Стенограмма ответов Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ в ходе участия в 14-ом заседании СМИД ОБСЕ, БРЮССЕЛЬ, 4 декабря 2006 года

Вопрос: Чего Вы ожидаете от СМИД ОБСЕ?
С.В.Лавров: Многого не жду. Если вас интересует конфликт на территории Грузии, то, конечно же, не здесь будет найдено урегулирование. Оно будет найдено в тех форматах, которые были созданы. В свое время, формат по Южной Осетии был поддержан ОБСЕ. Эта организация там представлена в качестве наблюдателя. По Абхазии - это формат, который был поддержан Советом Безопасности ООН. В их рамках сформулированы конкретные предложения сторон. Мы считаем абсолютно необходимым, чтобы все участники этих договоренностей их выполняли. Убеждены, что именно в этих форматах, без налета чрезмерной публичности, которой неизменно сопровождаются подобные большие форумы, можно находить конкретные взаимоуважительные, взаимоустраивающие стороны решения. Здесь пытаются с участием 55 делегаций, по сути дела, «на коленке» в ходе заседания писать какие-то вещи с претензией на решение всех проблем. Я не говорю уже о том, что здесь нет других сторон конфликтов. И грузинское руководство, и все мы не раз подчеркивали, что только с участием всех вовлеченных сторон можно разрабатывать такие договоренности. Так что, к сожалению, это -политизация процессов урегулирования.

Вопрос: Что касается подписания документов. Если там будут упомянуты Стамбульские обязательства, будет ли Россия согласна с ними?
С.В.Лавров: Так называемые Стамбульские обязательства очень часто используются для спекуляций, потому что их постоянно увязывают с ратификацией Соглашения об адаптированном ДОВСЕ. Никакой увязки в Стамбуле между урегулированием конфликтов в Грузии, Молдавии и ратификацией адаптированного ДОВСЕ не было. Достаточно ознакомиться с документами. Мы, в отличие от тех, кто эту увязку делает, эти документы читали и не забыли о них. Поэтому ратифицировать Соглашение об адаптированном ДОВСЕ обязаны все, а наши западные партнеры от этого уходят. Необходимо, конечно же, урегулировать конфликты и в Грузии, и в Молдавии. Мы, в том, что касается наших обязательств, чисты перед всеми нашими партнерами. Мы закрыли базу в Гудауте. Несколько лет назад ее посетили эксперты ОБСЕ, которые смогли убедиться, что ее инфраструктура используется исключительно миротворцами, находящимися там. Мы подписали соглашение с Грузией о выводе двух других военных баз. База в Вазиани еще раньше была выведена и закрыта. Вывод из Ахалкалаки и Батуми осуществляется в полном соответствии с теми параметрами, которые были согласованы между Москвой и Тбилиси.
Что касается Приднестровья, то вывоз боеприпасов и вывод и частей, которые обеспечивают их охрану, бурно осуществлялся в 2003 году. Было вывезено более 50 эшелонов. Потом этот вывод был прекращен в ситуации, когда процесс урегулирования зашел в полный тупик. К сожалению, руководство Молдавии в одностороннем порядке этот процесс остановило и с тех пор предприняло целую серию односторонних мер, которые лишь антагонизировали приднестровскую сторону. В таких условиях ясно, что процесс урегулирования возобновить было бы трудно. Сейчас наметились, надеюсь, подвижки в этом вопросе. Была встреча Президентов В.В.Путина и В.Воронина. Я регулярно нахожусь в контакте с моим молдавским коллегой. Если мы возобновим процесс урегулирования, а для этого нужно преодолеть последствия некоторых односторонних молдавских шагов, и если он пойдет нормально, то тогда возобновится и вывоз боеприпасов из Приднестровья.

Вопрос: В британской печати были сообщения о том, что российские дипломаты якобы выражали протест по поводу публикации посмертного письма Литвиненко. На Ваш взгляд, насколько корректно эта тема освещается в британской прессе?
С.В.Лавров: Если было сообщено именно так, как Вы сказали, это абсолютно некорректно. Таких указаний наши дипломаты не получали и не могли получать. Единственное, о чем мы говорим с Лондоном, в том числе с Министром иностранных дел Великобритании М.Беккет, - это о необходимости избежать какой-либо политизации вопроса, этой трагедии. А смерть человека - всегда трагедия. Если у англичан есть к нам вопросы, то они должны быть направлены по линии правоохранительных органов, между которыми существуют соответствующие контакты и каналы общения.
На момент проведения «Форума для будущего» в Иордании, где М.Беккет в очередной раз со мной встречалась, она мне подтвердила, что эти вопросы еще не подготовлены британскими следователями. Я ей подтвердил, что как только они будут готовы, наши правоохранительные органы их оперативно рассмотрят. Второе, о чем я с ней говорил: раздувать эту кампанию с участием официальных лиц неприемлемо. Это, конечно, наносит ущерб нашим отношениям. Есть проблема, связанная с расследованием обстоятельств смерти человека. Давайте заниматься этим профессионально, а не через использование экспертизы средств массовой информации и тех, кто делает различного рода двусмысленные утечки в газеты и на телевидение.
Обсудить