Новые процессы на территории стран бывшего СССР: Политический ландшафт Молдовы

Первая половина января наступившего 2007 года представляется наиболее подходящим временем для того, чтобы задуматься над тем, как может сложиться политическая жизнь в Молдове в новом году.

Власть и страна

В Республике Молдова правят сегодня два страха, делающие народ покорным воле действующей власти. Во-первых, страх большинства граждан потерять работу или бизнес и остаться без средств к существованию. И, во-вторых, страх стать жертвой политических репрессий. Поскольку и то, и другое, как правило, является следствием столкновения интересов общества с интересами власти, не привыкшей церемониться с теми, кто посягает на её монопольное право "казнить и миловать", становится вполне понятным, в чём именно кроется главный секрет той странной "политической стабильности" в стране, которой так гордится президент Владимир Воронин.
Другая особенность этого режима - президент Воронин, хотя и является председателем правящей Партии коммунистов, фактически отказался от принципа партийности при формировании органов власти. Формирование власти идет совсем по другим критериям. Главный из них - личная преданность президенту. По этой причине в команде Воронина сегодня можно найти немало людей, ранее состоявших в самых различных политических партиях, в том числе и являвшихся оппонентами и соперниками ПКРМ, либо же вовсе беспартийных.
Всё это, однако не сделало сформированную Ворониным власть эффективной. В течение всего 2006 года действующая власть во главе с президентом демонстрировала явную неспособность справиться с усиливающимися кризисными явлениями в экономике и социальной сфере, занимаясь лихорадочным "латанием дыр", работая в авральном режиме, по принципу "нос вытащили - хвост увяз". Особые проблемы Молдове создали неудачи во внешней политике её нынешнего руководства. Безусловно, значительную долю вины за это несет Министерство иностранных дел и европейской интеграции (МИДЕИ) во главе с Андреем Стратаном. Справедливости ради, надо напомнить, что внешнеполитический курс (как впрочем, и все другие направления деятельности страны) в Молдове единолично определяет сам глава государства.
Эксперты считают, что тот стиль управления, который свойственен Владимиру Воронину во внутренней политике, был перенесен им и на внешнеполитические дела. Выстраивая свой внешнеполитический курс, Воронин, вероятно, полагал, что государственное руководство России, Украины, Румынии и других стран должно, в первую очередь, учитывать пожелания и интересы президента Молдовы, а лишь затем думать об интересах своих собственных стран. Это было его глубоким заблуждением, за которое сегодня приходится расплачиваться всей стране - прошедший 2006-ой год был практически потерян в плане развитие взаимовыгодных отношений Молдовы с Румынией, Украиной и особенно с Россией.
Повышение вдвое цены на российский газ, эмбарго на молдавскую сельскохозяйственную и винодельческую продукцию, прекращение переговоров по проблеме приднестровского урегулирования - всё это и многое другое, больно ударившее по интересам страны и положению народа, является прямым следствием серьезных ошибок во внешней политике Молдовы. Даже в том случае, если на российский рынок вновь, как было обещано в конце 2006 года Москвой, в новом году начнет поступать молдавское вино, уже совершенно очевидно, что объёмы его поставок будут намного меньшими, чем раньше, а требования к его качеству, соответственно, намного выше. Уже вполне очевидно также и то, что молдавскому виноделию нанесен тяжелый удар, от которого оно вряд ли в полной мере оправится в обозримом будущем.
Казенный оптимизм правительственных чиновников, уверяющих молдавскую общественность в том, что ситуацию выправят поставки вина на Запад, в США и Китай, мало кого утешает, поскольку объём этих поставок весьма невелик. На Западе к тому же, за счёт таких традиционно винодельческих стран Евросоюза, как Франция, Италия, Португалия и Испания, имеет место перепроизводство своего собственного вина, и поэтому вину молдавскому вряд ли найдется место на переполненном рынке ЕС. Закрыты западные рынки и для сельскохозяйственной продукции Молдовы. Поставки же молдавского вина в Китай и США носят сугубо символический характер. Сегодня, по большому счёту, у Молдовы вообще нет национальной продукции соответствующего ассортимента и качества, которая могла бы претендовать на сколько-нибудь значимые экспортные поставки на Запад.
Фиаско потерпели и предпринятые командой президента Воронина попытки внешнеполитического давления на Приднестровье. Эта политика привела лишь к тому, что в Тирасполе укрепили свои позиции сторонники независимости этого региона от Молдовы. Да и в Киеве всё более сдержанно относятся ко многим антиприднестровским инициативам Кишинева, поскольку Украина куда больше проигрывает, чем выигрывает, поддерживая в этом вопросе Кишинев. Хотя от принципа признания территориального единства Молдовы Украина пока не собирается отказываться.
Состоявшийся 16 января 2007 года визит в Кишинев румынского президента Траяна Бэсэску ещё раз напомнил молдавским властям, что идея унионизма не похоронена на молдавской земле. Румынского президента собравшаяся толпа приветствовала криками: "Хотим в Союз с Румынией!", "Примите нас к себе!", "Спасите нас!", "Вместе с Румынией - в Европу!". Сам Бэсеску признал, что уже свыше 530 тысяч граждан Молдовы подали заявки на получение румынского гражданства. Судя по всему, действующая власть всё более теряет контроль над ситуацией и находится в полной растерянности, будучи неспособной противопоставить унионистским тенденциям, охватившим молдавское общество, что-то более разумное и привлекательное.
Огромные и ничем не покрытые бюджетные потери не позволили власти выполнить свои широко разрекламированные социальные обещания, данные молдавскому народу в рамках "программы борьбы с бедностью". Весь 2006 год росли цены и тарифы, в то время как зарплаты и пенсии для большинства категорий молдавских граждан оставались, практически, неизменными. Прогнозы в этом плане на 2007 год также крайне неутешительны.

