НЕЖЕЛАННЫЙ РОДСТВЕННИК - НЕ ЛУЧШЕ ТАТАРИНА

Подводя итоги весенней сессии парламента, Мариан Лупу, выступая на кишиневском телеканале NIT, признался, что отношения официального Кишинева с Москвой по-прежнему остаются очень напряженными. Но, оставаясь верным воронинским традициям, он обвинил в этом не себя и даже не «президентскую рать», потому что сам к ней принадлежит, а российских политиков и дипломатов. По его словам, главной причиной дипломатического и политического напряжения между Молдовой и Россией являются «тенденции к неравноправному диалогу между РМ и РФ, созданные российской дипломатией». Но не был бы Мариан Лупу спикером воронинского парламента, если бы, по примеру своего партийного боса, не призвал колег-депутатов к терпению, потому что «разговаривать с Россией все равно надо», ведь «животворная» газовая труба, и при том безальтернативная, проложена из России в Молдову, а не наоборот. Да и российский рынок для сбыта сельхозпродукции, животноводства и виноматериалов Молдовы практически единственный. На Западе у нее своей ниши нет, и, пожалуй, в обозримом будущем не будет.
Вот почему спикер Молдовы пытался «сгладить» острые углы и призывал своих коллег наладить хоть кое-какие-то деловые отношения с Россией. При этом он сводил весь разговор к тому, что «российские политики, дипломаты, бизнесмены и чиновники» якобы «нуждаются в постоянных консультациях со стороны Молдовы», иначе как убедить их в неизменной любви к России или в высочайшем качестве молдовских вин?
Попутно Лупу отметил неизбежный рост тарифов на природный газ, поставляемый в РМ по новым ценам, и такой же неизбежный рост цен на все остальное в Молдове. Но, конечно же, он не связал «новую напасть на своих сограждан» с политическими неудачами в диалогах Кишинева с Москвой, а лишь театрально повторил рожденную в воспаленных мозгах советников президента Воронина мысль: «за свою свободу надо платить».
Кстати, о свободе, за которую так ратует официальный Кишинев. Во-первых, такая «свобода», какая существует в Молдове, самой нищей стране в Европе, где к тому же властвует криминал, процветает коррупция, насаждается полицейский беспредел и отсутствует независимое правосудие, простому народу не нужна. Во-вторых, само рвение официального Кишинева к свободе – это своеобразное цирковое представление и не более, если не сказать – чистая политическая эквилибристика. На свободу Молдовы никто не покушается, никто не пеняет несостоявшейся до сих пор государственностью, не дразнит за убогость внешней и внутренней политики. Просто говорят (и на Западе, и на Востоке), что свобода за счет других, это не свобода, а паразитство. А власть предержащие этой республики уже давно приучены жить за чужой счет: финансирование западное, энергоносители российские.
Когда-то Воронин пытался определить место Молдовы. «Молдова будет там, - говорил коммунистический лидер, - где ей будет выгодно». Прошло время, и оказалось, что Молдове и выгодно, и не выгодно «быть везде». Она хочет быть в СНГ и в Европейском Союзе. Хочет быть нейтральной, но в то же время «прислониться» к НАТО, и быть готовой в любую минуту отдаться НАТОвским начальникам. C одной стороны, как бы и по любви, но с другой, – за что-то, т.е. недаром.
Политика «покорного теленка», которую исповедует официальный Кишинев, а тем более стремление навязать свое присутствие тем, кто тебя не желает видеть рядом, кажется, уже надоела всем. Молдова сегодня напоминает бедного родственника, приехавшего из захолустья в стольный град. И этот, с позволения сказать, так называемый «родственисчек», понимая свою ущербность и осознавая, что не жизть ему в стольном граде, тем не менее, упорствует в нем остаться и ноет (постоянно ноет): вы меня не любите, потому что я тоже хочу быть таким, как вы; но вы меня полюбите и подскажите, как пристроиться на такую работу, где все в галстуках, ничего не делают, а получают большие деньги. Ну, как такому «родственнику» объяснить, что у него не римский профиль, а рано появившееся брюшко тоже не признак благородных кровей.
Подвел итоги весенней сессии молдавского парламента и президент Воронин. Он еще раз подтвердил мнение: кишиневские коммунисты во главе со своим председателем, а заодно еще и президентом страны Ворониным, упорствуют в своем непонимании ситуации. Заявление Воронина его карманные СМИ уже назвали революционным. На чем же настаивает Воронин-революционер? Да на том, что Молдова, находясь в центре Европы, очень нужна Европе, что Молдова будет упорно возбуждать к себе интерес и западного, и восточного миров, и что Молдова, если кто до сих пор не понял выгод сотрудничества с ней, готова предоставить какие-то особые, а, возможно, специальные, революционные условия для инвестиций в ее экономику. Воронин уже и сроки назвал революционного переворота в области привлечения иностранных инвестиций – это должно случиться после летних каникул парламента, в сентябре 2006 года.
Но история знает много примеров, когда политические неудачники, как правило, становились неудачливыми революционерами. А родственников, которые вовремя не отправились к себе в деревню, обычно определяли в городе на посильную для них и нужную городскому хозяйству работу. Обычно им предлагают должность ассенизатора.
Обсудить