Что ожидает молдаван в Молдове в 2007 году?

Первое, что сделало руководство Румынии после оккупации в 1941 году Советской Молдавии, это запретило местному населению говорить на родном молдавском языке. Распоряжением губернатора «Бессарабии» от 15 ноября 1941 было строго запрещено во всех публичных местах разговаривать на «нерумынском языке». Статья вторая Распоряжения губернатора Бессарабии по этому поводу гласила: «Нарушение предписаний, предусмотренных первой статьей, карается тюремным заключением сроком от одного месяца до двух лет» ( Г.Б.Комарницкий, «Мина замедленного действия», стр.72). Одновременно с тюремным заключением суд мог дополнительно приговорить жертву к штрафу от двух до двадцати тысяч леев и лишению прав занимать государственную должность сроком до шести лет.
Война давно позади. Народ Советской Молдавии c помощью братских народов советских республики возродил из пепла свое государство, казалось бы, напрочь «выбросил» из памяти годы лихолетья и навечно забыл о румынской оккупации, когда молдаванина считали человеком второго сорта, и его, например, за малейшее нарушение трудовой повинности, могли, в лучшем случае, высечь розгами, а то и расстрелять на месте. Много воды утекло с той поры, но «румынизм» за 26 лет оккупации настолько глубоко пустил корни, что даже спустя 60 лет (!) бессарабцы не могут избавиться от этой чумы двадцатого века.
Наиболее ярко эта болезнь проявилась в конце 80-х, начале 90-х годов, когда возрожденный в Молдове румынский национализм «вырвался» на улицы и площади Кишинева. Всех тех, кто говорил на «нерумынском», румыны и их прихвостни жестоко избивали и в порыве ненависти к иноязычным могли без суда и следствия забить до смерти. И если в те времена народ Приднестровья, поднявшийся на борьбу с румынским национализмом, несколько поубавил пыл лидеров прорумынского движения, то сегодня такой «ограничитель» снят, и прорумынские националисты, прикормленные из Бухареста, вновь подняли в Молдове голову. Приднестровье создало свое государство и не вмешивается во внутренние дела теперь уже соседней страны. И сдерживающий фактор утратил свою роль.
Если 5-6 лет назад официальный Кишинев еще пытался процесс румынизации «вуалировать», то сегодня это делается совершенно открыто.
То, что Румыния в массовом порядке производит паспортизацию населения Бессарабии, считается обычным явлением. Если гражданин Молдовы желает быть гражданином другой страны, это его личное дело: чем меньше своих граждан в стране, тем легче ими управлять. Такое мнение у чиновников высшего эшелона власти в Кишиневе бытует. Параллельно с этим, на широкую ногу поставлена в Молдове дискриминация населения по национальному признаку. Последняя перепись населения, проведенная в Молдове в 2004 году, это продемонстрировала: численность русскоговорящего населения в РМ сократилась более чем на 15 %. Если в начале 90-х годов доля русских и украинцев составляла 35%, то по состоянию на 2004 год их осталось около 20%. А сокращение численности нацменьшинств – первый признак их дискриминации. По мнению экспертов, русские, украинцы и другие «нерумыны» продолжают покидать Молдову. И делается это не только потому, что в этой стране самый низкий уровень жизни в Европе, а потому, что в Молдове сужается поле функционирования родных для них языка и разрушается их национальная культура. Одним словом, осуществляется геноцид инакоговорящих.
По данным переписи, в Молдове живут 175 тыс. этнических русских и примерно столько же украинцев, которых относят к категории русскоязычных. Жизнедеятельность этих народов в РМ во многом ограничена, высокооплачиваемые должности (особо руководящие посты) им не доступны, и довольствуются эти люди тем, что достается им с «барского плеча» представителей титульной нации. Дело дошло до того, что даже министров, говорящих на русском языке, в Молдове гонят с работы. Недавно депутаты парламента РМ выступили с инициативой отстранить от должности министров и других высокопоставленных чиновников, не владеющих государственным (румынским) языком. Такая инициатива поступила от альянса "Наша Молдова", Христианско-демократической народной партии, Социал-либеральной партии Молдовы и группы независимых депутатов.
По мнению парламентариев, в отставку должны быть отправлены все русскоязычные министры. Это министр транспорта и дорожного хозяйства Мирон Гагауз, министр информационного развития Владимир Моложен, министр реинтеграции Василий Шова, а также генеральный директор агентства земельных отношений и кадастра Александр Банников и генеральный директор агентства строительства и развития территории Игорь Семеновкер. Авторы инициативы утверждают, что чиновники, не владеющие языком титульной нации, нарушают конституцию и закон о функционировании языков («МВ», №96, 27.12.06г.).
