Президент Молдавии загнан в угол?

В Кишиневе, Брюсселе и Вашингтоне нарастает беспокойство по поводу того, что президент Молдавии Владимир Воронин желает быть втянутым в темную сделку со своим российским коллегой Владимиром Путиным во время предстоящей встречи в Санкт-Петербурге 10 июня.
Об этом пишет американский аналитик румынского происхождения Владимир Сокор в статье, опубликованной на сайте Jamestown Foundation. «Новый Регион» предлагает аутентичный перевод текста с английского языка.
Молдавская президентская администрация глубоко вовлечена в двусторонние переговоры с Москвой за рамками формата 5+2 и без раскрытия ключевых деталей представителям США и ЕС. Ставшая уже уникальной по степени анахроничности политики, ведомая коммунистами Молдавия допускает еще один уникальный политический анахронизм.
РМ стала единственной страной, ведущей переговоры по урегулированию конфликта на двусторонней основе с Россией, без прямого международного участия и без адекватного разглашения (деталей переговоров – РИА «НР») Западу.
Переговоры включают положения, несущие потенциальную опасность для Молдавии и получившие утечку 12 апреля, вызвав беспокойство Запада и негодование молдавского президента из-за разглашения, которое, возможно, остановило процесс буквально в шаге от пагубного для Молдавии финала.
Последние публичные высказывания Воронина – это слова президента, находящегося в тяжелом стрессе и, кажется, подготовленного к переходу от прозападной к двухвекторной политике в слабой надежде на получение поддержки Кремля в разрешении приднестровского конфликта.
В своей речи на Межпарламентской Ассамблее СНГ 30 мая Воронин сделал упор на то, что Молдавия не должна выбирать между Европейским Союзом и СНГ, ей лучше всего «попытаться гармонизировать стандарты двух интеграционных процессов Запада и Востока и приблизить их друг к другу», очевидно, в рамках некоего молдавского эксперимента.
Отказываясь от «какого бы то ни было асимметричного шага в развитии» (или на Запад, или на Восток), Воронин описывает эти два варианта как «искусственный выбор между Добром и Добром» – вот почти дословное высказывание из его более ранних речей, произнесенных до перехода от российского к европейскому вектору (цитата по «Басапресс», 31 мая – Примечание автора – РИА «НР»).
Такие слова можно было воспринимать как увертюру или наивную уловку для привлечения Тирасполя обратно в воссоединенную Молдавию. Слова совершенно очевидно предназначены для заискивания перед Путиным (так по тексту – РИА «НР).
Но другие недавние высказывания Воронина показывают, что такие слова произнесены искренне, равно как и часть его политической тактики. Необычно длинное интервью агентству РИА Новости 22 мая особенно ярко подтверждает это.
То было «спонтанное», опрометчивое признание, которое российское агентство не отправило обратно в Кишинев для проверки перед публикацией. Глубоко обеспокоенные президентские советники сумели, по крайней мере, сузить круг обращения интервью по Молдавии.
В этом интервью Воронин возлагает вину за тупик в урегулировании конфликта на «провокационные действия, будь то местные, будь то с Запада, будь то в виде утечек в СМИ» (обратный перевод с английского языка, оригинал интервью см. в ссылках – РИА «НР»).
Он полагает, что реальные возможности были упущены в результате воздействия этих факторов. Обвиняя сепаратистских лидеров в коррупции и беззаконии (так по тексту – РИА «НР»), он сигнализирует о своем желании, чтобы Путин убрал этих лидеров, и в этом случае конфликт мог бы быть разрешен.
Опять же это возврат к доминировавшей до 2004 года тактике зависимости от Путина в вопросе решения проблемы. Тем не менее, теперь Воронин в более новом и беспокойном тоне указывает на перспективу второго Калининграда, предупреждая Россию, что поддержка Приднестровья может обойтись в несколько раз дороже, чем поддержка Калининграда.
Уверяя Путина в искренней личной заинтересованности в разрешении конфликта в пользу Молдавии, Воронин обвиняет неназванных российских официальных лиц в том, что они вводят своего президента в заблуждение (адаптированная версия мифа о «хорошем царе и плохих боярах»).
Он также раскрывает свою сентиментальную тягу к родному Приднестровью (президент РМ родился в 1941 году в Дубоссарском районе ПМР – РИА «НР») и обеспокоенность к воссоединению Молдавии за время, остающееся от его президентского срока.
Продемонстрировав таким образом свою уязвимость перед давлением и шантажом в продолжающихся переговорах, Воронин впервые демонстрирует свое намерение сыграть роль Дэн Сяо Пина (архитектор китайских реформ в 70-80х годах, давших мощный импульс экономической и политической модернизации КНР – РИА «НР») после окончания в 2009 году его президентского срока.
Он предсказывает, что Коммунистическая партия останется доминирующей в Молдавии и что он останется реальным лидером страны в дальнейшем на посту председателя Компартии. Он не комментирует несовместимость его цели со стремлением Молдавии и его самого к интеграции в Европейский Союз (РИА Новости, 22 мая).
Эта несовместимость помогает объяснить внезапное возвращение Воронина к риторике двухвекторной политики и «симметрии» между Востоком и Западом, высказанное в его речи 30 мая на форуме СНГ 30 мая.
Воронин оставляет впечатление деморализованного президента, не имеющего идей и инициатив, кроме как довериться Путину или притвориться таким из тактических соображений, которые могут обернуться прямо противоположными стратегическими последствиями.
Его уверенность в эффективности западной политики значительно снизилась. Этот этап эволюции Воронина не должен восприниматься как окончательный и бесповоротный. Президенту нужна практическая помощь Запада и постоянные консультации с США и ЕС по их инициативе.
Обсудить

Другие материалы рубрики