На пути в Румынию: бессарабские жители сделали свой исторический выбор

На пути в Румынию: в молдавской столице – многотысячная очередь. Жители Молдовы рвутся в Бухарест и мечтают о румынском гражданстве. Президент Румынии Траян Бэсеску в прошлый вторник на встрече с Ворониным подарил им надежду. Румынский лидер дал понять, что Бухарест не оставит своих бессарабских братьев, и «будет им счастье» – в Большой Румынии.
С нового года Румыния – член Европейского Союза. В Молдове это событие привело к предсказуемым последствиям. С первых дней января в Кишиневе у румынского консульства появилась огромная очередь. Отныне выехать в Румынию можно только по визе. И хотя Бухарест взял на себя все расходы, и визы молдавским гражданам выдаются бесплатно, это не устранило проблему. Сегодня в Румынию рвутся тысячи молдавских граждан. Ежедневно консульский отдел посольства в Кишинёве выдает до двух сотен виз. Но это намного меньше, чем число желающих – люди выстаивают очереди сутками, чтобы попасть в Бухарест.
Визовая тема стала официальным поводом для визита в Кишинев президента Румынии Траяна Бэсеску. Молдавская пресса назвала визит «молниеносным». В прошлый вторник румынский лидер встретился в Кишиневе с президентом Ворониным. Вопрос по визам решили за час – до конца января в Кагуле и Бельцах откроют два новых румынских консульства. Эта мера должна ускорить выдачу виз всем, кто буквально рвется в Румынию. Кроме того, для своего кишиневского консульства Бухарест собирается выкупить новое здание. По словам Бэсеску, в Молдове румынское представительство будет самым большим по объему работы среди всех зарубежных консульств Румынии.
У Бухареста в Молдове действительно много работы. Два президента говорили не только о визах. В Кишиневе Бэсеску озвучил важную цифру – по данным посольства Румынии, больше полумиллиона жителей Молдовы подали заявки на получение румынского паспорта. И это число продолжает расти. Бухарест обещает помочь бессарабским братьям. По словам Бэсеску, уже на этой неделе в Кишиневе сотрудников румынского консульства станет больше. Кишиневская пресса пишет, что после визита Бэсеску Румыния стала ближе, и отношения стран выходят на новый этап. Стратегическую цель такой политики Траян Бэсеску откровенно озвучил летом прошлого года. Он заявил, что Молдова и Румыния станут одним государством – так же, как это случилось с немецким народом.
«Румыния все еще остается разделенной на две страны, – заявил Траян Бэсеску. – Это единственная страна и единственный народ, оставшийся разделенным после воссоединения Германии. Наши хорошие отношения с Молдовой поспособствуют более быстрым шагам для того, чтобы в будущем, не особо отдаленном, обе страны смогли бы воссоединиться, на этот раз в Европейском Союзе».
В Кишиневе такие слова получили большой резонанс. Лидеры нескольких партий в Молдове создали специальный комитет в поддержку заявления Бэсеску. В программном заявлении комитета содержится призыв к молдавским властям откровенно признать, что у Бессарабии только один путь в Европу – через Большую Румынию.
«Молдова – неплатежеспособное и обанкротившееся государство, которое не в состоянии осуществлять самостоятельно интеграцию в европейские и евроатлантические структуры, – говорится в заявлении комитета. – Интеграция Молдовы в Европу возможна лишь после того, когда она вновь станет составной частью Румынии».
Румынский вектор как молдавское спасение – иллюстрацией к этой идее стала сцена в прошлый вторник, когда в Кишиневе встречали Бэсеску. В центре молдавской столицы румынского лидера ждали плакаты – о том, что надо, наконец, убрать границу по Пруту. Кишиневская пресса пишет, что люди прорывались через охрану и целовали Бэсеску руки. Президента Румынии просили лишь об одном – скорее объединиться. «Мы все очень скоро будем вместе», – сказал растроганный Бэсеску.
