Президент Республики Молдова Владимир Воронин: «Наши компьютерщики делают программное обеспечение всей медицине Великобритании»

Новейшая молдавская государственность не может похвастать обилием правителей. Однако из списка, предложенного истории 15-ю годами политической независимости крошечной гроздеподобной республики, наиболее яркой, харизматичной и сильной личностью, по мнению многих, является Владимир Воронин.
В каких тектонических глубинах отливался этот сплав сверхэмоциональности с яростной державностью, упрямым желанием во что бы то ни стало сохранить незыблемыми контуры своего государства при видимом отсутствии у этого человека страха и оглядки на железобетонные авторитеты? Откуда в нём эта неистовая, почти страстная любовь к пятачку планеты, именуемому Молдовой?
За годы президентства он получил много уроков мудрости, а вместе с ним – все мы.

Партнёрство: навязываемое и желанное

- Ваш успешный визит в Минск, встреча с президентом России и забрезжившая надежда на урегулирование винного конфликта – это, по-вашему, предел мечтаний или только начало грандиозного примирения?
- Этот позитив будет распространён на расширение и углубление двусторонних отношений, и даже более того - отразится на решении приднестровской тематики. Могу вам по большому секрету сказать, что сразу после приезда я дал указания своим структурам по работе над углублением отношений с РФ по всем спектрам гуманитарного направления: культура, искусство, обмен выставками, образование. Есть серьёзные намерения в отношении Эрмитажа. Я сегодня поставил серьёзную задачу советнику Олегу Рейдману вернуться к программе региональных отношений. Сейчас будем готовить предложения. И, конечно, планируются новые встречи с Владимиром Владимировичем.
- Сибирские губернии наверняка хоть завтра скупили бы молдавские соки и детское питание.
- А какие консервы хорошие мы делаем! У нас был единственный в Союзе завод по производству качественного детского питания.
– На последней сессии ГУАМ в Кишинёве Молдова вместе с Украиной и Азербайджаном не поддержала просьбу Грузии выступить единым фронтом против России. Можно ли рассматривать этот пример как шаг к взвешенной политике со стороны Молдовы?
– ГУАМ создавался не против кого-либо, а как международная организация стран, учредивших его, с задачами, в своей основе являющимися историческими. Для этого надо вспомнить о Великом Шёлковом пути и перенести его в современную плоскость восстановления энергетических коридоров, подачи энергоносителей и создания их резервов, организации свободного прохождения товаров, людей, капиталов через границы этих государств. Вот это – главная цель ГУАМа, а не выступления против кого-то. Если кто-то хочет втянуть нас в такие выступления, акции и предложения, пусть даже на уровне невинных резолюций, то мы на это не пойдём, тем более, если речь заходит о нашем стратегическом партнёре – Российской Федерации.
– В последнее время Румыния заметно потеплела в своём отношении к Молдове. Что наша страна могла бы получить от сближения с запрутской соседкой?
– Наблюдательный взгляд может заметить, что потепление идёт только со стороны Румынии. Я бы назвал это не потеплением, а навязыванием нам определённых правил игры, положений и принципов, которые Бухарест на протяжении всех 15-и лет независимости пытается нам навязать. Если глубоко вникнуть и дать справедливую оценку, это называется вмешательством в дела суверенного государства. Мы никогда не просили румынские власти делать это за нас. Уж как-нибудь сами. Может быть, времени понадобится больше, но Молдова в состоянии самостоятельно обеспечить и европейскую интеграцию, и внутреннее демократическое развитие государства, и повышение уровня социально-экономичесокой жизни наших трудящихся без подобных потеплений, друзей и адвокатов, которые нам навязываются из-за Прута.
– Насколько может повлиять на политическое или экономическое положение РМ назначение Авигдора Либермана, кишинёвца по происхождению, на пост израильского вице-премьера?
– Это назначение позволит ещё больше укрепить наши отношения с Государством Израиль. Сегодня мы их оцениваем как находящиеся на достаточно высоком уровне. Визит президента Молдовы в Израиль и ответное посещение Кишинёва г-ном Моше Кацав – тому подтверждение.
Неделю назад Израиль навестил наш вице-премьер Андрей Стратан, где встретился с президентом и министрами. Это даёт нам возможность ещё больше развивать связи с нашими соотечественниками в Израиле в интересах торгово-экономических отношений, беспрепятственного взаимообмена людьми без всяких сумасшедших ограничений.
– Подписан договор с Израилем о двойном налогообложении. Ожидаете ли вы притока крупных инвестиций из страны богатейших банкиров и мощного хай-тека?
– У меня много друзей, репатриировавшихся в Израиль, ещё с той поры, когда я работал в Дубоссарах, Унгенах и Бендерах. Сейчас сложились связи и на уровне высших руководящих кругов Израиля. Одним из препятствий проникновения израильских инвесторов в Молдову было отсутствие такого соглашения. Когда г-н Авигдор Либерман приехал к нам на Второй форум выходцев из Молдовы, проживающих за её рубежами, я попросил его помочь продвинуть это соглашение, которое лежало «под сукном» несколько лет. И вот состоялось подписание. Думаю, дорога отныне для израильских инвесторов в Молдову будет открыта на самых законных основаниях.

