Приднестровье не нуждается в «Косовском прецеденте»

Привязка судьбы постсоветских непризнанных республик к возможному «косовскому прецеденту», о которой немало сказано в последнее время, неправомерна и несерьезна, считает министр государственной безопасности Приднестровской Молдавской Республики Владимир Антюфеев.
- Владимир Юрьевич, каким образом, по вашему мнению, вероятность признания или непризнания Косово отразится на судьбе Приднестровья?
- На мой взгляд, увязывание политических судеб Косово и Приднестровья является искусственным и не вполне адекватным реальности. Сама по себе дискуссия вокруг этого вопроса состоит из совокупности спекуляций, суть которых сводится к тому, что именно «косовский прецедент» станет ключом к разрешению южноосетинского, абхазского и приднестровского узлов. Но, на мой взгляд, никакой связи между ситуацией на постсоветском и пост-югославском пространстве в настоящее время нет.
- Почему?
- Природа возникновения Косово и Приднестровья различна. Наша республика создана по воле народа. Эта воля была подкреплена многочисленными референдумами, где мы сначала высказались за автономию в составе Молдавской ССР, а затем, после уничтожения Советского Союза, – за полностью независимое, самостоятельное от Молдовы государство. 17 сентября текущего года мы отпраздновали еще одну победу демократии в Приднестровье, проведя референдум о дальнейшем самоопределении республики. Воля народа такова: 97% приднестровцев высказалось за независимость республики и ее свободное вхождение в состав России. Какие могут быть еще вопросы?
Наша этническая и религиозная политика изначально учитывала интересы всех наций и религиозных групп. Приднестровье с первых дней существования республики ввело три государственных языка и всячески способствовало открытию национальных школ для других, проживающих на территории ПМР наций. Мы защитили свою независимость с оружием в руках, но при этом не допустили этнических и религиозных чисток. Сегодня мы – полноценное государство, которое обеспечивает свою независимость, самостоятельно, без внешнего военного, политического и экономического протектората.
Теперь посмотрим на Косово: это типичный этнорелигиозный конфликт, в ходе которого имел место геноцид сербского православного населения. Более того, в конечном итоге Косово де-факто отделилось от Югославии только благодаря развязанной против этой страны агрессии со стороны стран блока НАТО.
И сегодня Косово существует под натовским прикрытием. Если с Югославией все понятно – эта страна погибла вместе со своим героическим президентом Милошевичем, то на постсоветском пространстве тектонические подвижки продолжаются. Пока не решена судьба непризнанных государств, невозможно однозначно заявить, что «советский вопрос» полностью закрыт.
Сравнивая Приднестровье и Косово, понимаешь, что приднестровский народ создал действительно цивилизованное, соответствующее современным мировым стандартам государство. В свою очередь, в Косово надо приложить серьезные усилия для того, чтобы приблизиться к приднестровскому образцу. Поэтому говорить о «косовском прецеденте» для Приднестровья – несерьезно. Скорее, признание Приднестровья может стать прецедентом для решения судеб других непризнанных государств и народов.
- Но все же Запад поддерживает идею признания Косово и всегда торпедирует такую возможность для Приднестровья. Чем это объяснить?
- Проблема – в пресловутых «двойных стандартах». В случае с Косово, Запад разрушает славянское православное государство и решает стратегический вопрос по окончательному вытеснению с Балкан всех форм российского влияния. По этой причине, несмотря на этнические и религиозные чистки, американцы и ЕС всячески педалируют вопрос признания Косово. В свою очередь, Приднестровская Молдавская Республика как пророссийский анклав, несмотря на все элементы цивилизованного государства, с точки зрения Запада не имеет никаких прав на признание.
Именно поэтому первым государством, которое могло бы признать Приднестровье, должна стать Российская Федерация. Мы несем на себе «русский крест», в этом наша историческая миссия и призвание. Запад это понимает, и за это «стреляет» в нас. Надеюсь, что в самом ближайшем будущем роль Приднестровья осознает и должным образом оценит сама Россия.
Обсудить