Кому интересно переписывать историю вооруженной агрессии Молдовы против ПМР?

Совсем недавно на сайте «Молдова-азь» (агентство праворадикальных либерал-румынистов) появилась статья некоего Дмитрия МЫНЗЭРАРЬ и Ко под заголовком «Роль России в вооруженном противостоянии на Днестре», в которой авторы, во-первых, обвинили руководство Молдовы начала 90-х годов в слабости и беспринципности в вопросе сохранения унитарности РМ, а во-вторых, полную вину за распад Молдовы и провал военной агрессии РМ против Приднестровья в 1992 году возложили на Российскую Федерацию.
По мнению авторов статьи, если бы не слабость правительства М. Снегура и не военное вмешательство России в вооруженный конфликт на Днестре, Бендерской трагедии могло бы и не быть, территориальная целость Молдовы была бы сохранена, и единая РМ уже давно была бы в Европе.
Какие цели преследуют авторы материала? Чтобы обстоятельно ответить на этот вопрос и дать правильную оценку опубликованному материалу, стоит напомнить некоторые моменты тех лет, когда конфликт на Днестре только начинал разгораться.
В принципе, фундамент трагедии на Днестре был заложен еще в 1988 году, когда советский народ был шокирован официальным лозунгом СССР «Больше демократии, больше социализма!». Кто подбросил М. Горбачеву такую «идейку», по настоящее время остается тайной. Но то, что этот лозунг положил начало развалу Советского Союза, сегодня вполне очевидно. «Прорабы перестройки» начали с «возрождения национальных культур», углубленного копания в истории народов и обнародования исконного врага в лице их «старшего брата» - Российской Федерации. Затем пошло всеобщее нагнетание психоза и национальной истерии, что привело к созданию в союзных республиках собственных «народных фронтов», объявлению о победе так называемых «национал-демократических революций» и передаче всех богатств территории в руки «коренной нации».
Кишинев не отставал от других союзных республик. Во всех газетах и журналах, издаваемых в Кишиневе, в массовом порядке печатались невежественные статьи, состряпанные глашатаями новой истины, о «единственной исторической правде», якобы ранее скрываемой от народа. О том, что территория Советской Молдавии – это румынская территория, что молдаван и молдавского языка, как такового, в природе не существует, что есть только язык румынский. Ложь и фальсификация событий были главным в работе всех СМИ, которые оказались под властью национальной элиты. Всем известная румынка поэтесса-истеричка Лари заражала обезумевшую толпу своим визгом: «Пусть мои руки по локоть будут в крови, но клянусь вам, что ни одного русского в Молдове не останется!». Опьяненная националистической мечтой «мыть кишиневский асфальт русской кровью», она в приступе бешенства прилюдно «обручилась» с бронзовым памятником Штефана чел Маре. А другой подобный ей поэт заклинал своих сподвижников: «если русский попросит у тебя кусочек хлеба, дай ему динамит!». Русскоязычное население третировалось, от него требовали знания румынского языка. Тех, кто отказывался называть себя румыном и не говорил на их языке, выгоняли с работы, порой избивали за непокорность, не допускали в общественные заведения. Доходило до того, что на глазах у полицейских опьяненные безнаказанностью группы прорумынских молодчиков могли забить до смерти тех, кто не говорил на румынском (нелепая смерть Димы Матюшина тому подтверждение). Ежедневно в центре Кишинева собирались массовые митинги, на которых скандировались лозунги: «Чемодан! Вокзал! Россия!» и «Русских – за Днестр, евреев – в Днестр!», распевались песни типа «Мирча Снегур, Мирча Друк нас к победе приведут!».
Итак, румынский национализм был первопричиной зреющего конфликта.
Радио-, кино-, фотодокументы и материалы СМИ Молдовы, сохранившиеся с того времени, служат документальным подтверждением той правды, которая сегодня помогает народу Приднестровья защищать свою независимость.