Боль как резонанс

– Возможна ли в принципе, по-вашему, крепкая дружба между политиками?
– Между многими из нас устанавливаются симпатии, дружеские отношения, которые диктуются не только формальными обязанностями и положением как руководителей государств. Однако настоящие отношения проверяются после того, как заканчивается мандат на должность того или другого в этой дружественной связке. Тогда-то и можно говорить, что дружба состоялась.
– А если человеческие отношения будут диссонировать с государственными?
– Это несопоставимо. Мы везде и всюду представляем интересы страны и отвечаем за форму и способ представления этих интересов как высшее должностное лицо. Думаю, никто из президентов не позволит себе идти на дружеские отношения в ущерб госинтересам.
- Ваш любимый исторический госдеятель в планетарном масштабе.
- Джавахарлал Неру. Этот чрезвычайно нравственный человек оказал на меня влияние ещё в молодости. У меня есть его полное собрание сочинений. Это был не просто лидер, а духовный водитель нации.
– Обижаетесь ли на колкие высказывания в ваш адрес? Насколько защищены от них?
– В последние годы слышу не просто колкие высказывания. Доходит уже до унижения достоинства должности президента, а не просто личности человека. Я вообще-то соотношу их с издержками той деятельности, которую провожу. Подобная реакция говорит: то, что я делаю – правильно. Было бы хуже, если б вообще не было резонанса. Я бы не знал, как кто откликается на предпринимаемые мною действия.
Болезненно реагируют те, у кого забирается нелегальный бизнес и возможность свободно шарить по государственному карману, что они безответственно позволяли себе делать долгие годы. Я же испытываю морально удовлетворение, добиваясь своей цели, хоть и понимаю, что это вызовет озлобленную реакцию с их стороны. Но это меня не только не останавливает, а, наоборот, воодушевляет и подтверждает, что я на правильном пути.
– 2006-й является годом Достоевского. Фёдор Михайлович определял основным качеством высокодуховного человека пронзительное чувство вины за всё плохое, творящееся в мире. Чувствуете ли вы себя виноватым за ряд допущенных неприятностей в винном экспорте, за недавние тягомотные объезды по железной дороге, за бедность многих жителей Молдовы?
– Достоевский не является моим любимым писателем, потому что предпочитаю чёткие и однозначные слова, оценки и выводы. Но каждый из нас должен находить силы и возможность для покаяния, когда совершает не то, что положено. А это он сам должен определить. Не всегда выводы и мораль общества совпадают с личностным восприятием той или иной ситуации, в которой человек сам себе выносит вердикт. Высший Судья – это Бог, а личным судьёй находится в каждом из нас.
Когда возникает чувство вины перед кем-либо, надо покаяться, может быть, даже мысленно, потому что публичные порки ожидаемы и вызывают обратную реакцию, а не ту, которую человек понесёт, если мысленно произнесёт: «Да, Господи, я был неправ, и больше такое не повторю».

Жуткие подробности

– Владимир Путин, улетая из Кишинёва после саммита глав стран-содружеств, признался в интервью, что является абсолютно несвободным человеком. А насколько зарегламентирована ваша жизнь?
– В этом я с ним абсолютно согласен. Владимир Владимирович высказал то, что я испытывал с первого дня вхождения в кабинет президента РМ: полное отсутствие свободы, абсолютная подчинённость режиму, графику и протокольным делам, практически полное отсутствие личного участия в чём-либо в качестве простого гражданина. Уже через год этой работы я понял, что мне не нужны деньги, потому что обнаружил, что их у меня в кармане нет. У нас нет возможности приблизиться к какому-либо прилавку, пройтись по тротуару – это исключено. Мои попытки выйти за рамки приводили к нехорошим результатам – улицы сразу блокировались, что доставляло неудобство людям, стоящим на троллейбусных остановках. И я отказался от попыток прорваться сквозь ограничения и барьеры вокруг президента, подчинился. Потом просто привык. Это длится уже 6 лет. А вообще по-человечески это жутко.
– Кого вы видите своим преемником?
– Должны быть достигнуты несколько результатов на выборах 2009 года, чтобы я мог говорить о преемнике. Вопрос для меня не такой простой, как в других странах, потому что у нас президент избирается парламентом. Партия, которой я руковожу, должна иметь большинство. Но может сложиться другая расстановка сил, и тогда уже в ход пойдут компромиссы и переговоры. Однозначно не только и не столько от меня будет зависеть, кто станет следующим президентом.
– У вас довольно высокий рейтинг. А ещё один срок не хотите отсидеть на «троне»?
– Нет. И устал, и возраст. 8 лет – достаточный срок для любой должности, а не только президентской, чтобы себя реализовать, либо понять, что не туда попал. Поэтому надо, чтобы кто-то со свежими силами, идеями и мыслями продолжил строить современную Молдову.

