Президентские выборы в Приднестровье: еще один шаг в выбранном направлении

Реакция в мире на президентские выборы в Приднестровье была такой же предсказуемой, как и неоднозначной. Но с их итогами спорить трудно. В выборах приняли участие 66,1% избирателей. Действующий глава государства Игорь Смирнов набрал более 82% голосов. По оценкам зарубежных экспертов и наблюдателей, приднестровцы поддержали, прежде всего, курс на признание и интеграцию в Россию. И это уже второй шаг Приднестровья на этом пути. Первым был референдум 17 сентября 2006 года о взаимоотношениях с Молдовой и Россией, в ходе которого более 97% участников референдума высказались за присоединение к России. Но как долог будет этот путь, никто не скажет. Все зависит от конъюнктуры мировой политики.
«Оценки многочисленных наблюдателей на выборах, представлявших неправительственные организации различных европейских государств, сводятся к тому, что голосование было организовано вполне демократично, без каких-либо существенных нарушений. О соответствии избирательной кампании и процедуры голосования общепризнанным международным стандартам заявили и находившиеся в эти дни в регионе депутаты Государственной Думы», - так оценил организацию выборов российский МИД.
Президентские выборы были замечены не только Москвой, но и Вашингтоном, и его европейскими сателлитами. Реакция Запада была весьма бурной. Администрация Буша назвала выборы попыткой «дестабилизации Молдавии». Официальный представитель госдепартамента США Терри Дэвидсон считает, что эти выборы не признаны ни одним государством в мире. Он также безапелляционно заявил, что «точно так же ни одна страна не признала итоги проведенного 17 сентября «референдума о независимости». Если учесть, что главным итогом референдума стал геополитический выбор Приднестровья в пользу России, то становится понятно, что заявления Госдепа это тоже выпад в сторону России. А за Вашингтоном в оценке приднестровских выборов уже привычно выстроились Брюссель, Кишине, Киев и Тбилиси.
Вслед за демонстрацией дружного непризнания была высвечена и позиция «объединенного Запада» по приднестровскому урегулированию. Озвучена она была Эстонией. Известно, что США поручили прибалтийским странам заниматься продвижением демократии западного образца в европейской части постсоветского пространства, и они добросовестно выполняют это поручение. Депутат Европарламента от Эстонии Марианна Микко заявила, что «крупнейшим препятствием на пути к самоопределению жителей Приднестровья является пребывание здесь российских войск». По ее мнению, для того, чтобы разрешить молдо-приднестровский конфликт, России достаточно лишь «выполнить обязательства по выводу своих войск из Молдавии». Нетрудно представить по какому пути пойдет тогда урегулирование. В Приднестровье сохранение мира и стабильности всегда связывали с военным присутствием России.
Собственно о том, как в Брюсселе видят разрешение конфликта, Марианна Микко сама прозрачно намекнула. Она считает, что европейская миссия по мониторингу, находящаяся уже более года на украинско-приднестровской границе является успешной по сравнению с деятельностью миссии ОБСЕ. Этой международной организации, по мнению евродепутата, не удалось достигнуть прогресса в молдо-приднестровском урегулировании поскольку Россия до сих пор не вывела свои войска из региона. В этой ситуации, считает Марианна Микко, Евросоюз должен усилить свое влияние, «сохранить принципиальность и не отступаться от принципов даже под угрозой энергетического кризиса». Страшилка о том, что Россия может задействовать энергетический рычаг для достижения своих политических целей Вашингтон, похоже, вовсю использует для давления на Брюссель. Озвучивать страшилки должны, конечно же, европейские сателлиты США, не так давно освободившиеся от «диктата Москвы».
Однако дипломатия, особенно зараженная вирусом «двойных стандартов», не всегда отражает объективную действительность. В тех случаях, когда реальность не вполне соответствует национальным интересам, такая дипломатия пытается конструировать мнимый мир, в котором действуют инструменты, себя не оправдавшие или изжившие. Так происходит на протяжении многих лет вокруг Приднестровья. Некое «международное право» якобы делает волеизъявление народа «недействительным». Во всем, конечно, «виноват» принцип территориальной целостности государств. Но вот применяется этот принцип почему-то лишь одной заинтересованной стороной, и применяется выборочно. Когда рушится Советский Союз, делится Югославия или «бархатно» разводятся Чехия и Словакия – о священном принципе забывают. Зато когда дело касается проамериканской Грузии или Молдовы, в которой титульная бюрократия смотрит в Румынию, «незыблемый» международный закон оказывается востребованным.