Силовики и либералы

В Молдове во властных структурах уже давно ведется негласная борьба между "силовиками" и "либералами". Прошедший 2006 год можно однозначно назвать годом, в котором "силовой" лагерь в Молдове сохранил и даже преумножил свое влияние на происходящие в стране политические процессы. Связано это с тем, что к этой категории представителей власти явно тяготеет сам президент страны Владимир Воронин. Поэтому вовсе неудивительно, что в течение года большинство оппозиционных политиков оказались фигурантами уголовных дел по обвинению в коррупции и иных преступлениях имущественного характера.
Однако пока ещё нельзя считать, что "либералы" полностью проиграли и окончательно утратили свое влияние. Впрочем, дальнейшее развитие событий покажет, сумеют ли они изменить ситуацию в стране в свою пользу. Если продолжится кампания травли оппозиции и свободных СМИ, то можно будет констатировать, что власть в стране полностью перешла к "силовикам". Возможно, в этом случае они возьмут полностью под свой контроль и самого президента Воронина, который из повелителя постепенно превратится в их заложника.

Молдова между Востоком и Западом

Политические силы в Молдове, как во власти, так и в оппозиции, разделены сегодня на три условных лагеря.
Есть во власти и в оппозиции четко выраженные прозападные силы. В эту группу со стороны власти входят спикер парламента, член ПКРМ Мариан Лупу, зам. председателя парламента, председатель Христианской народно-демократической партии Юрий Рошка, министр иностранных дел Андрей Стратан.
Оппозицию в этом лагере представляют ряд партий, имеющих своих представителей в парламенте, так и значительное число внепарламентских партий. Наиболее значимые из них: Альянс "Наша Молдова" Серафима Урекян, Национально-либеральная партия Виталия Павличенко, Социально либеральная партия Олега Серебряну.
Эти силы, прямо или косвенно выступают за вхождение Молдовы в НАТО (на первом этапе - за расширение связей с этой организацией), за выход из СНГ и за переориентацию экономических и политических связей с Востока на Запад.
Значительная часть политиков Молдовы выступает за вступление страны в Европейский Союз, но и одновременно за сохранение стратегического партнерства с Россией. Сегодня на таких позициях стоит сам президент и премьер-министр Василий Тарлев. Активным сторонником этой позиции является лидер социал-демократической оппозиции, председатель Партии социальной демократии, депутат парламента Дмитрий Брагиш.
Сторонников ориентации только на Восток, прежде всего на Россию, во властных структурах Молдовы сегодня нет. Эта идея активно пропагандируется только некоторыми оппозиционными партиями.
В первую очередь, это ОПД "Равноправие" (Валерий Клименко), Партия социалистов - "Патрия -Родина" (Вероника Абрамчук) и Союз труда - "Патрия - Родина" (Георгий Сима). Однако это маргинальные партии, которые не представлены в парламенте и имеют весьма слабое влияния на политическую ситуацию в стране.

