Молдавская оппозиция: три "модели оппозиционности"

Анализ характера оживленных дискуссий, ведущихся в настоящее время в молдавском политологическом сообществе, показывает, что основное внимание многие аналитики и публицисты, как правило, уделяют деятельности власти, стремясь, в зависимости от своих политических пристрастий, либо высветить её реальные или мнимые достижения, либо разобраться в причинах её просчетов.
Куда меньше внимания уделяется сегодня ситуации, складывающейся в лагере молдавской оппозиции. Мол, что там особенно анализировать? Программные документы? Так они почти у всех оппозиционных партий настолько схожи, как будто их писал под копирку один и тот же авторский коллектив. Критику власти со стороны оппозиции? Так она почти всегда строится на откровенно завистливом и огульном отрицании всего, что делает власть. Даже тогда, когда власть поступает совершенно правильно.
Лично я категорически отвергаю такой однобокий и нереалистичный подход хотя бы по той причине, что в лагере молдавской оппозиции в настоящее время происходят весьма интересные события, требующие более объективного и взвешенного подхода к своему рассмотрению.
Кроме того, существует историческая закономерность, согласно которой, в развитии любого государства неизбежно наступает крутой поворотный момент, когда оппозиция становится главным действующим лицом на политической сцене и неизбежно приходит на смену действующей власти.
Как правило, случается это в результате того, что та или иная партия за годы своей оппозиционности накопила силы и научилась успешно бороться за власть. Очень хорошо, если она ещё и подготовилась как следует к функции правящей партии, усвоила науку управления делами государства таким образом, чтобы не повторять ошибок и упущений своих предшественников во власти.
К сожалению, как показывают последние события на постсоветском пространстве, зачастую случается так, что пришедшая к власти оппозиция очень плохо понимает и знает, что же ей с этой властью делать. В лучшем случае, она сохраняет в аппарате управления опытных специалистов, работавших ещё на свергнутую партию власти, и начинает прислушиваться к их советам. В худшем - всех скопом меняет, везде рассаживает своих партийных "комиссаров", которые, в силу своей некомпетентности, совершают одну ошибку за другой, очень быстро настраивает против себя общество и элиту и, как следствие, теряет вначале их поддержку, а затем - и власть.
В Молдове, на мой взгляд, сегодня сложились три основных "модели оппозиционности".
Политическая суть относящихся к первой модели формально оппозиционных партий заключается в том, что они ведут себя по отношению к власти по принципу: "Чего изволите?". Это партии, которые публично называют себя оппозиционными, но, на самом деле, тайно и явно весьма активно и с выгодой для себя сотрудничают с властью: голосуют так, как нужно власти; в критические моменты поддерживают (даже осознавая её полную ошибочность и ущербность!) внутреннюю и внешнюю политику власти.
В России, например, к такой "якобы оппозиции" можно отнести Либерально-демократическую партию Владимира Жириновского, громче всех кричащую о своей оппозиционности, но всегда готовую подставить плечо партии власти. В Молдове эту сомнительную функцию взяли на себя Христианско-демократическая народная партия (ХДНП) Юрия Рошки и Демократическая партия (ДПМ) Дмитрия Дьякова.
До парламентских выборов 2005 года лидеры этих партий заявляли о своей "непримиримой вражде" с коммунистами и готовности бороться с ними "до победного конца", но буквально на следующий день после выборов, сочтя это для себя более выгодным, вступили с ними в союзническую коалицию. Эти "оппозиционные" (на словах) партии, как правило, резко активизируют свою деятельность накануне выборов и впадают в состояние летаргического сна после того, как выборы прошли.
Ко второй модели следует отнести так называемую "радикальную оппозицию", в лагере которой в Молдове сегодня пребывает значительное число ультра-правых, либеральных, ультра-левых партий и иных политических маргиналов. В лидеры этой весьма пёстрой и неоднородной когорты оппозиционных сил выбился сегодня "Альянс "Наша Молдова" (АНМ) Серафима Урекяна. Буквально наступают ему на пятки в своём показном радикализме Социально-либеральная партия (СЛП) Олега Серебряна и новообразованная Национал-либеральная партия (НЛП) Виталии Павличенко. В России под данное мною определение "второй модели" подпадают те партии и политики, которые объединились в движении "Другая Россия".
