Украина: кризис законченной революции

Украина: кризис законченной революцииНа фоне известных тезисов о том, кто замышляет революции, кто их делает и кто пользуется их плодами, как-то не очень замеченным остается тот факт, что история вообще зачастую выбирает для подобных мероприятий людей достаточно случайных. Причем удивительным образом не извлекая из этого уроки. Виктор Ющенко в силу своей биографии меньше всего походил на роль ниспровергателя номенклатурных режимов, однако именно ему еще в 2002-м было суждено победить партию власти президента Кучмы на парламентских выборах. Всего за несколько месяцев Ющенко растерял все плоды своего успеха, и, наблюдая за этим, трудно было предположить, что именно ему история доверит вторую «оранжевую» попытку.
Оказалось, Виктору Ющенко все равно, по каким правилам упускать победу – по кланово-номенклатурным или почти демократическим. Демократия вообще материя куда менее романтичная, чем это кажется на ликующей площади, а в своем украинском варианте она и вовсе обернулась торжеством игры «Кинь партнера». Сначала Александр Мороз, вечный миноритарий украинской оппозиции, легко разменял свой единственный капитал – репутацию более или менее порядочного политика на пост спикера в Верховной Раде. А теперь закон о кабинете министров, окончательно превративший президента в ритуальный символ власти, был принят Верховной Радой исключительно благодаря Юлии Тимошенко. От президентских полномочий, за которые так бились «оранжевые» два года назад в минувшую пятницу не осталось даже ностальгических воспоминаний. Процедура назначения премьер-министра больше не подарит Украине той интриги, которая наблюдалась большую часть ушедшего года. Нет больше, по сути, и такого понятия, как «президентская квота» в правительстве. Министров, в нее входивших, как и самого премьера, Рада, не отвлекая президента, теперь может утвердить самостоятельно.

Новых палаток на Майдане не наблюдается. Революция закончена?

Здесь вопрос в том, что, собственно говоря, считать революцией. Если считать таковой личную победу отдельных политиков, то она закончилась гораздо раньше. Причем, практически не начавшись. Победители довольно быстро показали воодушевленным гражданам, что в своей мотивации не слишком отличаются от своих предшественников. Так что по этой части над революцией и особенно над ее историческими итогами можно злорадно посмеиваться. В самом деле, сначала премьером становится контрреволюционер Янукович, который потом рука об руку с революционеркой Тимошенко топит главного победителя Ющенко.
Но революция закончена совсем по другой причине. И закончена она не в минувшую пятницу, а значительно раньше. Революцию можно считать законченной просто потому, что она выполнила все поставленные задачи. О которых ее главные герои, впрочем, не задумывались.
Постсоветская революция, будь она «розовой», «оранжевой» или несостоявшейся «тюльпановой», не может не быть номенклатурной. Такие революции вообще можно считать современной разновидностью былых буржуазных. Там, где революции состоялись, они состоялись в первую очередь благодаря появлению нового поколения номенклатуры и бизнеса, которое по разным причинам было отторгнуто от власти. И ради шанса на власть оно было согласно на любые новые правила игры, пусть даже и сравнительно демократические. Возможно, в глубине души полагая, что в силу былых связей и наработок справятся и с этой напастью.
Революция не назначает победителей и побежденных. Революция учреждает иную реальность. Которая, в силу особенностей революционных личностей, может выглядеть и не слишком привлекательной. Между тем, даже эти личности начинают в новой реальности играть совсем другие роли. И то, что случилось в пятницу, ставшей для Ющенко черной, и что может показаться закатом революции, на самом деле прекрасно иллюстрируют ее подлинные результаты.
Идею парламентской республики ведь вынашивал в свое время и сам Кучма – как вариант передачи власти самому себе, пересевшему из президентского кресла в премьерское или спикерское. Однако вряд ли то, во что превратилась Украина 12 января, хоть как-то соответствует его тогдашним чаяниям. И дело не в масштабе полномочий, полученных Януковичем, которым мог бы позавидовать украинский экс-президент. По большому счету, такими полномочиями обладает половина европейских премьер-министров. В новых правилах игры, в которых очень много от старых, нет главного – монополии на власть. Административных ресурсов ровно столько, сколько заинтересованных и непримиримых сторон, и на любых выборах эти ресурсы друг друга нейтрализуют. Да и сама процедура взаимного кидания носит вполне равноправный характер. Каждый может сговориться с каждым, идейными пристрастиями и несовместимостями украинская политика не грешит. В таких условиях даже пакет, близкий к контрольному, ничего абсолютного не сулит, и даже самые широкие полномочия не делают их обладателя модератором дискуссии. Поэтому вопрос не в модераторе, как раньше, а в том, кто кого сдаст первым и оставит себе шанс не опоздать в следующий раз. Успех, которого добился Янукович с помощью Тимошенко, отнюдь не выглядит окончательным или хотя бы долгосрочным.
Нынешний Янукович, в отличие от того, против которого бился Майдан, и сам прекрасно понимает, что его нынешняя удача носит исключительно тактический характер, как это и водится в демократическом процессе. Который в своем украинском варианте по причине специфического подбора исполнителей смотрится вполне комично.
Обсудить