Но такой дисбаланс вечным быть не может. Как известно, Государственная дума России официально признала итоги приднестровского референдума 17 сентября 2006 года. МИД РФ заявил, что Москва будет учитывать итоги референдума в своей внешней политике и порекомендовал другим странам также не игнорировать результаты плебисцита. В Вашингтоне, судя по заявлениям администрации Буша, об этом не знают. Нынешние президентские выборы в России также считают вполне легитимными. Российский МИД в своем комментарии отметил, что «волеизъявление народа республики прошло организованно» и «итоги голосования подтвердили, что Игорь Смирнов остается признанным лидером Приднестровья». Один из наблюдателей - депутат Госдумы, директор Института стран СНГ - Константин Затулин подтвердил, что Россия официально признает итоги выборов в Приднестровье и это лишь этап для достижения признания республики. «Я уверен, что Государственная Дума сделает всё для этого. Всем остальным тоже надо признать реальность. Прошло уже 15 лет, Приднестровье как государство давно сформировалось. Официально Российская Федерация пока не признала Приднестровье. Но это не вечный постулат. Позиция России со временем меняется. Признание Приднестровья, которое возникло в результате конфликта - это не акт, это процесс. И в этом процессе выборы президента - важный этап, доказывающий, что Приднестровье - зрелое государственное образование», - заявил Затулин в Тирасполе.
Кто-то может привести контраргумент, что Россия со своей позицией остается в одиночестве. И у Москвы мало возможностей повлиять на ситуацию, особенно когда соседи Тирасполя – Кишинев и Киев официально заявили о непризнании выборов.
В Кишиневе много раз менялся состав парламента, президенты и даже форма правления, но режим остается неизменным с момента обретения Молдовой независимости. Форсированное объединение с Румынией в начале 90-х было сорвано, тем не менее, страна медленно дрейфует в выбранном направлении. Поэтому ожидать от руководства Молдовы каких-либо изменений в отношении к Приднестровью невозможно. В Украине же не все так однозначно. Смена режима там произошла, по крайней мере, однажды – в результате «оранжевой революции». Нечто подобное там происходит и сейчас, хотя и не в такой интенсивной форме. Поэтому расписываться за Киев еще рано. «Что касается заявления МИД Украины о непризнании выборов в Приднестровье, то украинский МИД на сегодняшний день не представляет Украину, так как находится в жесточайшем кризисе и отрыве от украинского общества и не выполняет своих функций. Сегодня министра иностранных дел на Украине попросту нет. Украина в лице ее правительства несомненно признает эти выборы и будет сотрудничать с переизбранным президентом Смирновым», - считает российский политолог Сергей Марков.
Россия мягко, но верно ведет дело к признанию самоопределившихся государств в СНГ. В Украине явно обозначился откат от политики блокад в отношении Приднестровья. Другие игроки – США и Евросоюз. Демократические процедуры, которые явно уже стали нормой жизни в Приднестровье, игнорировать Европе трудно, если вообще возможно. И здесь геополитические интересы США вступают в противоречие с европейскими нормами демократии. Что предпочтет сама Европа? «Старая Европа» пока воздерживается от собственных самостоятельных оценок приднестровского вопроса и позволяет «младоевропейцам», которые своими антироссийскими выпадами сдают экзамен на европейскость, выступать инструментом Вашингтона. Но долго ли продлиться такое положение? Российский фактор становится все более мощным и в европейской, и в мировой политике. Россия уверенный и сильный игрок и в ее руках становится все больше аргументов для признания самоопределившихся государств. Кроме того, растущий экономический и геополитический вес России придает уверенности, что позиция Москвы повлияет на мировую конъюнктуру. В Москве понимают, что полноценное признание – не одномоментный акт, а процесс. Важно, что этот процесс идет осознанно.
Обсудить