Радикальные партии ведут непримиримую войну с властью, не затрудняясь детальным рассмотрением её конкретных действий и их последствий. Что бы власть ни сделала, они всегда категорически против. Власть для них всегда не права только потому, что это власть. Специфической особенностью современной Молдовы является то, что к "правым партиям" здесь скопом причисляют совершенно различные по своим доктринам и идеологии политические объединения, исходя не из оценки их экономических и социальных программ, а лишь из того, как они определяет внешнеполитический вектор развития страны. Если они постоянно и огульно ругают Россию, ориентируются на Румынию, ЕС, США - значит, это "настоящие правые партии". Ошибочность и пагубность такой примитивной методики оценочного подхода очевидна.
Определение третьей "модели оппозиционности" в Молдове применимо по отношению к партиям, относящимся к так называемой "созидательной оппозиции". В России в этой нише прочно обосновалась партия "Справедливая Россия". В Молдове в качестве лидеров "созидательной оппозиции" всё более заметно проявляют себя Партия социальной демократии (ПСД) Дмитрия Брагиша и Социал-демократическая партия Молдовы (СДПМ) Эдуарда Мушука. Эти партии не только активно участвуют в разного рода социальных акциях по защите прав трудового населения, но и активно работают над программами и проектами будущего развития Молдовы на путях превращения её в подлинно демократическое, социальное государство. Обе партии являются не только сторонниками продолжения политики европейской интеграции, но и выступают за восстановление и развитие отношений стратегического партнерства Молдовы с Россией.
Партия социальной демократии разработала и предложила на обсуждение общества программы "Социальная Молдова" и "Зеленая революция". В первой программе речь идёт о переориентации всего развития социально-экономического блока страны на служение интересам человека. Инвестиции в человека, создание ему нормальных условий для жизни, учёбы и работы являются основными приоритетами этой партии.
Что касается "Зеленой революции", то в этом программном документе ПСД предлагаются программы ускоренного возрождения аграрно-индустриального комплекса Молдовы, спасения и прогрессивного развития молдавского села, организации производства и экспорта экологически чистой продукции.
Много интересных проектов предлагает сегодня и Социал-демократическая партия Молдовы. Она также стремится в своей деятельности учитывать интересы народа, защищать его политические, экономические и социальные права.
Главная проблема ПСД и СДПМ сегодня в том, что, при всей схожести их идеологической базы, при практической идентичности социального состава членов обеих партий и их симпатизантов, они никак не решатся сделать шаг навстречу друг другу и объединить свои силы в единой политической организации.
Впрочем, уже есть некоторые основания полагать, что такое объединение может произойти перед выборами в парламент в 2009 году. Если это всё-таки произойдёт, то проект, который недавно реализовали политические партии, вошедшие в "Справедливую Россию", может послужить позитивным примером и для Молдовы.
Многое указывает на то, что оппозиция Молдовы вступает в новый этап своего развития и становления. Возможно, вскоре произойдет окончательная консолидация правых партий, вследствие чего Молдова получит сильную либеральную партию. Вряд ли сохранится в своем нынешнем виде партия власти - ПКРМ. Есть целый ряд признаков, которые дают основания предположить, что её социал-демократическое крыло, возглавляемое спикером парламента Марианом Лупу и советником президента Марком Ткачуком, в обозримом времени может пойти на союз с Партией социальной демократии Дмитрия Брагиша.
Это был бы весьма хороший вариант для всех молдавских социал-демократов. Если это всё-таки случится, то в стране вместо нынешних 28 партий, зарегистрированных в Министерстве юстиции, осталось бы 3-4 мощных, по-настоящему массовых и влиятельных партий, что позволило бы Молдове иметь не только сильную власть, но и сильную оппозицию, единственной и основополагающей моделью действий которой стало бы служение интересам страны и народа, а не отдельным лидерам и группам политической и экономической элиты, как это имеет место сегодня.
Обсудить