Америка не может наиграться в войну?

Америка не может наиграться в войну?Демоны «роковых решений», как назвал их Станислав Хатунцев в статье «Запах войны становится все более ощутимым», толкают Америку на путь решения всех своих многочисленных проблем силой или путем угрозы применения силы. Очевидно, США действительно готовы к ведению сразу нескольких войн, но при этом столь же очевидно, что развязать несколько войн сразу не означает выиграть хоть одну.
Об этом в аналитической статье пишет политический обозреватель Фонда стратегической культуры Гурия Мурклинская.
Одной из самых обсуждаемых тем последних месяцев стала новая «Стратегия США в области национальной безопасности» (National Security Strategy), в которой обосновывается право Америки наносить «превентивный удар» и даже перечисляются страны, которым такой «удар» грозит в первую очередь.
После Ирака главной угрозой Америке называют Иран. Помнится, претензией к Югославии выставляли геноцид малых народов, что было ложью. Ираку вменяли в вину наличие на его территории отравляющих веществ и средств их доставки (и тоже лгали). Иран мешает своей ядерной программой.
Можно было бы спросить, почему Америка ставит себя над законами – международными и нравственными? Однако мы обсуждаем не это, а также не вопрос о том, хватит ли сил у армии США вести одновременно две или две с половиной войны. Для нас важен другой вопрос: могут ли США остановиться?
Спрашивая так, мы имеем в виду не техническую готовность Америки к войне, она по-прежнему самая сильная в военном отношении страна мира. Однако экономика этой страны удерживается на плаву за счет безостановочной работы военно-промышленного комплекса и принуждения других государств к тому, чтобы ничем не обеспеченную цветную бумагу (доллар) рассматривали как платежное средство, эквивалентное получаемым в обмен реальным ценностям.
Иными словами, сильнейшее в военном отношении государство ведет себя на мировом рынке как заурядный рэкетир: или вы продаете вашу нефть и иные ресурсы за наши зеленые фантики, или мы проведем у вас «демократизацию».
Сейчас, правда, этот довод действует только на слабонервных или безъядерных участников рынка. Что касается ядерных государств (при руководителях, имеющих крепкие нервы), то с ними шантаж не проходит.
Ядерной дубинкой можно, конечно, помахать, но испугать ею можно лишь того, кто сам хочет испугаться. Еще памятны заявления американских политиков и военных о том, что США в течение нескольких минут могут уничтожить Россию ядерным ударом.
Допустим, но ведь чтобы эту возможность реализовать, Америке нужно как минимум подготовить сначала ближайшую планету для эвакуации туда своих граждан с зараженной Земли. Ядерное оружие – это экологический бумеранг.
Для уничтожения ядерного потенциала России – даже сильно подорванного реформаторством эпохи ельцинизма – нужно применить такое количество ядерных боеприпасов, что это сделает жизнь людей на Земле невозможной.
Попробуем, однако, взглянуть на российско-американские отношения трезво, отвлекаясь от пропаганды. Помимо барабанного треска официальных заявлений и шелухи слов о «поддержке» Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии от России не исходит ничего, что реально угрожало бы интересам США. Мы даже не можем создать Союзное государство с Белоруссией, хотя ритуально упоминаем о нем уже десяток лет.
Почти то же можно сказать и об Америке. Если раньше США проводили агрессивную антироссийскую политику, главным образом, в Восточной Европе и СНГ под «дружелюбную» риторику своих президентов, то ныне та же политика проводится по всему периметру наших границ, но с «похолодавшей» риторикой. Если реальные действия сторон не претерпели существенных изменений, то, может, треск деклараций «у них» и «у нас» призван впечатлять, прежде всего, собственных граждан?
Самому Бушу по большому счету терять уже нечего. Его президентом не переизберут. Однако его республиканской партии еще предстоит пожинать плоды ведения войн в Афганистане, в Ираке, в Югославии.
Если Буш ввяжется еще и в Иран, республиканцам в ближайшие годы кормила власти не видать. Разгром республиканской партии на промежуточных выборах в ноябре 2006 года показал, что политика развязывания войн и вооруженных конфликтов с отправкой американских солдат на новые заграничные театры военных действий пользуется в стране все меньшей популярностью. А не считаться с мнением электората в Америке – в отличие от России – трудно.
Почему же тогда в общении США с миром по-прежнему преобладает ястребиная риторика, а Буш все так же вещает народам о том, что есть демократия и права человека? Будто стадо взбесившихся слонов несется, сметая все на пути: стерто с карты мира федеративное государство южных славян, распавшееся на кровоточащие обрубки, корчатся в хаосе на грани распада Ирак и Афганистан.
Замучен до смерти демократическим «правосудием» непокорный Слободан Милошевич, подходит очередь Воислава Шешеля. И, как последнее слово в деле защиты прав человека в эпоху войн за демократизацию, – пытки в летающих тюрьмах и особый сервис тюрьмы Абу Грейб.
После провала на выборах Буш так и не изменил курса. Опора на силу и угрозу ее применения остается главным аргументом в диалоге США с миром. Однако, страх как основа господства над миром зеленого фантика, именуемого «доллар США», постепенно отступает. Чары развеиваются.