Ситуация в Гагаузии

Поражение в декабре 2006 года на выборах башкана Гагаузии поддержанного лично президентом Ворониным прежнего главы администрации этого автономного региона Георгия Табунщика, уступившего независимому кандидату Михаилу Формузалу, показало, что АТО Гагауз-Ери, которую коммунисты считали своим "красным поясом" и электоральным оплотом, таковым больше не является.
Причины этого кроются, прежде всего, в той неэффективной и неразумной политике, которую команда президента Воронина проводит в Гагаузии, абсолютно не считаясь с её автономными правами и интересами её народа. Правящая ПКРМ не выполнила своих обещаний, данных в своё время гагаузам. Не устраивал гагаузов и конфронтационной курс нынешней власти Молдовы по отношению к России.
В этой ситуации победа умеренного политика-демократа Михаила Формузала, предложившего гагаузскому народу понятную ему программу мер по выводу края из кризиса и выступающего за развитие всесторонних связей с Россией, вполне закономерна.
Отягощенная долгами, находящаяся в кризисной ситуации Гагаузия - тяжелая ноша, которую взвалил на себя новый башкан. Он стремится наладить деловые отношения с Кишиневом и в своей инаугурационной речи сделал особый упор на то, что является убежденным противником всякого сепаратизма.
Но, если центральная власть, вместо того, чтобы помочь ему справиться с тяжелейшими проблемами автономии, начнет его "вытеснять", как это уже случилось однажды с бывшим башканом Дмитрием Кройтором, в Гагаузии вновь могут поднять голову наиболее радикальные политические силы, ориентированные на её отрыв от Республики Молдова и союз с Приднестровьем. Если это всё-таки случится, главную вину за это, будет нести Кишинев.

Приднестровский узел проблем

Насколько близким казалось окончательное урегулирование проблемы Приднестровья в октябре 2003 года, когда президент Молдовы Воронин парафировал разработанный по его просьбе и при участии личного представителя президента России Дмитрия Козака "меморандум", содержащий в себе план объединения берегов Днестра в единое федеративное государство. Настолько же сегодня, после срыва его подписания, оно кажется далеким и, более того, даже вообще недостижимым.
В Кишиневе имеются определенные политические силы, которые вообще считают нецелесообразным возвращение Приднестровья в состав Республики Молдова, поскольку рассматривают его население, ориентированное на Россию, как серьёзное препятствие на пути своих планов воссоединения Молдовы с Румынией. Эти политики сегодня в меньшинстве, но это агрессивное меньшинство.
Надо признать, что, несмотря на явные признаки обострения борьбы за лидерство во власти в Приднестровье между командой президента ПМР Игоря Смирнова и новыми политическими силами и бизнес-структурами, нет признаков того, что там могут прийти к власти люди, согласные восстановить единство с Молдовой на основе принятого молдавским парламентом Закона о правовом статусе Приднестровья. Увы, но Приднестровье постоянно отдаляется от Молдовы. И винить в этом нужно не только власти этого региона, но и руководство Молдовы, которое не сумело пока сделать Приднестровью такого предложения, от которого оно не смогло бы отказаться.

