Этот вечный «Приднестровский вопрос»

Согласно планам работы высшего законодательного органа Молдовы, подтвержденного недавно его председателем Марианом Лупу, в течение июня-июля текущего года депутатам предстоит обсудить ход реализации ряда уже обсужденных и принятых законов. Среди них спикер назвал и законы, так или иначе относящиеся к проблемам приднестровского урегулирования, в частности, экономических отношений двух берегов.
Это заявление господин Лупу сделал, когда парламент готовился к первым дискуссиям о новой экономической политике Молдовы (так здесь называют предложенные президентом Ворониным амнистию капиталов, недвижимости и целый ряд налоговых послаблений для экономических агентов) и потому, наверное, оно оказалось в зоне наиболее низкого внимания. Революционные шаги молдавского президента-коммуниста получили парламентскую поддержку. После этого опять наступила обычная жизнь, а с нею и необходимость решать важные текущие проблемы, в том числе и проблемы так называемой реинтеграции Молдовы. И как ни пытается официальный Кишинев увильнуть от них, как ни оттягивает время, когда все-таки придется соглашаться со своими потерями в соперничестве с Тирасполем, - все равно никуда от них не спрячешься.
В течение месяца «приднестровская проблема» напоминала о себе, словно живет она по какой-то своей, одной только ей известной логике. Едва только затихли слухи о «секретном плане России», подоспел десятилетний юбилей подписания «московского Меморандума». А еще раньше российский МИД обнародовал свой «Обзор внешней политики», где нашлось место (правда, очень и очень скромное) и вопросам урегулирования.
Все перечисленное и ряд других признаков, казалось бы, должно было показать свет в конце тоннеля. Но пока же подтверждается только одно: стороны упорно остаются на своих позициях, а набившие оскомину призывы зарубежных экспертов к взаимному поиску компромиссов превратились в пустое сотрясание воздуха.
Последнее заявление президента РМ Воронина, сделанное им в ходе кишиневской встречи с председателем парламентской ассамблеи ОБСЕ Гораном Леннмаркером, лишь подтвердило худшие выводы. Молдавский лидер отметил готовность официального Кишинева подписать такой план урегулирования, который устроит всех участников переговоров, собранных в формате « 5+2». Воронин будто включился в заочный спор с главой приднестровского МИДа Валерием Лицкаем и, можно считать, не согласился с его мнением о том, что «договориться мы (Кишинев и Тирасполь) может только сами».
В контексте последних событий, а именно в доказанной уже неспособности молдавской стороны предложить свой, более или менее реальный и приемлемый для Тирасполя план урегулирования, заявление Воронина приоткрывает занавес над новыми подходами властей РМ к решению конфликта: пусть политические тяжеловесы предложат условия реинтеграции, а мы, т.е. Кишинев и Тирасполь, согласимся с ними или нет, примем их как руководство к действию или откажемся от них.
Налицо стремление если не окончательно заморозить проблему, то существенно оттянуть сроки ее решения. И самому непосвященному понятно, что, к примеру, Москве и Вашингтону сегодня весьма трудно будет найти точки соприкосновения в подходах к условиям и принципам урегулирования конфликта на Днестре. А если брать в расчет и позицию Киева, и, наконец, кардинально отличающиеся друг от друга настроения в Тирасполе и Кишиневе, то дело и вовсе выглядит безнадежным.
И в самом деле, посмотрим на то, как отреагировали на десятилетнюю годовщину подписания «московского Меморандума» некоторые участники переговоров по урегулированию конфликта. В заявлении МИДа ПМР сказано о готовности приднестровской стороны продолжить диалог с Республикой Молдова на основе принципов, предусмотренных Меморандумом. Главный из этих принципов - равноправие сторон.
Чуть ранее российский МИД отметил, что нужно искать «взаимоприемлемые компромиссы» на базе заложенных «московским Меморандумом» принципах… Кишиневские переговорщики на юбилейный повод показать свои оценки и связанные с ними перспективы возобновления консультаций о статусе ПМР ответили молчанием. Объясняется это просто.
Парламентские слушания о реализации законов, принятых относительно условий реинтеграции страны, дадут представления о том, что официальный Кишинев вплотную подойдет к отказу от «московского Меморандума», взяв за основу свои документы (июль 2005 года), а они исключают решение территориальной проблемы путем создания «общего государства» и закрепляют унитарный характер Республики Молдова.
Для Кишинева «московский Меморандум» уже давно не существует, по крайней мере, с тех пор, когда к власти в РМ пришла Партия коммунистов.
Вместе с тем, Кишинев, предлагая свою базу для переговоров, вряд ли может рассчитывать на поддержку Москвы. Точный ответ на вопрос «почему?» содержится в мартовском (2007 г) обзоре внешней политики Российской Федерации относительно перспектив урегулирования конфликта. Российская дипломатия в своем обзорном документе заявила не только о «надежно гарантированном статусе Приднестровья», но и предложила «бережно относиться ко всему фонду идей урегулирования». А к этому фонду относятся те и только те документы, которые были приняты при участии всех сторон переговоров, и не относятся те, которые были приняты в одностороннем порядке… И что уже говорить о перспективах, если трудно скрыть готовность Кишинева сделать приднестровский вопрос вечным.
Обсудить