По логике проигравших

На днях (30 октября 2006г) телевизионный канал «МИР», освещающий проблемы жизнедеятельности Содружества независимых государств, дал в эфир аналитическую программу «Акценты» об общественно-политической ситуации вокруг Приднестровья и перспективах урегулирования молдо-приднестровского конфликта. Верные своим традициям предоставлять возможность высказывать различные мнения по тем или иным вопросам, работники канала предоставили на этот раз слово известному в Молдове проводнику коммунистических идей, журналисту Константину Старышу. Казалось, товарищ Старыш уже ничем не сможет удивить в своих журналистских находках о прелестях жизни в Молдове, управляемой лидером умирающей ПКРМ Владимиром Ворониным, о перспективах движения РМ исключительно на Запад да в сопровождении НАТО, об социальных и моральных ужасах «приднестровского режима», телезрителей канала. Но надо же - удивил.
На вопрос ведущего о перспективах разрешения молдо-приднестровского конфликта и возможных вариантах использования для этого результатов референдума, Старыш повторил старую воронинскую песню, заказанную в западных кабинетах, о юридической несостоятельности результатов голосования приднестровцев 17 сентября. И тут же добавил своих «размышлизмов». Такого понятия, как приднестровский народ нет и не может быть, заметил он, поскольку и в Молдове, и в Приднестровье имеет место одинаковый в процентном отношении состав населения (молдаване, украинцы, русские и прочие), а посему в таком случае только населяющие одну территорию, т.е. Молдову, люди могут называться народом, другие, т.е. приднестровцы на это право не имеют.
Вопрос, между тем, очень занятный. И если присмотреться пристальней, то выходит, что Приднестровье не имеет никаких прав на что-то достойное и приемлемое только потому, что рядом с ним существует государство, во многом (главное по составу населения) схожее с ним. Хорошо. А если бы такого государства, как Молдова, не существовало, то у Приднестровья были бы шансы на свою счастливую долю называться полноценным государственным организмом? Если следовать логике Старыша (а надо думать, она разрабатывалась его партийными хозяевами – ручной журналист и слова без спросу сказать не смеет), то ответ прост: если бы не было государства под названием Молдова, то – да. И теперь осталась самая малость - ответить на другой вопрос: а может ли сегодняшняя Молдова называться государством? Формально – может. А не формально?
Разве это государство, где до сих пор не могут определиться, как называется официальный язык, на котором здесь говорит титульная нация и ведется официальная документация? Молдавский? Румынский? Весьма символичной является принятая стыдливая формулировка – государственный. Хоть этим-то отметить молдавскую государственную состоятельность.
И государство ли это, идущее все время в разные стороны, идущее туда, куда его повернут временно пришедшие к власти чиновники? Только за время правления коммунистов под началом Воронина, Молдова шла и на Восток, и на Запад. И не государство это вовсе, если по жизненно важным для него вопросах никто здесь не хочет спросить совета у народа.
Из Молдовы по-прежнему бегут, поскольку нет возможности здесь заработать даже на хлеб. Ну, хорошо, бегут, допустим, не только из Молдовы. Но только в Молдове, в этом практически несуществующем формировании, этот процесс приветствуется, поскольку нынешним молдавским коммунистам не нужен в стране активный и продуктивный слой населения, который, оставаясь в РМ, никогда бы не проголосовал за «коммуняк», как минимум, во второй раз. Кишиневским «красным» они не нужны. Им нужны старики-пенсионеры, да послушный и с каждым днем мельчающий отряд партийцев, но не эти слои являются основой любой страны. Но даже для них, основного электората правящей партии коммунистов, ничего не делается для поддержания их существования, они для молдавской власти стали социальной обузой, которую необходимо содержать. Те, которые могли бы пополнять казну своей Родины, поуехали, поубегали.
В Молдове, однако, все пыжатся и все твердят об успешно продолжающемся государственном строительстве. Но неуспехи в этом деле видны даже глупцам. Господин Старыш, подпевая своим боссам, следуя логике проигравших, не хочет признать, что в ненавистном им Приднестровье все не так и все по другому: по-государственному. По крайне мере, здесь знают, куда страна идет, и здесь считают возможным и даже необходимым советоваться с живущим в ней приднестровским народом.
Обсудить

Другие материалы рубрики