После референдума: Москва и Тирасполь переходят к совместным шагам

После референдума: Москва и Тирасполь переходят к совместным шагамРеферендум, прошедший в Приднестровье 17 сентября, стал мощным импульсом для развития российско-приднестровского сотрудничества.
«Результаты референдума скажутся на наших отношениях с Российской Федерацией во всех сферах, – отметил глава приднестровской дипломатии. – Делегация Приднестровья была на днях в Москве, мы провели встречу с ответственными представителями России, и у нас намечен ряд направлений, по которым ожидается существенная активизация совместной работы. Прежде всего, это реализация протокола, подписанного 23 мая вице-премьером РФ Александром Жуковым и нашим Президентом. В развитие этого документа переданы предложения нашей стороны, есть довольно много предложений российских ведомств, которые нашли выражение в специальной таблице. Это сетка конкретных документов и соглашений, которые совместно с россиянами разработаны уже и представлены на утверждение. Подведение итогов по этой работе у нас будет в ноябре».
Самый объемный блок – торгово-экономический. Это соглашения о свободной торговле, квотах и преференциях. Специалисты говорят, что такие документы должны открыть для приднестровских товаров на российском рынке новое окно возможностей. Это особенно важно сейчас, когда предприятиям приходится восстанавливать потерянные в блокадное время рынки сбыта.
«Если бы Россия сегодня эти протоколы приняла к исполнению, конкурентоспособность нашей продукции на российском рынке сразу бы выросла на 20%, – сообщила агентству «Ольвия-пресс» министр экономики ПМР Елена Черненко. – Отдельные соглашения с РФ по внешнеэкономической деятельности, по защите инвестиций и по свободной торговле могли бы облегчить работу таким нашим отраслям, как кабельная промышленность, как электромашиностроительная и электротехническая промышленность».
Важный вопрос – российские инвестиции. Хотя большая приватизация в стране завершается, в приватизационной программе – еще около ста объектов. Переработка сельхозпродукции, транспорт, строительство и связь – это сферы, к которым российский капитал уже проявил интерес. Говорят, что Приднестровьем интересуется даже космическая промышленность России. Российские инвесторы в республике работают не первый год. Опыт прошлых лет показал, что российский бизнес – эффективный собственник. Его приход – это не только развитие производства. Это еще и здоровая конкуренция в республике – появится возможность уйти от ситуации, когда целые отрасли в стране в монопольном владении одного хозяина. Один из главных законов экономики – есть конкуренция, значит, есть и развитие. Большие перемены, похоже, ожидаются в отрасли связи. Российский капитал намерен создать в Приднестровье свою информационную сеть – через покупку радиотрансляционного центра «Маяк».
«Сегодня «Маяк» работает лишь на 10-15% своей мощности, – говорит Елена Черненко. – С инвестициями из России мы связываем не только надежды на развитие предприятия, но и рассчитываем на приход сюда информационного российского рынка, когда радио- и телекоммуникации России будут представлены на территории ПМР».
В планах российско-приднестровской работы – около сорока направлений. Для того, чтобы она была эффективной, нужен особый механизм. В условиях неопределенного приднестровского статуса традиционные схемы межгосударственных связей здесь не работают, говорят эксперты. Должна быть общая инструкция для российских государственных структур – как работать с Приднестровьем. Ее главная задача в том, чтобы убрать бюрократические препятствия для интеграции наших стран.
«Выяснилось, что в российских ведомствах нет твердого нормативного документа, который бы регулировал подобного рода отношения, – сообщил агентству «Ольвия-пресс» министр иностранных дел ПМР Валерий Лицкай. – Ведь соглашения, которые мы заключаем, это не соглашения двух признанных государств, когда схемы работы ясны. Мы государство, которое борется за признание, и здесь простые схемы не проходят. В ходе сложных консультаций, которые мы провели с МИДом России, появился проект нормативного документа, который будет иметь силу для всех ведомств России и который не позволит им открывать каждый раз какую-нибудь сложность, а руководствоваться этим письмом. То есть в России появится база для работы с государством, которое находится на пути к признанию. Должен сказать, что такой документ будет распространяться затем и на Абхазию, и на Южную Осетию. Так что мы здесь первопроходцы».