Возможность получить в Молдове высшее образование на родном языке меньшинств ограничена до минимума. Бюджетные «русские группы» в вузах Кишинева практически закрыты, а в немногих оставшихся большинство студентов – представители титульной нации. Такое же отношение в Молдове к русским и украинским школам. Если в начале 90-х их было более 500, то в настоящее время более половины из них (в основном русские) закрыты, а оставшиеся финансируются по так называемому «остаточному» принципу: прежде всем необходимым обеспечиваются школы с титульным языком обучения, а на «остатки» содержатся школы русские и украинские. Вот почему в русскоязычных школах годами не делается ремонтов, протекают крыши и потолки, в большинстве из них отсутствует централизованное отопление. В этих школах не предусмотрены столовые для детей, отсутствует необходимое оборудование и не хватает учителей, тогда как в национальных школах все это имеется в достатке. Как утверждают эксперты, ставка в этом случае делается на русскоязычных родителей, приводящих своего ребенка в первый класс. Видя, в каких нищенских условиях существуют русскоязычные школы, они, естественно, меняют свой выбор и отдают своих детей на обучение в школы с обучением на языке титульной нации, вынуждая детей превращаться в румын. На это, собственно, и рассчитывают в правительстве Молдовы, проводя политику румынизации страны.
Вместе с этим руководство Молдовы ставит на грань уничтожения молдавский язык, молдавскую нацию и молдаван как этнос, что вполне соответствует целям нынешней прорумынской интеллигенции, пришедшей в последние годы к вершинам власти в Кишиневе.
И это не миф, и не мои выдумки – это уже реалии сегодняшнего дня.
В СМИ Молдовы уже пишут о том, что в самое ближайшее время в РМ останется один единственный «официальный» язык - классический румынский. Соответствующий законопроект сейчас находится в стадии активной разработки. Его внесению будут предшествовать активные парламентские дискуссии, суть которых сведётся к одному простому утверждению: никаких молдаван в природе не существует, есть лишь восточный «подвид» румынского этноса (процесс ассимиляции молдаван с румынами в Бессарабии начался еще в 1918 году). Как утверждает автор информации, размещенной на сайте "Молдова Today", «коммунисты Молдовы не станут препятствовать инициативе «румынистов» – законопроект, фактически нарушающий принципы существования цивилизованного государства в Европе, будет официально поддержан спикером Лупу и принят в самые короткие сроки». Причина подобного отношения ПКРМ к этому вопросу, объясняет автор, предельно проста: «несмотря на то, что проект закона выдвинут унионистами, автором его от начала до конца является главный идеолог партии власти нынешней Молдовы (ПКРМ) – Марк Ткачук».
И это не случайность. Воронин действует по принципу: «не можешь справиться с ситуацией – возглавь ее».
Давайте вспомним, как отреагировала бессарабская интеллигенция на заявление В.Воронина, которое он сделал в Кишиневе во время пресс-конференции 11 июля 2006 года, желая «подъехать» к президенту РФ Владимиру Путину и «разморозить» поставки вина на российский рынок. Его оценки некоторых исторических фактов вызвали волну протеста местной интеллигенции. Расширенный Совет союза писателей Молдовы при участии представителей многих других профессиональных и творческих союзов и объединений выступили со специальным заявлением, в котором фактически объявили своего президента «врагом народа». В частности они заявили:
«…- неверным и абсурдным является заявление Владимира Воронина о том, что "эта область (имеется ввиду Бессарабия – С.З.) в 1918 году была силой оккупирована тогдашним бухарестским режимом", оно оскорбительно и в отношении высшего законодательного органа Молдавской демократической республики в 1917-1918 г.г., которым 27 марта (9 апреля) 1918 года был принят Акт о воссоединении с Румынией, положивший конец столетию присоединений и оккупаций этой области Российской Империей. При этом Акт о воссоединении 1918 года был признан на международном уровне Парижским мирным договором от 1920 года;
- осквернением исторической истины и памяти сотен тысяч жертв оккупационного советского коммунистического режима, в том числе и бессарабской интеллигенции, является заявление Воронина о том, что "28 июня 1940 года была освобождена Молдова, оккупированная Румынией". Если следовать подобной извращенной логике, Республика Молдова должна была бы оставаться в составе советской империи, и это заявление дисквалифицирует Владимира Воронина как президента независимого государства Республика Молдова».
Как и следовало ожидать, В.Воронин быстро ретировался. Страх, утратить поддержку прорумынской интеллигенции (которая всегда настаивала на том, что язык в Молдове – румынский), а вместе с ней и авторитет у национал-унионистов, с помощью которых он на второй срок остался в кресле президента, в очередной раз повернул Воронина лицом к националистам. Вероятно, это и стало основанием для того, чтобы инициатива о переименовании языка исходила не от правых радикалов, а от партии власти.