Любимая игра американской дипломатии – игра в «птенца» (когда из водителей двух мчащихся навстречу друг другу машин «птенцом», или проигравшим объявляется тот, у кого не выдерживают нервы и кто первым отворачивает руль) – уже не радует.
Ни Тегеран, ни Пхеньян пока не отвернули руль – и теперь уже США пытаются найти возможность выйти из игры без потери лица. Вашингтон даже обращается за помощью к России, предоставляя ей почетное право выкручивать руки непокорным (в интересах Америки, разумеется).
Даже относительная устойчивость доллара на мировых финансовых рынках – во многом заслуга России, точнее, ее нынешней элиты, заинтересованной в сохранении своих зарубежных вкладов.
Путин (по конституции 1993 года) тоже не может быть переизбран, однако его команде, пришедшей к власти на волне патриотического подъема всей России, волей-неволей нужно поддерживать высокий уровень патриотического накала в обществе. Они и сводят внешнюю политику России к игре в правдоподобное возмущение имперским диктатом Америки.
Это позволяет нам гордо называть себя великой державой, без которой не решается ни один значимый вопрос международной политики. Полноте! Вашингтон, вынужденный обращаться к Москве за мелкими услугами, пока дружит с нами, но отсутствие у России собственной мировой стратегии делает неизбежным процесс принятия в НАТО новых членов как из числа бывших республик СССР, так и, возможно, Японии, Южной Кореи, Австралии.
При таком плотном сетевом охвате обоих полушарий базами НАТО и государствами-форпостами США Вашингтону скоро не надо будет обращаться к кому-либо за дипломатической помощью.
Между тем, проблемы Кавказа (как российского, так и антироссийского, рвущегося в НАТО) и проблемы Каспия, которые неизбежно обострятся в случае агрессии США против Ирана, не могут «рассосаться» сами – под правдоподобно разыгрываемые в Москве патриотические скетчи.
Здесь нужна продуманная, а главное, – непродажная политика. Но как быть, если, скажем, даже в вопросах делимитации границы между Азербайджаном и Россией наши дипломаты уже много лет летают прямыми авиарейсами Москва – Баку, и, лишь вкусив гостеприимства азербайджанских хозяев, вспоминают, что ехать на границу нужно все же с российской стороны и тогда прибывают в Махачкалу. Что при таком подходе может быть решено быстро и тем более в интересах России?
Между тем, гибнет уникальный Самурский лес, обречены на безработицу тысячи сельских жителей в Южном Дагестане, где они из-за недостатка воды не могут, в отличие от соседей в Азербайджане, выращивать сады и огороды.
Государство, которое не в состоянии заставить своих служащих решить несложные, но жизненно важные для малых российских народов вопросы, едва ли может успешно решать более крупные проблемы, как например, статус Каспия.
Ждут вменяемой политики от Кремля и народы Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья. Не решена карабахская проблема. Очень неубедительно выглядит «газовая» политика России: мы говорим о собирании земель, о сбережении народа, о преодолении демографического кризиса, но не хотим за это платить, ссылаясь на рыночное поведение каких-то «хозяйствующих субъектов».
Несоответствие слов и дел в американской политике все-таки связано с жестким и последовательным курсом на мировую гегемонию (Буш мягко стелет перед Россией словами, но спать на этой постели – все равно, что на разделочном столе у мясника).
У России же ситуация в корне иная. Имитация патриотизма представителями российской элиты не просто не заменяет реальных дел, – она отводит глаза людей от плачевных последствий многих политических и экономических просчетов. Не будь эти люди имитаторами, они давно бы прекратили торговлю интересами и союзниками России.
Стойкости и умению отстаивать государственные интересы поучиться бы у того же Ирана, который, не имея своего ядерного потенциала, заставляет мир считаться со своей суверенной волей. И правильно делает!
Покажите хоть одно крупное государство или даже бывшую союзную республику СССР, которая сказала бы России «спасибо» за ее бесхребетную, уступчивую до полной антигосударственности, внешнюю политику ельцинских времен. Такая Россия не нужна никому, в том числе самой России.
Да, при Путине Россия стала существенно более последовательной в своей политике. Появились зачатки идеи нового национального единения народов, восстановления целостности в себе. Потребность в объединительной идее и политической воле к ее воплощению наиболее заметна на окраинах России. Вопреки всему, окраины пока патриотичны.
Более того, в состав России хотят вернуться многие отрезанные от нее малые народы – приднестровский, абхазский, югоосетинский. Не надо торговать оптом и в розницу их судьбой, надо просто ответить на один вопрос: хотим ли мы оставаться великой державой?
Если да, необходим твердый курс на консолидацию народов исторической России. Если нет, – лучше отпустить эти народы вместе с их территориями, тем более что к ним (к территориям) так велик интерес США и НАТО.
В 2007 году США, исходя из того, что третьего президентского срока Путина не будет, усилят давление на российского президента с целью добиться от него перед уходом со своего поста максимальных уступок, которые сделали бы дезинтеграционные процессы в самой России и на ее внешнем периметре необратимыми.
Путину предложат обеспеченную «благородную» старость и место в глобальной элите. Пойдет ли наш президент на сделку, как пошли на нее Горбачев и Ельцин? Они – Соединенные Штаты – на это надеются. И они уже не могут остановиться, по крайней мере, сами...
Обсудить