Игорь Смирнов: «Став на молдавскую сторону, Украина из страны-посредника превратилась в участника конфликта»

Игорь Смирнов: «Став на молдавскую сторону, Украина из страны-посредника превратилась в участника конфликта»В начале июня Президент ПМР Игорь Смирнов дал большое интервью газете «Киевский Телеграфъ». «Киевский Телеграфъ» - старейшее украинское издание, было основано в 1859 году пионером киевской печати бароном Альфредом фон Юнком. Сегодня это один из авторитетных украинских еженедельников.
Интервью Игоря Смирнова опубликовано в рубрике «Мир». Президент Приднестровья делится своим взглядом на взаимоотношения двух государств – Украины и ПМР, а также рассказывает о внутренней политике республики.

«Украинское руководство очень гордится тем, что Киев представил свой план урегулирования конфликта между Кишиневом и Тирасполем и присоединился к европейскому требованию решать проблему с учетом территориальной целостности Молдовы. Украина даже пытается блокировать экономическую деятельность Приднестровья. И посему ПМР представляют некоей «черной дырой» и центром зла. Однако президент ПМР Игорь Смирнов считает по-другому.

- Игорь Николаевич, позвольте начать с традиционного вопроса: ваш взгляд на политику Украины в отношении ПМР?
- Для начала я напомню, что в Приднестровье немало сел и городов с украинским населением. Украина – государство, с которым мы связаны общей историей и границей. Общие беды и радости объединяют нас на протяжении всего времени существования этого края. Нам хорошо известно доброжелательное отношение простых украинцев к Приднестровью и приднестровцам. К сожалению, не в их и не в нашей власти влиять на правительственные, государственные, законодательные структуры Украины. Не в нас причина того, что Украина, являясь гарантом и посредником в переговорном процессе, однажды из-за выбранного руководством страны вектора развития в направлении НАТО и Евросоюза полностью стала на одну сторон. Юридически, став на молдавскую сторону, Украина из страны-гаранта, страны-посредника превратилась в участника конфликта. Мы первыми открыли представительство в Украине. Поддерживать же стабильные отношения с Молдовой невозможно из-за ее постоянно меняющейся, непредсказуемой, конъюнктурной политики. Когда надо что-то получить от Евросоюза или США, тогда начинают, как я выражаюсь, «кусать» Россию. А когда срочно понадобилась Россия, тогда «кусают» ее вышеназванных оппонентов. С точки зрения приличия – противно, но, очевидно, кто-то считает приемлемым использовать лозунг: «В политике нет ничего запретного!». Центр сотрудничества Украины и Приднестровья мы открыли еще в 2005 году, а в России подобный центр действует только с 2006 года. С его помощью мы стараемся, прежде всего, прорвать информационную блокаду. К сожалению, возможностей мало не только ввиду непризнанности нашего государства, но и по причине событий, которые на протяжении нескольких лет происходят в Украине. Тем не менее мы поддерживаем связи наших культурных, образовательных учреждений, развиваем бизнес с Украиной и решаем вопросы, которые необходимо решать. Хочу отметить, что без участия Украины нормализовать отношения Приднестровья с Молдовой просто невозможно. Обусловлено это не только географическим положением, близостью границ, но и характером или, как любят говорить журналисты, менталитетом приднестровских украинцев, отношением русских к украинцам и украинцев к русским, которое всегда было и остается доброжелательным. Это идет еще от наших предков. К тому же Украина не только наш торгово-экономический партнер, но еще, мы надеемся, вернет себе статус государства-гаранта. Я слушал выступление Януковича по поводу переговорного процесса и сразу вам отвечу: мы никогда не отказывались от переговоров и не прекращали переговорного процесса! Доказательство тому – подписание более 87 протоколов, документов совместно со всеми президентами Молдовы, в том числе с Владимиром Ворониным.

- Но, может быть, Молдова таким образом хочет купить себе демократию?
-Ситуацию с покупкой демократии я бы расшифровал так: прикупают западную демократию. Но общество само рождает демократию со своими специфическими особенностями. И потому непринятие Конституции ЕС объяснимо. Нельзя всех унифицировать, поставить, как говорится, в «одинаковую стойку». Каждая нация, каждый народ имеет свои особенности – экономические, культурные и т.д. Думаю, Украина будет все-таки гарантом. С точки зрения геополитики, не считаю, что Украина легко предаст своих граждан, которых у нас около 60 тысяч. Это я как простой наблюдатель, а не как президент подчеркиваю, без желания вмешиваться в дела Украины. Каким путем захочет, таким и пойдет.