Не следует забывать, что идея переименования языка не новая. Она уже много лет витает в кабинетах официального Кишинева. Напомню лишь один наиболее яркий пример, подтверждающий такой вывод.
На состоявшихся в Кишиневе 31 августа 1999 года торжествах, посвященных одному из главных праздников РМ - "Лимба ноастрэ", бывший министр культуры Молдовы Геннадий Чобану подверг злобным нападкам русский язык и возмущался тем, что «в Молдове по-прежнему властвует язык бывшей метрополии (русский – С.З.), отнимающий у государственного языка ключевые функции. В частности – средства межнационального общения». А председатель парламента Молдовы того времени Дмитрий Дьяков, который и сегодня возглавляет одну из фракций в парламенте и дружит с ПКРМ, в своем выступлении заявил, что «нужно, наконец-то, на официальном уровне КОНСТАТИРОВАТЬ ДЛЯ МНОГИХ ОЧЕВИДНОЕ: язык этот - РУМЫНСКИЙ и, следовательно, пора внести изменения в 13-ю статью Конституции РМ, где язык государственный пока именуется МОЛДАВСКИМ» ("НМ", N16 от 02.09.99 г.).
Автор информации о том, что в РМ останется единственный «официальный» язык - классический румынский, Александр Зданкевич, объективно оценивая сложившуюся ситуацию во взаимоотношениях между РМ и Румынией, предсказывает, что «процесс начнётся с корректировки работы средств массовой информации, которым будет предписано, в экстренном порядке перейти на румынский язык. Всё это будет делаться в рамках концепции ускорения евроинтеграции и вхождения в «пространство НАТО». И первые шаги уже сделаны.
В Кишиневе с ноября 2005 года работает мощная румынская радиостанция «Радио «Noroc», которая транслирует свои радиопередачи на всю территорию РМ, включая и Дубоссарский район ПМР. Особенность этой радиостанции заключается в том, что она транслирует все передачи исключительно на румынском языке, на ее волнах звучит только музыка румынских авторов, а молдавские авторы преподносятся радиослушателям как представители «второго румынского государства». Директор «Радио «Noroc» Ливиу Унгуряну во время презентации румынского радио (16.11.05г.) откровенно признался, что идея строительства такой радиостанции в Бухаресте возникла еще в 90 годы, когда на территории Молдовы была реальная возможность утверждения румынской музыкальной культуры. По его словам, современное «Радио «Noroc» «наверстает упущенное время», включив в свои программы 85-90% народной и эстрадной румынской музыки в исполнении румынских музыкантов. По словам Унгуряну, „в репертуар передач «Радио «Noroc» может быть включена музыка и песни и на других языках народов Молдовы, но только в том случае, если они будут исполняться румынскими певцами”. По замыслу авторов, основным слушателем Радио «Noroc» должна стать титульная нация страны, говорящая на классическом румынском языке.
Обсуждение законопроекта об объявлении молдавского языка классическим румынским намечено на январь 2007 года. Если такое произойдет, и депутаты парламента внесут поправки в Конституцию, молдавский язык будет объявлен «наречием маргиналов» и прекратит свое существование.
По всему видно, что в Молдове намечается возврат к идеям национализма начала 90-х. Только теперь народнофронтовцы это будут делать на вполне законном основании и в соответствии с Конституцией.
Итак, «румынизация» Молдовы в 2007 году наберет еще большие обороты, что приблизит момент объединения «двух румынских государств», якобы разделенных, по словам официального Бухареста, в 1940 году. Такое развитие событий не противоречит и внешнеполитическому курсу официального Кишинева, ориентированного на объединение с Европой. И хотя Евросоюз в ближайшие 20-30 лет не намерен принимать Молдову в свой состав, руководство Кишинева и Бухареста эту проблему намерены решить в ближайшие год-два «другим путем». Восстановление румынизма в Бессарабии, которая пока называется «Молдовой», проводится для того, чтобы воссоединение так называемых «двух румынских государств» в рамках Европейского союза было неизбежным и не противоречило международным правовым нормам.
Большинство экспертов и политиков уже несколько лет говорят о неизбежном объединении Молдовы и Румынии. Мировую общественность при этом два вопроса: - судьба 175 тысяч русских в Молдове и судьба Приднестровья. Что касается последнего, то совершенно очевидно: Приднестровской Молдавской Республике с Молдовой не по пути. И это хорошо усвоил приднестровский народ, о чем красноречиво говорят итоги сентябрьского референдума.
Сложившаяся ситуация может быть тем случаем, когда, как говорят, «не было бы счастья, да несчастье помогло». Это удобный случай для мирного и цивилизованного развода Молдовы и Приднестровья, если, конечно, те международные структуры, от которых зависит решение этой проблемы, отойдут от двойных стандартов, а в Молдове придут к власти мудрые и ответственные политики.
Обсудить

Другие материалы рубрики