Ориентир – молодые мозги

– Готовы ли вы поддержать IT-технологии, IP-телефонию и хай-тек, моделью приоритетного отношения к которой служит маленькая Ирландия?
– Ко всем новым информационным технологиям я отношусь в высшей степени положительно и конструктивно. Если совершим экскурс в недалёкую историю, то увидим, что Комитет по паспортизации и документированию вначале входил в состав МВД в тот период времени, когда я стал министром внутренних дел. Мы эту структуру и создали.
Потом она стала развиваться. А когда я стал президентом, ей придали статус департамента. После вторых выборов я понял, что информационные технологии в мире настолько важны, что нам нужно идти ещё дальше, и мы подняли статус структуры до Министерства информационного развития.
Конечно, значимость информационных технологий для нашего государства не всеми адекватно оценивается. Мы не имеем сырьевых запасов, минералов под землёй, но у нас есть мозги. Если их правильно развивать, то мы действительно можем повторить опыт Ирландии.
В этом плане у меня родилась президентская инициатива. Все учебные заведения страны, от вузов до самых отдалённых сельских школ, должны быть компьютеризированы и подключены к Интернету. Назрела необходимость создать единую образовательную систему по информационной линии, причём с обратным адресом. Не только Минпросвещения будет давать рекомендации по электронной почте для школ, но и получать обратную информацию с мест о положении дел и обо всём, что там творится.
Но это – первичная задача. Вторая – готовить из способной молодёжи программистов и других специалистов в этом направлении. У нас сейчас в Кишинёве работает уже порядка тысячи человек, которые занимаются разработкой программного обеспечения. Например, мы покрываем полностью всю программу медицинского обеспечения Великобритании. Она разрабатывается у нас в Кишинёве уже несколько лет.
– Рассматриваете ли вы Интернет-прессу как СМИ? Есть ли у вас время на вести из Глобальной Сети?
– Нет, физически не успеваю, но мне выуживают оттуда новости. В этом году мы ввели в аппарат президента должность специалиста по информационным технологиям, который отслеживает все моды и направления в мире в этой сфере, полезные для нашей страны.

Даёшь чемпионов!

– Что слышно о строительстве нового стадиона в районе цирка? Не превратится ли оно в долгострой?
– Должен появиться, и не один. Мы с материально-технической базой спорта за эти 15 лет не просто отстали, а ничего не делали. Спорт ведь требует новых технологий и суперсовременных условий. В этот контекст увязывается и моя инициатива об образовании специального Агентства по спорту высших достижений. Физическая культура остаётся в школах, это задача учебно-воспитательного процесса – растить детей здоровыми, физически подготовленными, а уже спорт высших достижений должны делать специально подготовленные люди. В этом плане нужна, конечно же, материальная база. Нам необходимы несколько стадионов, на которых ребята могли бы заниматься круглогодично любимыми видами спорта.
– В какой степени доступных для детей Молдовы?
– А для кого это делается? Именно для них. Методом селекции в районах, сёлах будут проводиться чемпионаты школ, районов и так далее. Появятся таланты.
– Население озабочено расхищением лесов Молдовы, вырубкой дубовых рощ на шкафы и табуретки, продажей иностранным фирмам ценных пород. Будут ли приниматься меры по пресечению этих преступлений?
– Особенно остро стоял этот вопрос несколько лет назад. Мы приняли меры. Незаконная рубка кем попало прекращена, идёт только плановая. Потому что дерево, как и всё живое, стареет и засыхает. Леса надо очистить. У нас очень много сорных сортов деревьев, если можно так выразиться. И сейчас поставлена задача обновлять лесные угодья твёрдыми породами. Например, дубовые рощи были исторически характерны в наших местах. Есть места, где нельзя трогать ту же акацию, она очень хорошо работает на опытных участках. Сейчас плановые рубки утверждаются правительством республики, самовольничать никому не разрешается. Другое дело, что кто-то, может быть, пользуется разницей в расценках.
Обсудить

Другие материалы рубрики