Кто из здравомыслящих политиков сегодня может опровергнуть, что в то время Приднестровье, где совместно проживали молдаване (не румыны!) и весь русскоговорящий этнос, в целях обеспечения своей безопасности адекватно отреагировало на проявление открытого румынского национализма, объявив об отделении и создании на своей территории независимого государства? Кто и в чьих интересах способен сегодня утверждать, что это был не единственный способ сохранить мир, дружественные отношения и согласие между народами разной национальности на приднестровской земле?
Кто подзабыл, напоминаю, как возник приднестровский конфликт.
Еще задолго до объявления Приднестровьем своей независимости, 31 августа 1989, года в Молдове был принят закон о языках, ущемляющий права почти половины населения республики. В соответствии с этим законом молдавский язык был объявлен румынским и переведен на латинскую графику. А русский – оказался вне закона.
Правящей партией в Молдове стал Народный фронт.
В мае 1990 года главой правительства Молдовы назначается представитель Народного фронта фанатик-румын Мирча Друк. Министром внутренних дел – не меньший фанатик Ион Косташ. К власти приходят настоящие «коршуны» Народного фронта, такие как Александр Мошану, Анатол Плугару, Ион Хадыркэ, Валерий Муравски и целый ряд отъявленных румынских националистов. 5 июня 1990 года в Молдове принимается ряд законов, предусматривающих уголовное наказание за антирумынскую пропаганду. А 23 июня 1990 года официальный Кишинев заявляет о выходе Молдовы из состава СССР и берет курс на интеграцию с Румынией. В данной ситуации только суверенитет мог обеспечить Приднестровью членство в СССР и спасти народ от румынского национализма.
Вот почему 2 сентября 1990 года Приднестровье по итогам проведенного референдума объявляет о своей независимости от Молдовы и переводит все органы управления под свою юрисдикцию на добровольных началах.
Почувствовав, что Приднестровье уплывает из-под его власти, официальный Кишинев решил во что бы то ни стало в зародыше задушить ростки независимости ПМР. Приведу только один пример.
Первой вооруженной агрессией против молодой республики, что признают и авторы пасквиля, была акция карателей в Дубоссарах 2 ноября 1990 года. В этот день, потерпев фиаско в Комрате (Гагаузия также заявила о независимости и создании сверенной Гагауз-Ери), кишиневские каратели, которых сегодня авторы статьи называют «сотрудниками органов правопорядка», двинулись к Днестру на Дубоссары. У нацистов целей было две. Во-первых, полицейскими дубинками, а если не получится, и автоматом, усмирить город. Во-вторых, захватив Дубоссары и разделив Приднестровье на две части, пойти войной на Тирасполь с двух направлений: с Севера и Запада. Жители города, вооружившись, кто чем может, живым щитом перекрыли мост с твердым намерением не допустить карателей в город. Против фактически безоружных жителей города выступал отряд полиции особого назначения (ОПОН) в полной экипировке, вооруженный автоматами, пистолетами и гранатами со слезоточивым газом. Противостояние на мосту могло бы быть мирным, но чтобы прорваться в город, глава МВД РМ Косташ приказал открыть огонь. Однако, несмотря ни на что, дубоссарцы отстояли город, потеряв при этом троих убитыми и десятки раненых.
А вот как причину и начало конфликта описывают авторы своего «опуса».
«Первым эпизодом вооруженного противостояния между милицией МССР и вооруженными формированиями Тирасполя многие источники считают происшествие у дубэсарского моста, 2 ноября 1990 года.
Оно совпало с возвращением из Гагаузии вооруженных отрядов дружинников. В тот день перед зданиями администрации города Дубэсарь собралась толпа. Организаторы митинга призвали к выдворению судьи и прокурора из их кабинетов, и передаче власти в городе ОСТК. Одновременно был блокирован городской отдел милиции и мост через Днестр. В этой, достаточно организованной операции, участвовали и вооруженные гвардейцы. Для разблокирования моста через Днестр, по которому проходила дорога союзного значения и восстановления общественного порядка в городе Дубэсарь, из Кишинева было направлено подразделение МВД. Сотрудников, пытавшихся разблокировать мост, атаковали - забросали камнями и бутылками с зажигательной смесью. Атакующие, также были вооружены железными прутьями. Многие сотрудники кишиневских органов правопорядка получили ранения. В целях самозащиты ими было применено оружие, в результате чего погибли трое нападавших» (Текст выделен мною – С.З.).