У президента Румынии есть основания для оптимизма. 16 лет в Молдове идет масштабная работа. Образование, культура, социальные программы: все это – по румынским стандартам. В соседней республике выросло целое поколение, которое не знает своей истории. В молдавских школах учат историю румын. Страна без истории – это обреченное государство, говорят ученые.
«Во всех государствах преподают историю своей страны: во Франции – историю Франции, в Англии – историю Англии, и только в Молдове люди не знают своей истории, поскольку ее им не преподают, – заметил в интервью агентству «Ольвия-пресс» заведующий кафедрой отечественной истории Приднестровского государственного университета, профессор Николай Бабилунга. – Политика эта, которая ведется уже 15 лет, устремлена в будущее и преследует вполне определенную цель. Молодое поколение Молдовы должно лишится своей идентичности и перейти на идентичность румынскую».
За годы своей независимости Молдова так и не смогла создать национальную идею. Хотя в Кишиневе достаточно есть ученых, которые пытались ее сформулировать, сегодня они забыты. В основе государственной политики страны – другой подход, который разработан в Бухаресте. И в нем «молдавскому проекту» места нет, говорят эксперты.
«Как не парадоксально, молдавским национальным проектом в Бессарабии в первую очередь занимались русскоязычные историки и политологи, – говорит директор приднестровского филиала Совета национальной стратегии России, кандидат социологических наук Дмитрий Соин. – Опасаясь за свою судьбу, а судьба русскоязычного населения после объединения Молдовы с Румынией будет очень сложной, эти люди выступили идеологами молдовенизма. Так появились работы, где обосновывалась социокультурная и геополитическая база существования независимого государства Молдова. Но на самом деле молдавская национальная элита очень быстро трансформировалась в румынскую, стала мыслить по-румынски, стала продвигать идеологию румынизма. Ее поддержала значительная часть духовенства, и активное продвижение румынской православной церкви в Молдове этому подтверждение. В результате сегодня инициатива в Бессарабии принадлежит именно прорумынским силам. Русско-ориентированные силы отступают, и скоро это отступление превратится в паническое бегство».
За долгие годы румынские власти взрастили в Молдове свою элиту. Самых талантливых учили за государственный счет в Бухаресте. Это было удачным вложением средств. Сегодня звено управленцев в Молдове – это румынские кадры. В их сознании молдавской страны просто нет, а Большая Румыния – это ближайшее будущее.
«С этой целью десятки тысяч детей из Молдовы посылают учиться в Румынию, где они получают определенную промывку мозгов, – говорит профессор Николай Бабилунга. – Я знаю очень много случаев, когда в семьях бывают конфликты между старым поколением и новым, когда дети говорят своим родителям, что вы, мол, испорчены старой пропагандой и не понимаете, что вы румыны и никаких молдаван никогда не было, что их Сталин придумал. А когда родители говорят в ответ, что Штефан Чел Маре не считал себя румыном, новое поколение отвечает, что он тоже не понимал. То есть и в образовании, и в общественной жизни, и в других сферах идет ползучая румынизация. И хотим мы этого или нет, но она даст свои плоды».
В последнее время для бессарабского общества появился новый призыв: вместе с Румынией – в Евросоюз. Для нищей Молдовы это магический лозунг. Для молдавских граждан Европа – это возможность найти работу, синоним богатой жизни. Европейский Союз с нового года практически рядом, уже за Прутом. Прикоснуться к нему нетрудно – достаточно стать румыном. И те, кто еще вчера ругал в Кишиневе фронтистов Рошки и говорил о молдавской нации, сегодня встали в очередь за румынским паспортом.
«Да, за Рошку голосовало 10-12% избирателей, но это было в ту эпоху, когда в сознании молдаванина, в сознании населения, проживающего в Бессарабии, Румыния ассоциировалась с бедной, третьеразрядной страной в Европе, – заметил в интервью агентству «Ольвия-пресс» Дмитрий Соин. – На сегодняшний день эта ситуация быстро меняется, потому что Румыния стала членом Евросоюза. Гражданство Румынии дает возможность получения работы в Европе. Что это для обычного молдавского гражданина? Это зарплата в 600-1000 евро, что абсолютно нереально для них в собственной стране, это возможность перемещения более широкого, чем гражданину Молдовы, ну и наконец, это чувство принадлежности к большому европейскому проекту, в который вошла Румыния. Эти все обстоятельства в совокупности меняют полностью представления о Румынии и резко повышают рейтинг этого государства в общественном мнении Молдовы».
