в мировой политике. Саммит в Петербурге – особенный во многих значениях. Это прежде всего, отношения России и Запада и что с ними будет дальше. Похоже, к этому саммиту они достигли самого большого охлаждения – с тех пор, когда Москва вошла в организацию. За последние годы российская держава возвращает свои позиции, которые в эпоху Ельцина она непринужденно уступала. Сейчас Москва проводит свою политику, в своих национальных интересах. Прежней России, которая ради улыбок и дружеских объятий ставила подпись под стамбульскими соглашениями и шла на немыслимые уступки Западу, больше нет. Сегодня Москва создает собственный центр силы, и это очень не понравилось ее «друзьям» за океаном.
Западная пресса пишет, что в Петербурге надо «проучить Россию» и найти аргументы, чтобы вернуть ее на прежний, удобный для Запада путь. Именно эта задача – в основе союзов, которые пытаются построить у российских границ. Сначала – вильнюсская встреча постсоветских друзей Америки, затем – киевский саммит ГУАМ. Молдова, Прибалтика, Грузия и теперь Украина: этим странам поставлена важная задача – изоляция и ослабление России. На майской встрече в Киеве они объявили, что для этого нужно главное – ликвидировать непризнанных союзников Москвы, которые Запад считает опорой возрожденной России.
Приднестровье, Южная Осетия и Абхазия – до недавних пор в большой мировой политике о наших странах почти не вспоминали. Дипломаты говорят, что в своем постсоветском наступлении американцы нас просто не видели – так, небольшое препятствие. Рано или поздно его уберут, говорили на Западе. В Европе делали вид, что наших государств не существует: мол, нерушимость границ превыше всего. Но сегодня – все по-другому. Черногорский референдум и история с Косово – Европа стала заложницей своих же стандартов. Если можно одним, то почему нельзя Приднестровью? И дело не только в том, что такие справедливые вопросы звучат в Тирасполе и Сухуми. Очень важно, что сегодня они звучат в Москве. Еще в начале года президент России заявил, что возможное признание Косово не может быть уникальным: такой же подход должен быть и в СНГ. На днях он подтвердил свою позицию.
«Принципы урегулирования должны быть универсальными и опираться на международное право, на уважение интересов всех затронутых в конфликте народов, – заявил президент России Владимир Путин. – В полной мере все вышесказанное относится и к урегулированию региональных конфликтов – будь то в Косово или на Кипре, в Закавказье или Приднестровье».
Косово и Приднестровье – одинаковый подход: то, чего так пытаются избежать на Западе. Очень важно, что прозвучало это на совещании в российском МИДе, где собрались все зарубежные послы страны. Это не просто президентская позиция – это задача, которая поставлена российской дипломатии. И дело не только в Косово. Дело в самой России. Сегодня у Москвы есть все основания, чтобы с ее волей считались даже на Западе. Это, прежде всего, возрожденное экономическое здоровье страны, о котором заявил Владимир Путин. Западный мир все больше нуждается в российских ресурсах. Россия сегодня играет важную роль в решении многих мировых проблем, например, с Ираном. И это – достаточные основания, чтобы не дожидаться западных «одобрямс». На совещании Владимир Путин расставил главные акценты перед саммитом в Петербурге. Самые важные – о самостоятельной политике и о том, что Россия будет укреплять свои зарубежные позиции независимо от западных советов. В дипломатической форме – это фактически то, о чем давно говорят российские эксперты. Не надо ждать и оглядываться на Косово, чтобы признать Приднестровье. Россия должна делать то, что ей выгодно. И российский МИД правильно понял президентский сигнал.
«Одним из важнейших компонентов перемен в современном мире является укрепление позиций России, – заявил по итогам совещания глава российского МИДа Сергей Лавров. – Безусловно, мы обязаны использовать эти окрепшие, усилившиеся позиции при осуществлении внешней политики, и мы это будем делать. За нами стоит окрепшая, великая страна, и мы будем делать все, чтобы быть ее достойными».