Господа современные «МЫНЗЭРАРИ» в Молдове по-прежнему считают проводимые карательные меры официальным Кишиневом того времени «благородной миссией» и до настоящего времени уверены, что карателей приднестровцы обязаны были встречать «хлебом и солью» и с низким поклоном.
Авторы статьи с высоты текущего времени пытаются провал операции националистов Молдовы того периода объяснить лишь мягкотелостью и слабостью президента М. Снегура, который, возглавляя в то время Народный фронт, при наличии «всех законных оснований», огромного контингента полиции, ОПОН, волонтеров и всесторонней помощи Румынии, оказался не способным организовать разгром «сепаратистов». О проявлении массового патриотизма приднестровцев, предопределившего победу в вооруженном конфликте, МЫНЗЭРАРЬ даже не упомянул.
Оправдывая действия карателей на Дубоссарском мосту, авторы вину за их поражение возложили на руководство Молдовы, которое, по их мнению, не проявило достаточной жесткости. «На мосту, - утверждают авторы, - случились вообще немыслимые для правового государства события (спрашивается, а было ли оно вообще так называемое «правовое государство»? – С.З.). Несмотря на то, что было совершено нападение на представителей правопорядка, заблокирована дорога союзного значения, и захвачены органы местной власти в одном из районных центров республики, сотрудники МВД отступили». По мнению автора, это было сделано по чьему-то приказу.
В Кишиневе, оказывается, до настоящего времени не поняли, что поднявшийся на борьбу народ нельзя победить. ОПОНовцы отступили не «по чьему-то приказу», а позорно ретировались, испугавшись быть разоруженными или уничтоженными.
Далее в статье рассказываются общепризнанные факты о том, как формировалась приднестровская гвардия. Обвиняется командование бывшей 14-й армии за то, что оно, якобы, позволяло офицерам, перешедшим на строну Приднестровья, способствовать вооружению приднестровской гвардии. Но ни одним словом авторы не обмолвились о том, что Молдова присвоила себе львиную долю техники, вооружения и боеприпасов 14-й Армии, находившихся на ее территории. О количестве автоматов, пистолетов, мин, снарядов, взрывчатки, гранат, в том числе и сотен миллионов патронов, ушедших на вооружение полицейских, карабинеров, волонтеров и ОПОН, до сих пор не знает никто. Кроме этого Молдова унаследовала целую авиа эскадрилью, состоящую из современных самолетов МиГ-29. Ничего не сказано и о том, что вооружение, боевая техника, стрелковое оружие и боеприпасы к нему частей 14-й армии, расположенных на территории Приднестровья, по праву принадлежали ее народу, но были сохранены и добровольно переданы в собственность РФ.
Однако, главное направление статьи – это попытка дискредитировать Российскую Федерацию в глазах международной общественности и поиск негатива, чтобы в очередной раз скомпрометировать Россию. Как свидетельствуют сами авторы, они пытались осветить те «ключевые события», которые «позволили бы выявить роль России в вооруженном противостоянии на Днестре».
И осветили. При этом поступили по принципу: чем наглее ложь, тем вероятнее, что в нее поверят. Договорились до того, что в конфликте Молдова-Приднестровье против РМ воевала непосредственно Россия. Это 14-я российская армия вооружала «приднестровских сепаратистов». Это Россия тысячами специально уволенными из ВС офицеров 14-й Армии, особенно спецов в области артиллерии, воевала против РМ на стороне Приднестровья. Якобы уже в 1990 году, цитирую, «ОСТК начал получать оружие со складов 14-й Общевойсковой армии. Оружие тайно складировалось на предприятиях в Бендерах и Тирасполе. А командовавший этой армией в тот период генерал-лейтенант Геннадий Яковлев, даже хотел переподчинить 14-ю Армию Тирасполю».