Еще одна важная новость из Москвы – Россия продолжит оказывать Приднестровью финансовую помощь. В российской столице понимают – чтобы оправиться от блокадных потерь, республике необходима такая поддержка.
«В ходе наших консультаций с российской стороной обсуждалась также и ситуация в области экономики, перспективы развития, прежде всего с учетом тех тяжелых потерь, которые мы понесли в результате блокадных мер со стороны Молдовы и Украины, – говорит Валерий Лицкай. – Потери достаточно серьезные, поэтому в России принято решение о продолжении оказания финансовой помощи до конца года как минимум – в том размере, который мы имели в самые тяжелые месяцы блокады. Это позволит в значительной мере стабилизировать ситуацию в социальной сфере, обеспечить стабильность нашего рубля и восстановление потерь от блокады».
Переговоры в российской столице показали – для эффективной совместной работы наших стран нужны перемены внутри Приднестровья. В Москве разделяют позицию, которую сразу после референдума озвучил глава государства Игорь Смирнов: о том, что первый шаг для интеграции с Россией – гармонизация законов.
«На уровне общих подходов мы с Российской Федерацией развивались в одном направлении. Но инвентаризация законодательной базы, которая существует у нас и россиян, показала, что за эти годы накопились существенные различия – и в экономическом законодательстве, и в гражданском, и многих других сферах. И дальнейшее развитие, практические действия каждый раз натыкаются на различие в законах, – отметил Валерий Лицкай. – Мировая практика показывает, что без гармонизации законодательства никакие интеграционные процессы нормально развиваться не могут. Это и Евросоюзе так было, это и в вопросах наших отношений с РФ».
Еще одна важная задача – это гармонизация с Россией государственной системы управления. Именно эта цель – в основе реформы власти, которую после референдума предложил Президент. Основные моменты реформы уже известны. Игорь Смирнов предлагает ввести новую должность – главы правительства и наделить Кабинет министров собственной компетенцией. Такая реформа, говорят эксперты, должна приблизить приднестровскую систему к российской схеме. По словам дипломатов, в результате развивать российско-приднестровские связи станет гораздо проще.
«В ходе работы у нас появилась техническая, но очень важная проблема – это соотношение построения государственных структур РФ и ПМР. Они у нас различаются, особенно в сфере исполнительной власти. В России есть правительство, есть премьер и т.д., у нас этого нет. Жизнь показывает, что соответствия нужно добиваться и в этом, – говорит министр иностранных дел Приднестровья. – Скажу как дипломат: не очень хорошо, когда с одной стороны документ подписывает Президент, а с другой вице-премьер. Для начала это приемлемо, но в дальнейшем желательно сращивать уровни документов, приводить их в соответствие, потому что речь идет и о проверке исполнения, и о взаимной координации, и здесь такие вещи могут иметь очень большое значение».
На фоне этой работы заявления, которые звучат в Кишиневе – о том, что референдум в Приднестровье ничего не изменил, смотрятся позицией страуса. Сегодня в Молдове ищут любую возможность, чтобы занизить значение приднестровского выбора. Официальная молдавская пресса цитирует заявления посредников – о том, что в ближайшее время переговорный процесс Кишинева и Тирасполя должен возобновиться. В молдавской столице это комментируют по-своему. Переговоры – это значит, что процесс «реинтеграции Молдовы» никто не отменял, уверяют в Кишиневе. Свои переговорные позиции молдавские власти уже обозначили. В Кишиневе заявили, что разговаривать там будут только об одном – о том, как ликвидировать приднестровскую государственность.
«Любые документы, которые когда-либо будут ложиться на стол переговоров, должны соответствовать этому концепту – приднестровская автономия в рамках единой Молдовы, – заявил министр реинтеграции Молдовы Василий Шова. – Никаких иных подходов в Кишиневе не примут».
