Полный стабилизец-2

К итогам встречи президента Молдовы Владимира Воронина с заместителем секретаря Совета безопасности России Юрием Зубаковым

В конце минувшей недели президент Молдовы Воронин встретился в Кишиневе с заместителем секретаря Совета безопасности Юрием Зубаковым. Из скупых сообщений в молдавской прессе о нерядовом событии, по крайней мере для Кишинева, сложно даже догадаться, как прошла встреча, каковы ее итоги… Информация о том, что высокопоставленные чиновники «обменялись мнениями о нынешнем этапе молдо-российских отношений и перспективе урегулирования приднестровского конфликта» - лишь раздражает, как лишняя и навязчивая часть протокола. О чем могли говорить Воронин и Зубаков - ну, не о теплой же молдавской зиме или о московских ценах на недвижимость… А заголовок к ней - «Шаги навстречу», хоть и имеет внутреннюю интригу, отчасти намекающую на атмосферу переговоров (рвутся стороны навстречу друг другу, несмотря на…), но все равно он лишь дань журналисткой традиции – привлечь внимание, не больше.
Ожидалось, что стороны, спустя некоторое время, допустят утечку, что в «молдо-российских отношениях» и в «вопросе урегулирования» бывало часто и превратилось в традицию. Ожидания не оправдались. Отсюда один вывод – Кишиневу и Москве на обозначенные темы сказать друг другу нечего. Оспорить грустный вывод может лишь сам факт приезда Зубакова, но опять же, кроме догадок об истинных причинах его появления в Кишиневе, как и об итогах его беседы с Ворониным, а также кроме слухов «на тему» и загадочных и неофициальных выводов ничего нет.
… Информация о приезде Зубакова в Кишинев появилась в последних числах февраля. Не имея никаких официальных тому подтверждений, все, кто имеет отношения к переговорному процессу, тем не менее, готовились к встрече. Московский гость предпочел беседу только с Ворониным, как говорят некоторые участники ее подготовки, за плотно закрытыми дверями. Они же говорят (так и говорят), что «ткачуков увели подальше от дверей и поручили развлекать сопровождавших Зубакова дипломатов». О «ткачуках», т.е. о советнике президента РМ Марке Ткачуке и министре реинтеграции Василии Шове нужен отдельный разговор. Пренебрежительное отношение к себе, равно как и обидное прозвище, со стороны московских экспертов они получили заслуженно. Они (их еще в Москве называют «челноками» - этим малоприятным словом, которым в свое время называли поставщиков дешевых турецких товаров) так и не поняли предложение не ездить больше в Москву и не добиваться никаких встреч, поскольку разговор давно исчерпан, и никто молдавский вариант урегулирования приднестровского вопроса здесь всерьез не воспринимает. Так вот, одна из причин приезда Зубакова – оградить его от воронинских посланцев. Надоели. Как говорят, во время очередного их посещения Москвы (важные, заносчивые, в кожаной папочке «карт-бланш» от Воронина; организованные когда-то винные туры в Молдову для московских журналистов должны были закончиться этим примитивным обликом «воронинских героев») здесь дали «челнокам по шатлу», и проводили вон… Уж на что, говорят, сдержан и терпелив Зубаков, и тот не сдержался.
Другая причина визита – куда серьезнее. Считается, президент Воронин в очередной раз добивался встречи со своим российским коллегой. Предполагалось, что она, перенесенная с конца декабря прошлого года на первую половину января, все-таки состоится во второй половине февраля текущего года, но вместо нее прошел «обмен мнениями о нынешнем этапе…» между Ворониным и Зубаковы, в ходе которого и были объяснены причины переноса визита молдавского президента в РФ на более поздние сроки. Среди этих причин главная та же: говорить не о чем, или пока не о чем. Можно сформулировать и точнее: говорить есть о чем, но только результативные переговоры следует готовить.
Такая позиция Москвы не без оснований провоцирует подозрения, что она вынуждает молдавские власти начать торг. Не раз уже на победные речи Воронина о прорыве «винной блокады» и, в частности, о том, что «россияне будут пить качественное молдавское шампанское», кишиневские политики напряженно интересовались: а что взамен на открытие винного российского рынка попросила Москва у Кишинева? Какую часть молдавского счастья или какую часть молдавских территорий? А, может, Воронину предложили тайком торгануть еще более святыми для него и страны в целом вещами – коммунистической идеологией? В этих вопросах больше политологической лени, чем истины. Еще больше ошибки. Они основываются на Бог весть откуда взявшемся убеждении, что Москве, а точнее сказать, Путину, во что бы то ни стало необходимо развязать приднестровский узел в 2007, в крайнем случае, в 2008 году. А это значит, убеждена часть кишиневских экспертов, Москва непременно будет создавать условия для торга, причем условия, максимально выгодные для себя. Но как говорить Москве с Кишиневом сегодня не о чем, так и для торговли нет предмета. Более того, если иметь в виду проблемы урегулирования, она, заметим, не без участия Воронина (это все действия Кишинева с мая 2003 года по сегодняшний день), создала в Приднестровье такую общественную и политическую площадку, что торг здесь не просто не уместен, он на сегодняшний день невозможен. Единственно реальным может представляться поворот к нереальному, на первый взгляд, варианту, когда Москва вместе с Тирасполем озаботится спасением правобережных территорий РМ, трещащих по швам под нажимом «румынского фактора», и, дабы сберечь «соседнюю страну» от развала, предложит какие-то пути к объединению. Эти пути не без труда можно обнаружить в «меморандуме Козака», что делает вопрос, по крайней мере, интересным и не окончательно закрытым. Конечно, для Кишинева, как он говорил не единожды, «меморандум…» - документ ущербный. Но другого-то пока нет. Ну, кроме безответственных и явно нереализуемых планов по демократизации Приднестровья. Если речь об этих планах и механизмах, о которых сказал в своем интервью на кишиневском телеканале Воронин сразу же после консультаций с Зубаковым, и которые, по его словам, надо согласовать, подписать, а затем приступить к их реализации, то понятно, чем завершилась кишиневская встреча.
Обсудить

Другие материалы рубрики