Тирасполь не допустит ухода российских миротворцев

Интервью с главой комитета по обороне, безопасности и миротворческой деятельности Верховного Совета ПМР, бывшим первым заместителем министра безопасности ПМР Олегом Гудымо.

«Yтро»: Согласны ли в Тирасполе с послом ОБСЕ в Кишиневе, который призвал ввести в зону конфликта «международные полицейские силы»?
Олег Гудымо: Заявления о намерении замены российских миротворцев на силовые структуры стран Запада, на некие военно-полицейские силы все чаще звучат в последнее время. Продавливание этого решения ведется на фоне постоянной компрометации российских миротворцев. В рамках противостояния молдавская сторона не подписывает протоколы, время от времени обвиняя россиян в том, что ситуация в зоне конфликта неуправляема. Но на самом деле это не так. За все время у нас не произошло ни одного боестолкновения. Нет ни одного павшего миротворца в ходе инцидентов. Все попытки выдавливания российских миротворцев из зон конфликтов нужно рассматривать как угрозу национальным интересам России.
«Y»: В декабре состоятся выборы президента ПМР. В каких условиях республика подходит к голосованию?
О.Г.: Президента мы избираем каждые пять лет. Предстоящие выборы представляют интерес лишь в том плане, что снова свою кандидатуру выдвинул действующий президент Игорь Смирнов. Кроме него, политических тяжеловесов, выдвинувших кандидатуры, нет. Среди кандидатов – оппозиционный журналист Андрей Сафронов, который ранее был депутатом и министром информации ПМР, депутат Томайлы и журналистка Бондаренко.
«Y»: Как Вы оцениваете ситуацию в Приднестровье в целом?
О.Г.: С приходом к власти в Молдове Воронина мы предполагали, что произойдет интенсификация переговорного процесса и достижение взаимоприемлемого решения по урегулированию конфликта. Но, к большому сожалению, его хватило буквально на пару месяцев. В августе 2001 г. начался отход от обещаний и переход к демонтажу всего того, что было достигнуто ранее. Практически все договоренности, соглашения и протокольные поручения сейчас отложены и не выполняются молдавской стороной. Она пытается отказаться от Московского меморандума 1997 г., который является основополагающим документом в процессе мирного урегулирования. Более того, этим летом были предприняты попытки денонсировать соглашение 1992 г., остановившее войну. На мой взгляд, такая политика преступна. Россияне чувствуют давление со стороны Кишинева, с тем чтобы они ушли из Приднестровья.
«Y»: По оценкам военных экспертов, армия Молдовы – одна из слабейших в Европе. Это так?
О.Г.: Молдавская армия немногочисленна. Но ее и не планируется использовать в начале конфликтов. Основную ставку Кишинев делает на полицейские формирования. С моей точки зрения, полиция Молдовы, Министерство внутренних дел стало наиболее агрессивной составляющей всех силовых структур.
«Y»: Как можно охарактеризовать потенциал силовых структур ПМР?
О.Г.: Потенциала приднестровской стороны достаточно для сдерживания в случае начала вооруженного конфликта. Мы имеем Вооруженные силы, подразделения МВД, в том числе батальон специального назначения «Днестр». Есть батальон «Дельта» и другие боевые подразделения Министерства госбезопасности ПМР, пограничные войска. Но основная надежда – на миротворческие силы, которые молдавская сторона усиленно пытается дезинтегрировать.
Разумеется, мы стремимся не допустить эскалации конфликта. Нужно понимать, что, если действия подстрекаемого Западом Кишинева дойдут до «точки кипения», это может привести к лавинному размораживанию конфликта, к боевым действиям и крови. Но и в Кишиневе должен восторжествовать разум. Они должны вернуться за стол переговоров и начать нормальный процесс сближения двух государств. Им нужно думать не о том, каким образом поставить Приднестровье на колени, а стремиться к тому, чтобы найти и предложить нормальную формулу сосуществования двух государств. Нужно исходить из того, что в реальности почти два десятилетия независимо друг от друга существуют два государства.
