РОССИЯ ЗАЩИТИТ СВОИХ ГРАЖДАН В ЮЖНОЙ ОСЕТИИ С ОРУЖИЕМ В РУКАХ

Россия будет использовать весь спектр своих возможностей, в том числе и военных, чтобы защитить своих граждан за рубежом, заявил Константин Косачев
О том, зачем нужна Саакашвили война в Южной Осетии, и как Россия будет защищать своих граждан в случае вооруженного конфликта, в интервью ИА «Национальные интересы» рассказывает председатель комитета Госдумы РФ по международным делам Константин Косачев.

- Константин Иосифович, во время саммита «Большой Восьмерки» в Петербурге обострилась обстановка в районе грузино-югоосетинского конфликта, сегодня Грузия приняла решение о выводе российских миротворцев из зон конфликта. В связи с этим заговорили о возможном начале вооруженных действий. Насколько там реальна новая война?
- Эту информацию уже трудно назвать слухами. Опубликовано официальное сообщение ФСБ России о поступающей информации, что готовятся провокации в регионе. Эта информация не может оставаться без внимания, тем более что мы видим в руководстве Грузии сейчас достаточно большое количество эмоционально настроенных людей, которые стремятся к максимально быстрому решению югоосетинской проблемы.
- А зачем Грузии обострять ситуацию в Южной Осетии?
- Это нужно в связи с тем, что нынешний президент Грузии, господин Саакашвили, остро нуждается в новых подтверждениях эффективности своей власти.
Идя на смену Шеварднадзе, он сделал достаточно много радикальных обещаний. Часть из них уже исполнилась: разрешена ситуация с Аджарией, достаточно активно ведется борьба с коррупцией, есть определенные сдвиги в экономическом развитии страны. Но критика режима Саакашвили очевидно нарастает. Мы видим постоянные демонстрации на улицах, под стенами грузинского парламента. В обществе распространяется разочарование нынешним руководством Грузии, связанное с тем, что многие успехи нынешней власти достигаются авторитарными, нежели демократическими методами.
Поэтому есть ощущение, что, желая исправить эту ситуацию, Саакашвили и его окружение могут попытаться осуществить молниеносную войну, блицкриг. А объектом приложения сил в данном случае может быть только Южная Осетия, поскольку ситуация там кардинальным образом отличается от ситуации в Абхазии. Южная Осетия малочисленна по составу населения, у нее значительно слабее вооруженные силы, экономика, она изолирована от каких-либо внешних контактов за исключением Рокского туннеля, соединяющего Южную Осетию с территорией России. Так что, соблазн велик.
- В Грузии винят во всем Россию, в частности в том, что Кремль поддерживает «сепаратистов»…
- Кардинальной ошибкой грузинского руководства является представление о том, что и югоосетинская, и абхазская проблемы — это проблемы, которые стимулируются и консервируются со стороны России. Любой человек, который бывал в Грузии еще в советские времена, хорошо знает, что напряженность между грузинами и осетинами, между грузинами и абхазами существует многие десятилетия. Она является проблемой, унаследованной со сталинских времен, достаточно искусственной национальной политики. И известно, что Осетия веками существовала как единое государство. Сейчас это разделенный народ, разделенный по воле Сталина и, более того, народ, который мечтает о воссоединении.
- Грузины говорят: почему вам в Чечне можно, а нам в Осетии нельзя?
- Кардинальное отличие заключается в том, что жители Южной Осетии никогда, ни при каких условиях не соглашаются и не соглашались на то, чтобы жить в составе единого государства с Грузией. В Чечне мы имели дело, когда в первой половине 90-х годов группа радикально настроенных воинствующих политиков сумела увлечь часть населения идеями сепаратизма. Но эти идеи никогда не были доминирующими в чеченском обществе. Значительная часть населения в свое время поддерживала Дудаева, Масхадова, Басаева, но это никогда не было доминирующим настроением в чеченском обществе. Более того, сейчас ситуация кардинальным образом переломилась, причем не под воздействием военной силы из вне, как это кто-то пытается представить на Западе. Она переломилась потому, что наступило отрезвление, понимание того, что Чеченское государство как самостоятельное существовать просто-напросто не может. Никакой перспективы у чеченской независимости не было, нет, и не будет. Более того, сохранение чеченского народа как самостоятельного этноса, как народа имеющего свою идентичность, развивающего свою культуру, язык, традиции, возможно только в составе федеративного государства, которым является Россия. И сейчас все без исключения, самые независимые, самые спонсируемые из зарубежья опросы чеченского общественного мнения показывают, что устойчивое большинство как минимум в пределах от 80% до 90%, а по некоторым опросам и за 90% высказываются за сохранение Чеченской Республики в составе Российской Федерации.
Вот если такое произойдет в Южной Осетии, я первым поздравлю наших грузинских партнеров с успехом их национальной политики, но до тех пор, пока этого не происходит, а этого нет пока ни малейших признаков, проблема Южной Осетии будет сохраняться, причем не как проблема грузино-российских отношений, а грузинская, как проблема отношений Тбилиси и Цхинвали.
- Какова тогда позиция России в отношении Южной Осетии? Она признает ее суверенным государством или все-таки частью Грузии?
- Россия смотрит за этими процессами без какого-то злорадства, мы не потираем руки, наблюдая за тем, как грузинское руководство не справляется с проблемами так, как с ними, скажем, справляется на своей территории Российская Федерация. Нам, безусловно, было бы важно видеть в лице Грузии единое благополучное, процветающее государство. Если Тбилиси все же сможет найти общий язык с Цхинвали и Сухуми, я абсолютно уверен в том, что Россия сдержит соответствующие решения. Но до тех пор, пока Тбилиси делает ставку исключительно на силовое давление на соответствующие регионы, Россия будет занимать ту позицию, которую она занимает. Подчеркну, что это не позиция в поддержку сепаратизма на территории Грузии.
В адрес России, включая Госдуму, поступают многочисленные обращения самого легального характера от легитимно существующих властей и Южной Осетии, и Абхазии с просьбой о признании независимости соответствующих территорий, а в случае с Южной Осетией — даже о приеме этой территории в состав РФ, то есть о воссоединении осетинского народа. Обратите внимание, что Россия никогда, ни на каком этапе эти обращения не рассматривала, и, таким образом, то, что Грузия хотя бы формально, де-юре остается все-таки целостным государством, это, я думаю, в первую очередь, заслуга России, которая проявляет очевидную сдержанность и политическую мудрость. Так что попытки каких бы то ни было провокаций в любом другом историческом контексте контрпродуктивны, они кардинальным образом ухудшат ситуацию в этом регионе, отбросят от пусть робкого, но, тем не менее, идущего политического диалога на исходные позиции. Разумеется, Россия в этом случае не будет безучастной, равнодушной, поскольку речь идет и российских гражданах, которые проживают на территории югоосетинского региона.
- А какие будут действия России в случае, если Грузия решится на блицкриг?
- Мне в страшном сне не хотелось бы увидеть обсуждение всерьез этих действий, потому что это будет разрушительным вариантом развития событий и для Грузии, и для Южной Осетии, и для России.
Вместе с тем, Россия будет использовать весь спектр своих возможностей, в том числе экономические, политические, дипломатические и военные, чтобы защитить своих граждан за рубежом.
- Будет ли Россия использовать вооруженные силы в случае обострения конфликта в Южной Осетии?
- Я не исключаю применения военных средств в Южной Осетии в случае угрозы жизни российских граждан.
Обсудить