Такой откровенный блеф и опровергать не имеет смысла. Единственно, что авторы правдоподобно отметили, так это то, что генерал Яковлев не просто не хотел, но и не смог бы сдержать 2,5 тысячи офицеров 14-й армии и несколько тысяч офицеров и прапорщиков, находящихся в запасе, если бы они, выступив в защиту своих семей, решили бы перейти на сторону защитников Приднестровья.
Оказывается, что даже в назначении ушедшего в отставку генерала Яковлева главой "Республиканского управления по обороне и безопасности" Приднестровья авторы усмотрели происки Российской Федерации.
В январе 1992 года командование 14-й армией принял Юрий Неткачев. Затем его сменил Александр Лебедь, но, судя по статье, всех их авторы обвиняют в проприднестровских симпатиях и антикишиневских настроениях. И даже тот факт, что Тирасполь в 1992 году посетил вице-президент Российской Федерации А. Руцкой, советник президента РФ С. Станкевич и заместитель министра обороны генерал-полковник Б. Громов, авторы попытались представить как вмешательство России во внутренние дела Молдовы.
В Молдове принято считать, что вооруженная Гвардия Приднестровья на тот момент была не способна отражать наступления регулярных частей Молдовы. А поэтому бездоказательно утверждают, будто бы в 1992 году против Молдовы воевала Россия. Ссылаясь на воспоминания бывшего начальника Главного штаба Национальной Армии Молдовы генерал Н. Петрикэ, который в 1992 году руководил боевыми действиями и терпел на Днестре одно поражение за другим, авторы утверждают, что «после боев 19 мая 1992 года появилось убеждение, что против подразделений Молдовы воюет 14-я армия. Так 20 мая 1992 года в районе села Дороцкое артиллерийская батарея 14-й армии несколькими залпами уничтожила молдавскую минометную батарею. А в районе села Голерканы, в момент переправы через Днестр молдавских сил, другая российская батарея уничтожила паром и баржу с вооружением и десантом».
Забывают историю современные кишиневские «коршуны», которая знает немало примеров того, что даже небольшая «горстка» патриотов своей земли способна удержать наступление вражеских батальонов. Великая Отечественная война советского народа против немецких фашистов периода 1941-1945 гг. – достаточное тому подтверждение. А в отсутствии патриотизма защитников Приднестровья обвинить никто не может.
На этом фоне статья, появившаяся на сайте «Молдова-азь», - это всего лишь один из элементов той антироссийской кампании, которая продолжается сегодня в Молдове.
Тот, кто внимательно отслеживает международные события, взаимоотношения между Молдовой и Румынией, обязательно поймет, где сидят «заказчики» этой кампании. Запад (США, НАТО, ЕС и ОБСЕ) совершенно не заинтересован в том, чтобы Молдова оставалась независимым государством, и тем более, чтобы нормализовались ее отношения с Россией. Расширение Румынии за счет Молдовы (фактически территории НАТО вглубь СНГ) соответствует интересам США: чем больше стран СНГ будет отторгнуто от России, тем проще будет Вашингтону «разговаривать» с Москвой. Ведь «холодная война», имевшая место между США и СССР, переросла в «холодную войну» против Российской Федерации.
Обнародованный на «Молдова-азь» материал группы «МЭНЗЭРАРЬ и Ко» преследует две цели.
Первая цель: подвергая нападкам первого президента РМ М. Снегура за его неспособность решить «приднестровскую проблему» в начале 90-х, непростительную слабость и мягкотелость во время вооруженной агрессии против Приднестровья в 1992 году, новые фронтисты предупреждают действующего президента Воронина на случай, если он отступит от принципа унитаризма и даст согласие на федерализацию Молдовы, отрезая тем самым путь на воссоединение с Румынией. (По большому счету, народ Молдовы должен быть вечно благодарен приднестровцам, которые ценою огромных жертв сорвали в 90-х развитие одного из худших для республики сценариев, согласно которому Молдова должна была стать вотчиной Румынии).