Румынский рейтинг в бессарабском сознании вырос не только поэтому. За последние годы в молдавском обществе потеряно главное – вера в свою страну. Миллиардный долг, разбитая экономика и продажная власть: зачем такое государство? По словам ученых, самое печальное для Молдовы – это народ, который не видит ее перспектив. Среди этих людей – практически все категории: фронтисты, русскоязычные и даже те, кто считает себя молдаванами.
«Население это государство не воспринимает как нечто свое, – считает Николай Бабилунга. – Русскоязычное население не воспринимает это государство как свое, потому что в Молдове существует целая законодательная система, при которой власти подавляют всех не румын. Заметная масса молдавского населения продолжает себя идентифицировать с молдаванами и государство, которое преподает историю румын, которое продвигает ценности румынские, в общем-то им тоже враждебно. Им судьба такого государства не интересна. И, наконец, для той части населения, кто себя открыто идентифицирует с румынским населением, это в основном писатели, журналисты, интеллигенция, для них молдавское государство тоже не нужно. Они хотят быть поскорее в Румынии».
Центральный вопрос в этих румынских процессах – судьба Приднестровья. Для румынских властей Тирасполь – лакомый кусок, но проглотить его не в силах даже Большая Румыния. Эксперты в Бухаресте признают, что у Румынии нет исторических прав на приднестровские земли. И если Молдова, то без Приднестровья. Несколько лет назад в румынской столице большую известность получил так называемый «план Белковского». Согласно этому плану, Бессарабия, показавшая несостоятельность, должна отойти к Румынии, а Приднестровье – получить международное признание. Заявления румынского лидера придали этому плану второе дыхание. Кишиневу и Тирасполю, говорят эксперты в Москве, явно не по пути, и любая идея их общего дома несостоятельна.
«На мой взгляд, эта идея не жизнеспособна изначально, поскольку не существует молдавского национального проекта, – заявил в интервью информационному агентству «Ольвия-пресс» директор Института национальной стратегии России Станислав Белковский. – Проект Молдовы – это проект интеграции в Румынию и она рано или поздно будет в Румынии. Это объективный процесс. Молдова как государство не жизнеспособно стратегически, его можно считать временным при поддержке неких внешних сил, которые пока поддерживают искусственно конструкции этого государства. Поэтому Бессарабии и Приднестровью никак не по пути, на этом должна быть построена вся концепция урегулирования».
Сегодня «план Белковского» находит своих сторонников даже в молдавской столице. В Кишиневе группа экспертов озвучила идею: о том, что Приднестровье – это балласт для Молдовы. Чтобы войти в Румынию, надо о нем забыть. Историки, дипломаты, политики приходят к главному выводу – Кишинев и Тирасполь должны юридически узаконить давно состоявшийся развод. Для этого есть основания. В Приднестровье – это итог референдума, в Молдове – сотни тысяч людей, которые выбирают Румынию. Процессы в соседней стране показали, что главная причина конфликта, которая заставила Приднестровье создать свое государство, никуда не исчезла. Сегодня идея Большой Румынии – это не лозунг начала 90-х, это уже реальность.
Пытаться склеить два государства, Бессарабию и Приднестровье, – это значит совершить историческую ошибку. Они уже были в нашей истории, когда братской республике подарили полуостров на Черном море. Сегодня Россия платит за это собственной безопасностью. Российское Приднестровье должно получить признание – и сейчас для этого сложились все обстоятельства. Косвенно, кстати, это пришлось признать даже Бэсеску с Ворониным. В молдавской столице два президента с тревогой признались, что на судьбу Приднестровья окажет влияние косовский прецедент. Конечно, такого развития власти в Молдове никак не хотят. Но повернуть ход истории там уже просто не могут.
Обсудить