И заявление Лаврова, и позиция Путина по конфликтам – это российский ответ на те приготовления, которые ведут к «Большой восьмерке» радикальные политики на Западе. Еще весной пришел сигнал, что США хотят внести вопрос о Приднестровье в повестку саммита. Молдова тут же сориентировалась – Кишинев послал запросы всем участникам «восьмерки»: о том, что приднестровскую тему надо обязательно поднять. В молдавских дипломатических кругах считают, что это будет примерно так. Европа и Америка укажут России, что в Приднестровье она ведет себя неправильно, и под общим мировым напором Москва откажется поддерживать Тирасполь. А заодно – выведет своих миротворцев и забудет про аналогии с Косово. У Запада есть аргументы, говорили в Молдове. Если Москва начнет упираться, на саммите устроят скандал, и может, даже пригрозят исключить Россию из элитного клуба. Чтобы не ссориться с Западом, Россия пожертвует Приднестровьем, надеялись в Кишиневе. Но тогда же, весной, в Москве заявили, что это плохая идея – обсуждать такой вопрос в формате «восьмерки».
«Обсуждение таких чувствительных и деликатных вопросов, как неурегулированные конфликты на постсоветском пространстве, без участия непосредственно вовлеченных в них сторон вряд ли будет продуктивным и не поможет укреплению доверия между ними», – заявил официальный представитель российского МИДа Михаил Камынин.
Но как раз участия всех сторон Кишинев и Запад избегают. Самый последний пример – визит в Молдову главы украинского МИДа. Борис Тарасюк словно специально приехал показать, что официальный Киев намерен решать приднестровскую судьбу без Тирасполя. После Молдовы украинский министр посетил Приднестровье, но отказался встречаться с руководством страны. В дипломатии – это не просто неуважение. Страна-гарант, которой когда-то считалась Украина, словно бы делает все, чтобы лишиться такого статуса.
В Бендерах, куда заехал господин Тарасюк, главу украинского МИДа встречала приднестровская молодежь. Участники акции призывали Киев снять блокаду Приднестровья. В ответ украинский министр дал понять, что для него мнение гражданского общества ничего не значит и назвал представителей гражданского общества «марионетками». О том, кто на самом деле марионетка, у приднестровской молодежи, среди которой и украинские граждане, – свое мнение. Но похоже, в Украине, которую американские чиновники называют «образцом демократии», мнение своего же народа слышать не хотят.
В дипломатических кругах говорят, что глава украинского МИДа не случайно приезжал накануне «Большой восьмерки». Похоже, что приднестровскую тему в Петербурге все-таки будут обсуждать. И каждая из сторон готовится к ней по-своему. США руками Кишинева и Киева ищут аргументы давления. Еще в Бендерах Борис Тарасюк заявил, что конфликт в Приднестровье разжигает «одна известная страна», явно намекая на Россию. Но Москва, похоже, уже готова дать достойный ответ. В своем послании участникам саммита Владимир Путин сообщил, что проблема региональных конфликтов будет затронута. Возможно, что еще весной у официальной Москвы не было твердой позиции, что сказать своим западным партнерам по этому «деликатному» вопросу. Сегодня такая позиция есть. В четверг приднестровскую тему уже обсудили министры иностранных дел «восьмерки». По словам Сергея Лаврова, у него было достаточно фактов, чтобы обосновать позицию Москвы по таким вопросам. О том, какая это позиция, глава российского МИДа рассказал днем раньше. Он дал понять, что Москва не отступит от своей новой политики на Днестре и Кавказе.
«Укрепление России не всем нравится, не для всех комфортно, и конкуренция будет только усиливаться, только обостряться, – заявил Сергей Лавров. – В этих условиях продвигать наши национальные интересы мы будем по-прежнему последовательно и твердо. У нас будут и выдержка, и спокойствие, и уверенность в том, что мы делаем».
Спокойствие и уверенность – это в том числе и о новой российской политике в Приднестровье. На днях известный американский центр «Стратфор» представил свой прогноз о том, что случится в странах СНГ в третьем квартале этого года. Американские эксперты предрекают, что давление США на Россию будет возрастать. Но вместе с тем Москва сумеет укрепить свои позиции в регионе, считают аналитики. Это, в том числе, и Приднестровье. Судя по опыту прошлых лет, прогнозы американского центра, как правило, сбывались.
Обсудить