Идеология политических партий Молдовы

По своим основополагающим идеологическим взглядам и принципам основные политические партии Молдовы разбились сегодня на три условных лагеря.
Наибольшую активность в последнее время проявляют сторонники социал-демократической идеологии. К сторонникам этой идеологии причисляет себя и правящая Партия коммунистов. Однако ПКРМ пока не может решиться на две вещи: во-первых, поменять свое название, и, во-вторых, изменить свою программу.
Партия коммунистов (ПКРМ) сегодня наиболее массовая политическая структура, имеющая (единственная из всех других молдавских партий) свои региональные отделения во всех районах и в большинстве населенных пунктов страны. Она является правящей и находится у власти уже 6 лет.
В своей политической деятельности лидер ПКРМ Владимир Воронин довольно успешно руководствуется тремя основными принципами. Во-первых, он стремится никогда не воевать на своей территории, то есть не допускает раскола и фракционной борьбы в собственной партии. В-вторых, он предпочитает не уходить в оборону, а постоянно атаковать своих политических противников. В-третьих, он упреждает возможные удары с их стороны, атакуя первым. До недавнего времени это обеспечивало ему более-менее стабильное положение во власти, однако сейчас ситуация начала всё более заметно меняться не в его пользу.
Есть у партии и международные успехи. На состоявшемся 13-14 января 2007 года в Берлине заседании Бюро Партии европейских левых (ПЕЛ) было принято решение о принятии Партии коммунистов Республики Молдова в качестве полноправного члена этой международной политической организации. Таким образом, Партия коммунистов РМ оказалась единственной партией на постсоветском пространстве, вступившей в политическую структуру "левой ориентации", действующую в Евросоюзе и придерживающуюся идеологии "еврокомунизма", ничего общего не имеющей с марксизмом-ленинизмом.
Сегодня ПКРМ оказалась в весьма нелегкой ситуации в связи с тем, что её харизматический лидер Владимир Воронин, согласно Конституции, не может быть избран президентом страны на третий срок. В то же время, партия не имеет другого кандидата на этот пост, обладающего таким же политическим весом и харизмой, как нынешний президент. Всё это, в совокупности с возможными негативными последствиями внутренней и внешней политики, а также тяжелой социально-экономической ситуацией в Молдове, делает шансы её на победу на следующих очередных (не исключено, что и внеочередных) парламентских выборах более чем проблематичными.
Ведущей партией социал-демократической ориентации в лагере молдавской оппозиции является Партия социальной демократии (ПСД), которую возглавляет депутат парламента, экс премьер министр Дмитрий Брагиш. П рограмма ПСД базируется на идеях современной западноевропейской социал-демократии.
Лидер этой партии достаточно хорошо знаком молдавскому электорату. Выходец из рядов комсомола, он после 1991 года быстро продвинулся по линии государственной службы. Вершиной его карьеры стало назначение в конце 1999 года премьер-министром Молдовы. Действовать на этом посту ему пришлось в условиях тяжелейшей экономической и социальной ситуации, сложившейся в стране вследствие российского дефолта 1998 года. Правительству Брагиша удалось приостановить кризисные процессы в Молдове и даже добиться - впервые за годы независимости - небольшого экономического роста, что позволило не только начать регулярную выплату зарплат и пенсий, но и значительно повысить их.
Социальная база Партии социальной демократии достаточно широка. Партия ориентируется на городскую и сельскую интеллигенцию, на патриотически настроенную молодежь, чиновников среднего и регионального звена, предпринимателей, фермеров, пенсионеров. Особое внимание партия уделяет работе с женщинами и молодежью. Неплохие позиции имеет ПСД и в среде русскоязычного электората.
Другое идеологическое течение, имеющее своих сторонников в Молдове - либеральное. Однако, в условиях Молдовы оно все плотнее сливается с национально-радикальным течением. Лидером на этой идеологической площадке является правоцентристский Альянс "Наша Молдова". У этой партии есть все возможности для того, чтобы привлечь на свою сторону большую часть правого электората.
В целом же социальная база АМН в последнее время сокращается. Это происходит, в основном, из-за утраты ею поддержки русскоязычного населения. Сегодня партия Серафима Урекяна может опереться в основном на "национально ориентированные" слои молдавского общества.
Следует отметить, что из всех других оппозиционных партий, АМН обладает наиболее солидной финансовой и материальной базой. Насколько же реальны утверждения лидера АМН Серафима Урекяна о том, что партия располагает сегодня "массовой поддержкой" населения и поэтому способна нанести решительное поражение правящей ПКРМ и её союзникам, можно будет судить только после того, как пройдут всеобщие местные выборы в мае-июне 2007 года.
Третья идеологическая группа - это партии лидерского толка, без определенной идеологии, представляющие собой небольшие группы политических карликов, во главе которых стоит кто-либо из известных в прошлом персонажей, пытающихся вновь оказаться на авансцене политической жизни. Это маргинальные партии, не имеющие стабильного членства, не располагающие разветвленной инфраструктурой, активность которых проявляется лишь накануне и во время выборов.

Молдавское общество

Основная тенденция развития молдавского общества в настоящее время - всё более заметное падение интереса людей к политике, разочарование в политических лидерах и партиях, неверие в то, что среди них ещё остались честные люди, которые выполнят даваемые накануне выборов обещания.
Обнищавшие за годы независимости граждане Молдовы озабочены вопросами личного быта и материального благополучия, которые, не имея помощи и поддержки со стороны власти, решают самостоятельно, по большей части, работая за пределами страны, в том числе в России и странах ЕС, и пересылая деньги своим семьям на родину.
По этой причине большинство молдавских граждан не связывают своё благосостояние с политикой правящей партии и сформированного ею правительства. Мало у них надежды и на оппозиционные партии. Отсюда - падение интереса людей к политике, особенно к ее идеологической части, озабоченность, в первую очередь, личными бытовыми и денежными проблемами.
Вместе с тем, в ушедшем 2006 году наблюдалась определенная активизация национализма, унионизма, румынизма, а также радикальных национал-экстремистских движений, чему прямо способствует ухудшение экономической и социальной ситуации в стране и неспособность власти справиться с этими проблемами.
Наступивший 2007 год является выборным, так как предстоят выборы органов местного самоуправления по всей Молдове. Не исключено, что результаты именно этих выборов предопределят и исход выборов парламентских (очередных или досрочных), то есть конфигурацию будущей системы центральной власти в стране. Поэтому и молдавские элиты, и активная часть граждан уже находятся в поисках того политического лидера, который представит им понятный и привлекательный образ будущего.
Сегодня на роль такого лидера претендует сразу несколько политиков. Однако наибольшие шансы имеют лишь представитель правящей партии, председатель парламента Мариан Лупу и лидер Партии социальной демократии Дмитрий Брагиш. Не стоит также сбрасывать со счетов и потенциальные возможности Владимира Воронина, который может появиться в политике в новом качестве. Например, председателя правительства или спикера парламента.
Обсудить