Переговоры действительно нужны, говорят дипломаты: это лучше, чем смотреть друг на друга через прицел. Но сегодня главный вопрос – о чем говорить Кишиневу и Тирасполю сейчас, когда приднестровский референдум уже расставил все акценты? Понятно, что молдавские подходы – это прошлый век. Позицию, о которой заявляет Шова, не принимают всерьез даже на Западе. Яркий пример – предложения, которые поступили недавно от главы ОБСЕ Карела де Гюхта. Нельзя сказать, что они соответствуют итогам приднестровского референдума. Но предложение бельгийского чиновника – это смертельный приговор молдавскому унитарному закону о статусе «восточных районов», которым прикрывается сегодня Кишинев.
«ОБСЕ в лице его председателя – бельгийского министра иностранных дел Карела Де Гюхта представила свои разработки для переговорного процесса, – сообщил в интервью агентству «Ольвия-пресс» Валерий Лицкай. – Очень интересные разработки, которые основываются на опыте Бельгии, как страны конфедеративной, у которой есть интересная модель, с учетом интересов национальных общин. Они нам представили этот документ 12 сентября, мы начали его изучать. В нем, как и в каждом первичном проекте, есть и плюсы, и минусы. Единственное, что могу сейчас сказать – он абсолютно не сочетается с законом Молдовы об основных положениях статуса Приднестровья».
Закон для приднестровских дипломатов – это выбор избирателей, которые сказали «нет» общему дому с Молдовой. В прошлую пятницу Москва подтвердила, что итоги приднестровского голосования – это ориентир и для России. Государственная Дума признала легитимность референдума и заявила, что его результаты лягут в основу российской политики. На этом фоне, говорят дипломаты, в переговорном процессе у Тирасполя неизменное преимущество. Свой выбор Приднестровье уже сделало – это независимость и Россия, и никакими переговорами его не изменить. По мнению главы приднестровского МИДа, для Кишинева в этом случае есть единственный выход – это последовать приднестровскому примеру и узнать у своего народа, куда должна идти Молдова.
«Если исходить из строгой юридической, правовой логики, Республика Молдова должна была бы провести референдум о векторе своей внешней политики. Потому что вектор внешней политики РМ меняется и довольно часто – по конъюнктурным соображениям своего руководства, мнение народа никогда не учитывающим, – заявил в интервью агентству «Ольвия-пресс» министр иностранных дел ПМР. – В конце концов, в кишиневском случае вопросы идут и об евроинтеграции, и о тесных связях с Россией. Вот если бы Кишинев поставил вопрос в таком ключе и получил бы решение своего народа, дипломатам можно было бы начинать с реальных точек – не с каких-то там законов, а с реальных позиций своего населения. Потому что если Молдова выскажет желание интегрироваться в Европу, а мы хотим развивать свои отношения с Россией, то воля народа ясна – и дипломатам остается только разработать условия применения этих результатов. То есть то, что называется цивилизованным разводом. Это решаемая задача, мы хорошо видели, как это было проведено в Чехии и Словакии, совсем недавно в Сербии и Черногории. Процесс не простой, но решаемый. Я, конечно, могу себе представить и другой вариант – того, что молдавское население выскажется в пользу развития отношений с Россией. В конце концов, это был исторический вектор Молдавии, не случайный. Ну и в таком случае нам, дипломатам, было бы тоже очень легко работать – были бы одновекторные решения народов, и на их основе можно было бы разрабатывать совместные планы по интеграции – для начала – в экономические пространства, где ведущую роль играет Россия. Это и ЕврАзЭС, и ЕЭП, и у нас тоже была бы конструктивная работа».
Проблема в том, что население Молдовы спрашивать никто не будет. А без этого на первом же переговорном раунде у Тирасполя есть полное право задать молдавским представителям логичный вопрос – кого они, собственно представляют со своим унитарным законом?
Сегодня понятно всем – после приднестровского референдума на Днестре начинается новая эпоха. Законы и заявления, которыми молдавские власти потрясают уже 15 лет, больше никому не интересны. Любые новые предложения, которые лягут на переговорный стол, могут быть успешны только в единственном случае: если их авторы учли приднестровский выбор. Итоги референдума – это фактор реальной политики, и политическую погоду на Днестре отныне задает Тирасполь.
Обсудить