- А почему не с Украиной?
Потому что Украина присоединилась к блокадным мерам. Сейчас никому не нужное двойное оформление таможенных грузов – реалии нашей экономики. Как руководитель правительства заявляю, что Юрий Ехануров, будучи премьером, подписал такое постановление в нарушение законов Украины. Хотя на фоне того, что происходит сегодня в стране, это никого уже не удивляет. Украина, кстати, из-за блокадных мер сама потеряла $24 млн. Я обратился к господину Януковичу с просьбой отменить это постановление. У нас Европейская Комиссия, как вы знаете, работает уже больше года. Ее доклады свидетельствуют, что никакой контрабанды нет. Мы прекрасно работали по нашим сертификатам, а сейчас вынуждены их покупать. Странная ситуация с точки зрения законов рынка. На реализацию собственноручно произведенного товара неизвестно почему нужно просить разрешение у кого-то третьего. А если бы Украина, производя товар, вынуждена была еще у кого-то выпрашивать разрешение на его продажу?

- Может быть, скорейшее урегулирование приднестровского вопроса, чего желает весь народ ПМР, тесным образом связано с политическими разногласиями внутри самой Украины?
-Если по-народному, то да, Украине сейчас не до нас – у нее свои «болячки», которые надо лечить. Остается работать на перспективу. Есть подписанные договоры с рядом областей Украины и ведомств.

- А как обстоят дела с признанием ПМР полноправным международным субъектом права, в том числе и со стороны Украины? Никто не помогает?
-Я отвечу так: на протяжении всех 17 лет развития нашего государства мы не брали кредитов ни у Украины, ни у России. Но Россия помогла нам справиться с блокадой, а Украина - принимала наших беженцев, спасибо им за это. А насчет остального… Я думаю, что новые европейские принципы найдут отражение в решении проблемы. И вообще, если нас с подачи Молдовы – то националистов, то коммунистов – объявляют сепаратистами, дружно разыгрывают румынскую карту, то я скажу: ничего не поменялось. И хотя я и экономист, но считаю, что, с юридической точки зрения, не мы выходили из Советского Союза – вышла Молдова. Значит, мы в этом случае не сепаратисты. Мы предлагали сохранить общество, которое было образовано коммунистической волей, и о котором никто ни у Украины, ни у Молдовы не спрашивал. Мы предлагали и экономическую зону, и федерацию, и конфедерацию с одной целью – чтобы народ ПМР не потерял своей самобытности. А это и украинцы, и молдаване, и русские, и гагаузы, и евреи, и все, кто здесь проживает. Но на все предложения получали отказ. Однако у нас, я на это обращаю особое внимание, сохранился свой народный менталитет. С глубоким уважением к старшим поколениям, к нашим предкам, с великой заботой о потомках, о молодежи. Мы всем предоставили право получать образование на родном языке – на том, которому научила мать. И на исторической основе, то есть я имею в виду кириллицу, а не латиницу, используемую в молдавском языке. Другие демократические нормы – где проживать, как учиться и т.д. – все это уже законодательно оформлено на государственном уровне. Но здесь история, как говорят, повторяется. Дело в том, что при распаде Союза Румыния за руку привела Молдову в ООН, а это было тогда очень модно – в контексте борьбы с коммунизмом и его «империей». Вот только народ забыли спросить, хочет ли он этого. Мы никогда не участвовали в этих политических действиях, и хочу напомнить: Приднестровье за всю историю никогда не принадлежало Бессарабии. Мы ни распаде Союза даже в Киев обращались с просьбой рассмотреть возможность принятия в Украину. И это могло быть вполне реально. Но тогда в Киеве по просьбе Молдовы арестовали вашего покорного слугу, а все остальное вы уже знаете…Поэтому пора международному сообществу понять, что в ПМР живут нормальные люди, которые любят свою родину – Украину, если говорить об украинцах, Россию - если говорить о русских. Эти люди работают, защищаются от агрессии, рожают детей, учат всему тому ценному, что передали им предки, никогда ни за никакие посулы не продавали ни свою землю, ни свой язык. И они хотя так жить. А то, что сейчас происходит, никакой пользы народу не приносит, как и любые другие потрясения.