Вторая цель: обвиняя ельцинскую Россию в проведении против Молдовы в 1992 году военных акций и организации некоей «третьей силы», провоцирующей боевые действия на Днестре, авторы тем самым пытаются навести читателей на мысль, что нынешнее обострение вооруженного противостояния на Северном Кавказе – дело рук современной России.
Цитирую авторов: «Нуждается в упоминании интересный эпизод, рассказанный участником боевых действий со стороны Молдовы. После ночного минометного обстрела и молдавских и приднестровских позиций с одного и того же места, группа молдавских военных выехала днем в направлении, откуда велся огонь. Они нашли место, с которого были обстреляны ночью, у въезда в город Бендеры. В районе, где ныне дислоцирован 3-й пост Совместных миротворческих сил. Молдавские военнослужащие удивились, когда обнаружили свежие следы транспорта, ведущие в сторону Бендер, где минометы на вооружение были только у российских и приднестровских сил. Кому из них понадобилось обстрелять противоборствующие стороны, чтобы накалить конфликт, так и не известно. Но известно, что, начиная с августа 2004 года, в российской прессе была популярна история, о якобы "третьей силе", которая хотела спровоцировать конфликт между Грузией и непризнанной Южной Осетией. А вскоре после этого, средства масс-медиа в России стали настаивать на том, что только благодаря доблести российских миротворцев удалось избежать нового кровопролития в южноосетинском конфликте, "который хотел затеять Тбилиси". Похоже, география этой "третьей силы" так же ограничена, как и фантазия организаторов подобных трюков».
Поняв, куда клонит группа «МЭНЗЭРАРЬ и Ко», можно точно определить, чей заказ она выполняет. Авторы публикации, претендуя на серьезность своего «исследования», в качестве основы для таких далеко идущих выводов приводят ссылку на некоего анонимного «участника боевых действий со стороны Молдовы». И на основе таких «свидетельств» делают прозрачные политические намеки, обвиняющие Россию. От таких приемов так и веет заказным материалом.
Из всего сказанного, словами самих же авторов можно сделать вывод. Никто не может совладать с правдой. Правда всегда останется правдой, какой бы грязью ее не обливали. А правда о Приднестровье одна и заключается в том, что его народ, поднявшись на борьбу с румынским национализмом, победил в жестокой войне, защитив свою республику от порабощения. Это – чистая правда, другой «правды» просто нет. И попытки новых румынских «Наци» в Молдове отыскать иную «правду», представить некую иную точку зрения «в толковании событий конфликта на Днестре», претендующую на объективность, обречены на провал.
Правы авторы только в том, что война на Днестре принесла страдания многим людям, и что рядовые граждане, населяющие правый берег Днестра, до сих пор не владеют полной информацией о тех временах. И хотя с той поры прошло 15 лет, население Молдовы все еще опутано сетью незнания и заблуждений, сотканной умелыми руками официального Кишинева. А народу Молдовы необходимо знать правду.
Почему-то ни парламент РМ, ни руководство Республики уже 15 лет не дают санкций на публикацию в СМИ Молдовы «Заключения по уголовному делу № 92068095 от 21 июня 1993 года по фактам вторжений вооруженных формирований Республики Молдова в Приднестровскую Молдавскую Республику», в котором подробно изложен моральный и материальный ущерб, нанесенный Молдовой приднестровскому народу.
Кроме этого существует достаточное количество, как в ближнем, так и дальнем зарубежье, серьезных научных исследований конфликта, которые синтезировали документальные доказательства, данные архивов, показания свидетелей и участников тех событий.
Так что искажать события тех дней и переписывать историю вооруженной агрессии Молдовы против Приднестровья по своему усмотрению уже никому не удастся.
Обсудить