«Y»: Если даже молдаване Приднестровья выступают против насильственной румынизации, конфликт Кишинева и Тирасполя не носит этнического характера?
О.Г.: Разумеется. Но, несмотря на замалчивание, в конфликте очень силен румынский фактор. Это как раз тот самый случай, когда есть непреодолимое препятствие для достижения договоренностей. По большому счету, к конфликту привела именно румынизация Республики Молдова. Так появилась Приднестровская Молдавская Республика, которая хочет остаться в сфере влияния России. Это пророссийски, прославянски настроенное население, считающее недопустимой румынизацию на этой территории.
«Y»: Минувшим летом в Тирасполе прогремели два взрыва, которые привели к человеческим жертвам. Что удалось установить в ходе следствия?
О.Г.: Самым кровавым стал взрыв в маршрутном такси. Следствие еще ведется, и сказать, что за этой акцией стоят определенные силы, я не имею права. Есть тайна следствия. Что касается взрыва в троллейбусе, то это преступление практически раскрыто, следствие находится на завершающем этапе. Материалы будут переданы в суд. Там версия, близкая к бытовой.
«Y»: Почему в Приднестровье остро стоит вопрос получения российского гражданства?
О.Г.: У нас разрешено двойное гражданство. Многие русские, украинцы, белорусы, которые проживают в ПМР, были вынуждены принять гражданство Молдовы для поездок в другие страны. Россия сначала не очень активно отзывалась на просьбы жителей Приднестровья о получении гражданства. Есть трудности из-за большого количества желающих и сложности самой процедуры принятия. Кстати, такие же трудности были и с получением украинского гражданства. Но потом Украина стала быстрее реагировать на просьбы наших граждан. Сейчас в ПМР проживает около 40 тыс. украинских граждан, которые принимали участие в выборах президента Украины. Но на выборах в парламент Украины их возможности ограничили, потому что ранее они проголосовали за Януковича. В итоге избирательные участки были перенесены в Кишинев и город Бельцы на территории Молдовы.
Огромный поток граждан с просьбой предоставить российское гражданство заставил все-таки реагировать МИД РФ. Но этих мер крайне недостаточно. Если такими темпами предоставлять гражданство РФ желающим, процесс затянется на десятилетия. Это неуважение прав русскоязычных жителей Приднестровья. Тем более что никто не отменял закон РФ, по которому гражданин СССР, не принявший гражданство другой страны, имеет право быть гражданином России.
«Y»: По результатам последней переписи более 100 тыс. русскоязычных жителей Приднестровья покинули республику. Как остановить процесс миграции?
О.Г.: Блокадные мероприятия со стороны Молдовы заставляют сворачивать работу некоторых предприятий и сокращать рабочие места. Это сказывается на благосостоянии населения, которое уезжает в Украину и Россию. Найдя там временную работу, люди начинают привыкать к новым условиям и не возвращаются. Миграция будет приостановлена, если в полном объеме заработает Московский меморандум 1997 г. и другие договоренности.
«Y»: В начале года к блокаде Приднестровья присоединилась Украина. Последствия этого ощутимы?
О.Г.: Никто на Украине не обещал, что как только Янукович придет к власти, то все тут же отменит. Но в Киеве нарастает понимание того, что Украина не имела права вставать на одну из сторон конфликта, поскольку сама является гарантом и посредником мирного урегулирования. Какой же это гарант и посредник? Безусловно, Киев должен пересмотреть свою политику в отношении Приднестровья. Но применять блокадные меры не имел права и Кишинев, что четко прописано в соглашениях 1992 года. Этой блокадой в Кишиневе не достигли того, на что рассчитывали. Мы выжили, и в основном – благодаря помощи и пониманию России.
«Y»: Спасибо за беседу.
Обсудить

Другие материалы рубрики