-И что же делать?
-Я надеюсь, что существуют большие возможности для развития – экономического, культурного, образовательного, спортивного – на взаимовыгодной основе. Со всеми. С Молдовой мы будем вести переговоры как самостоятельное государство с самостоятельны государством, ибо все события, последовавшие после распада СССР, убедили наш народ, что все 17 лет он ничего хорошего от Молдовы не видел. Так же, как и от ЕС, и от США, которые только везде стараются установить свой порядок жизни.

-Скажите, а как вы решаете проблему долгов за газ перед Россией?
- Давайте считать сначала. Вот Россия вывезла отсюда на $3 млрд. вооружения. Извините, а чье оно? То-то и оно. Но мы не настаиваем на выплате долгов сразу, пусть оформляют на 100 лет или как договоримся. Но мы – основное звено поставки газа на Балканы. ПМР сейчас газ отпускают по $170 за 1000 кубометров. Пожалуйста, отпускайте, но по законам России гражданин РФ, где бы он не находился, имеет право пользоваться благами России. А у нас в Приднестровье около 120 тысяч российских граждан. Опять же, потребляют этот газ российские предприятия. Да, у нас разные весовые категории, но, кстати, если подходить к вопросу юридически, то это долг «Молдовы-газа», а не Приднестровья. Но мы не отказываемся от оплаты, более того, мы согласны платить за весь потребленный газ. Однако вспомним, что два года назад российское правительство приняло решение о выплате компенсации за вывезенное имущество в размере $100 млн. И это не я решал, что все, находящееся на территории, принадлежит народу, проживающему на этой территории…

-У вас часто используют такой термин, как «бюджетный кризис». Если такой кризис у вас имеет место, то есть ли программа по выходу из него? Ведь этим же могут воспользоваться ваши недоброжелатели…
- Да, есть проблемы с деньгами. Дело в том, что мы, формируя бюджет, брали за основу план развития государства на 3-4 года с учетом снятия всех блокадных мер, надеялись, что здравый смысл возобладает. Но никак не ожидали, что в Украине опять вспыхнет политический кризис, и ситуация усложнится. Поэтому сейчас создана комиссия под руководством президента с участием председателя Верховного Совета, всех ведущих министерств, и определена главная цель работы – своевременность выплаты зарплат и пенсий, а также всех социальных пособий для малоимущих. И мы это обеспечим даже в нынешних условиях, без всякой помощи. Кстати, замечу, что с ноября мы не получаем никакой помощи от российской стороны. ПМР испытывает на себе те же запреты на поставку виноматериалов, коньяка в Россию. А это торговля – четвертый по величине источник поступления в госбюджет. Но мы живем, и поэтому попытки каким-то образом нас задавить не увенчаются успехом. Хотелось бы также напомнить всем «доброжелателям», что мы когда-то ждали вагон зерна в качестве помощи, но сейчас, хотя и очень себя критикуем за развитие сельского хозяйства, мы его развили. И обеспечить себя всем необходимым сможем. Я, кстати, не понимаю, какой смысл в экономической блокаде ПМР для Украины? Говорят: «А вот пообещали в Евросоюз принять, если поддержим». Как говорится, дай Бог. Но как по мне, то нужно узнать, хочет ли этого Евросоюз, и хотят ли этого сами граждане Украины. Вот мы, когда пришло время, спросили у граждан на референдуме: с кем объединяться и как развиваться – самостоятельно, с Молдовой или Россией? Народ сказал: самостоятельно. А с кем интегрироваться? С Российской Федерацией. Наши молдаване активнее всех голосовали за такой выбор! И это не парадокс, а закономерность, ибо человек труда оценивает по фактам и видит, что за это время мы сделали очень много без всякой помощи. И это сделал народ, а не президент.

