Если Саакашвили сделает еще несколько шагов навстречу, Россия снизит цену на газ – мнение экспертов

Грузия ведет переговоры с партнерами по поиску альтернативного источника газа. Об этом лидер страны Михаил Саакашвили заявил на заседании Европарламента в Страсбурге. Президент так же добавил, что «Грузия готова к сотрудничеству с Россией на разных уровнях, но расценивает увеличение стоимости газа до $230 за 1000 куб. м. как политическое давление». Российские эксперты, комментируя заявления грузинского руководства, отмечают, что у Саакашвили мало шансов найти дешевый газ, поэтому он на ходу вынужден смягчать формулировки и менять тон.
Руководитель института проблем глобализации Борис Кагарлицкий:
– Грузия может отказаться от российского газа, если сумеет договориться с Туркменией или теоретически с Турцией, что технически сложнее, но возможно. Так же есть шанс договориться с Ираном, что тоже технически сложно, но в принципе решаемо. Проблема остается за субсидиями. И вот если Грузии удастся объяснить Евросоюзу и США, что ей нужны деньги на другую трубу, так как российский газ дорожает, то тогда позиции Грузии укрепляются. Если, конечно, это будет позволено Грузии в долгосрочной перспективе. Что касается потерь, то для России это будет не очень большая потеря. Грузинский рынок маленький. И сама Грузия не очень надежный плательщик. В политическом смысле Россия теряет больше. В этом смысле экономические связи – инструмент цивилизованного общения. И мы теряем этот инструмент. Если Саакашвили будет каждый год приезжать в Москву решать проблемы газа – он может решать попутно и другие вопросы. А если нет проблемы газа, вина и боржоми, – то нет и контактов. Когда у людей нет общих тем – у них нет и общих разговоров.
Генеральный директор аналитического агентства «Нью-Имидж» Евгений Минченко:
– Гипотетически есть возможность брать газ из Ирана. Но тут проблемы с транзитом и контрактным ценообразованием. Что касается сжиженного газа, то он явно будет дороже. Экономически это нецелесообразно. Хотя грузинское население мобилизовано в достаточной степени. Любые экономические лишения оно воспримет как давление со стороны внешнего врага – России.
Депутат ГД, член Комитета по делам СНГ Виктор Нефедов:
Если Грузия может отказаться от российского газа – пожалуйста. Она независимое государство – это ее личное дело. Но, боюсь, у нее ничего не получится. Саакашвили вел переговоры с Ираном и с Азербайджаном, и ничего у него не вышло. Грузинскому президенту невыгодно с нами рвать отношения. Надо сказать, что на заседании ЕС он уже меняет риторику – говорит о том, что в состоянии с нами договорится.
Ну, а если ему не нужен российский газ, то мы не пропадем. Газ у нас, как говорят экономисты, самый ликвидный продукт. Не захочет Грузия – сама же пострадает. А мы его чуть-чуть удешевим и найдем с кем договориться. С Украиной, например, или Беларусью. У нас газ идет «на ура».
Руководитель Центра политических технологий Игорь Бунин:
– В принципе, Грузия может договориться с Азербайджаном. Но на встрече с Алиевым русская сторона поняла, что президент Азербайджана может играть и с Россией, и с Америкой, и с Грузией одновременно. Поэтому получить сразу много газа у Алиева будет сложно. Второй вариант – Иран. Но Иран не захочет тесных экономических связей с союзником США. Если контракты с какой-то из этих стран пройдут – Россия потеряет партнера. Но надо сказать, что Саакашвили смягчил тон в последнее время. Он заявил на сессии ЕС, что не нужно конфликтов с Россией. Еще несколько шагов навстречу – и мы снизим цену.
Обсудить