Отсутствие плана как отсутствие ответственности

Парламентские дискуссии по приднестровскому урегулированию, спровоцированные заявлением Госдумы РФ о признании референдума в Приднестровье легитимным, показали в очередной раз беспомощность властей Молдовы перед проблемой. Собственно, это даже не были дискуссии. Так, легкий обмен мнениями по принимаемой парламентом Декларации и скучные упреки в адрес высшего руководства страны: дескать, не прислушивается к мнению оппозиции, ленится в попытках найти выходы из явного тупика в переговорах, нет понимания ответственности за нерешенный до сих пор конфликт… Но другое и быть не могло. Депутатский корпус созыва 2005 года никогда всерьез не работал над приднестровским вопросом, и с все это время выглядит группой людей, послушно принимающей все то, что им принесут со стороны, да еще и с намеком не очень-то лезть не в свое дело. Отстраненность парламента от приднестровского вопроса, прямо скажем, дело скверное. Еще хуже оно выглядит, когда известны некоторые депутатские инициативы, связанные с подключением законодателей к процессу урегулирования, и известно пренебрежительное молчание в ответ, за которым еще большее пренебрежение: это только круглому дураку кажется, что он все понимает в футболе, в кино и в приднестровском вопросе…
Впрочем, в искусственно отведенном для парламентариев загоне есть у властей свой резон. И серьезный. Коммунисты и «лично товарищ Воронин», как никто другой знают, насколько велика роль приднестровского вопроса в борьбе за власть в Молдове, и как ею эффективно могут воспользоваться оппозиционеры. Поэтому сегодня все понятно. Поэтому коммунистические власти не хотят дать депутатам даже малейших возможностей для продвижения в вопросе урегулирования. Поэтому дело стоит. Старый большевистский лозунг «если не я, то кто же», коммунисты-вороницы переделали на свой лад: «если не мы, то никто».
… Непримиримые прежде в дискуссиях с коммунистами депутаты-«фронтисты», подчеркивая при этом, что высказывают сугубо личное мнение, предложили излишне «мягкий текст» ответной Декларации парламента РМ, так сказать, отвердить, сделать более твердым… Скажем, вместо формулировки «выражает надежду» применить слово «требует», а вместо «призывает» - «настаивает». Правда, следует отдать должное депутату Валерию Косарчуку, выставленному из парламентской фракции АМН за мало понятные молдавскому избирателю нарушения и находящемуся (даже судя по его хмурому виду) в глубокой оппозиции ко всему, что сегодня в парламенте шевелится, дышит и ходит. Он сказал то, с чем в принципе согласны и в ХДНП, и ПКРМ, и в более высоких кабинетах, где эти силы объединены. Косарчук, в частности, предложил считать приднестровский референдум агрессивным актом против Молдовы. Другой оппозиционер из фракции социально-либеральной партии Игорь Клипий, назвав Декларацию бесхарактерной, пошел еще дальше. По мнению депутата, и сам референдум, и его признание российскими депутатами легитимным - дает основания требовать вывода России из переговорного процесса. И еще. Он один, не голосовавший за принятие Декларации, объяснил бесхарактерность документа только тем, что правящая партия готова пойти на все, лишь бы остаться у власти.
Сделали попытку конструктивно подойди к приднестровской проблеме, используя как повод принятие Декларации, депутаты Дмитрий Брагиш и Дмитрий Дьяков. Последний напомнил о неоднократных инициативах фракции Демократической партии по налаживанию прямого диалога с Тирасполем и созданию межпарламентской группы, состоящей из депутатов от обоих высших законодательных органов. Дьякова явно никто не услышал. И Брагиша в парламенте не услышали: хоть и мощная, но крайне вредная в данном случае машина для голосования не захотела осложнять себе жизнь. Она преступно равнодушна и бессовестна, а ее винтики, гаечки, пружинки и прочие шпунтики будут откровенно оценивать ситуацию только после того, как всю эту машину разгонят после выборов 2009 года. Сейчас же она молчит и голосует, вернее, молча голосует. Но что же Брагиш? Коротко, так: «Кишинев показал свою неспособность решить приднестровский вопрос. Власти реагируют на событие (референдум) с опозданием и не пытаются хоть что-то предпринять на опережении. Где кишиневский план приднестровского урегулирования? Следует все-таки образовать группу молдавских депутатов для контактов с приднестровскими коллегами. Политический эффект приднестровского референдума очевиден и будет еще долго влиять на общую ситуацию в стране и ход переговорного процесса».
Что касается «кишиневского плана», то высшая власть в РМ Брагиша не услышит никогда. В официальном Кишиневе, судя по его поведению, считают, что такой план и вовсе не нужен, поскольку уже все свыклись с мыслью: планы по урегулированию пишут все, кому не лень, и кого даже не просят, но только не кишиневские эксперты. Это уже стало такой забавой молдавских коммунистов: им носят план урегулирования, они его либо успешно проваливают («меморандум Козака»), либо ждут, когда чужие авторы свой же план воплотят в жизнь («план Ющенко»). Более серьезным выглядит замечание Брагиша относительно неспособностей нынешнего Кишинева к решению приднестровского вопроса в принципе. И вот здесь-то и следует посмотреть на текст самой Декларации, напомним, дружно проголосованной в парламенте. В нем, в частности, утверждается, что, несмотря на псевдореферендум, в Приднестровье большинство его жителей определились в отношениях с РМ и подтвердили свое молдавское гражданство, а «предприниматели Приднестровья также сделали свой выбор путем легализации своего бизнеса на экономическом пространстве Республики Молдова…». Приведенные тезисы из Декларации являются основными в заочном споре с российскими депутатами, признавшими референдум в ПМР . И они же легко разрушаются, если только трезво и без смешных усилий Кишинев не будет убеждать себя в существующем еще авторитете молдавского государства среди приднестровцев. Первое. Гражданство Молдовы приднестровцы имеют (говорят, что таких более 57 процентов) только для свободного передвижения за пределами ПМР, таким образом, молдавский паспорт приднестровца – это, прежде всего, технический документ, ничего общего с политическим выбором не имеющий. Второе. Регистрация приднестровских предприятий в РМ прошла под воздействием известных событий, т.е. фактически силком. В Приднестровье ее назвали экономической блокадой. Впрочем, депутатов эти тонкости не интересовали и, похоже, не будут интересовать и далее. Декларация проголосована. Приднестровская проблема под контролем. Молдова катится в тупик.
Обсудить

Другие материалы рубрики