- Вы имеете в виду референдум 17 сентября прошлого года? Как использовались его результаты и в полной ли мере?
- Я вам скажу, что все структуры власти – и законодательной, и исполнительной, и судебной – работают над гармонизацией законов в части развития отношений с Россией. Экономических прежде всего. Это же не я выдумал о референдуме. Все это облекается в законодательную форму, потому что общество не может жить без законов. В то же время мы ни в коей мере не отказываемся от расширения связей и развития их с Украиной и другими государствами. Но я вам скажу вот что: наши структуры с правительственными структурами Российской Федерации подписали около 20 документов, а Украина оказалась как бы не у дел. Это, конечно, ее дело, хотя господин Президент Ющенко мне обещал совсем другое.

- Лично?
- Да, на нашей встрече, и это зафиксировано. Но обещания некоторых людей – это сложная вещь: сегодня слово дал, завтра – забрал. Я, между прочим, не возмущаюсь, когда некоторые украинцы рассуждают: мол, «нехай там поганий москаль Смирнов зверне шию». Меня другое волнует: как можно Украине $24 млн. потерять при блокаде ПМР? Что, Молдова отдаст? Или ЕС, который давал советы? Или то, что Украина до сих пор не признает наших документов об образовании, США нас запрашивают: подтвердите диплом, выданный вашим университетом. Мы подтверждаем. И все нормально. А Украина посылает запросы в Молдову: пусть там подтвердят, что это законно! Кстати, единственную полноценную украинскую школу в ПМР открыл Смирнов!

- В каком году?
- Лет пять назад, в Рыбнице. А сейчас и детские садики открываем. Одна трудность: мы сейчас больше открываем групп и молдавских, и украинских, но средств не хватает…

-Какие у вас взаимоотношения с Верховным Советом? По-прежнему ли остается в силе план конституционной реформы с введением поста премьера?
- Такого плана не было… Был план конституционной реформы без введения поста премьера. Он уже выполнен. Теперь наша цель – гармонизация развития отношений с Россией, значит, наши структуры должны быть примерно аналогичны, но при этом нужно учитывать территорию, объемы промышленности, сельского хозяйства, количество населения. У нас остался принцип «министр отвечает за все». Создан Совет безопасности, отвечающий за безопасность всего комплекса развития страны. Он анализирует и контролирует выполнение работы Кабинетом министров, задания президента как руководителя Кабинета и тех законов, которые принимает наш Верховный Совет. Кроме того, преобразовано министерство финансов, потому что сейчас работает уже система государственного вмешательства в экономику в хорошем смысле слова – посредством налогов, законов. А это требует сосредоточения всех рычагов воздействия в одних руках. Назначен новый министр финансов, молодой и перспективный. Но и дальше мы не будем ни в коем случае устраивать борьбу за премьера или за что-то иное - у нас президентская республика была, есть и будет. Однако, как говорится в дипломатической пословице, «никогда не говори «никогда». Мы будем строить власть, исходя из того, как будет развиваться общество. И я уверен, что мы постоянно будем идти по пути сокращения затрат на содержание госаппарата, передачи больших полномочий на места. Ибо государство, в конечном счете, должно заботиться о безопасности граждан, устанавливать правила ведения хозяйства, но не вмешиваться в ежедневные бытовые проблемы регионов. Это главное. За государством остаются образование, здравоохранение, пенсионное и социальное обеспечение и силовые структуры, которые как раз и обеспечивают физическую безопасность не только человека, но и государства. Вот чем должен заниматься центр!

- Что ж, система выглядит очень четко…
- Но мы ни в коем случае не делаем закостенелую систему и при этом соблюдаем принципы четкого разделения вертикали власти, исполнительной, законодательной и судебной. А контроль за администрацией и исполнительной властью осуществляется Счетной палатой, которая занимается не политикой, а контролем за правильным расходом бюджетных средств. Проверяет и министерства, и администрацию президента, и Верховный Совет – всех. Кроме того, Конституционный суд у нас действительно работает. За последние годы он отменил несколько указов президента, которые судьи посчитали несоответствующими Конституции, принятой на референдуме. В то же время аннулировал и несколько таких же постановлений Верховного Совета. Это нормальный подход к управлению! Когда ваша страна нас признает, мы сможем обогатиться вашим положительным опытом, а вы – нашим. Но наши принципы, о которых я сказал выше, останутся неизменными.
Обсудить

Другие материалы рубрики