«Дело Пасата» и политическая борьба в Молдове

Едва только Валерий Пасат получил свободу, а вместе с нею и освободился от всех обвинений, ране предъявляемых ему молдавской Фемидой, как в Кишиневе на все голоса заговорили различного рода эксперты и политологи о его политических перспективах. Молдавские аналитики утверждают, что эти голоса можно разделить на три группы. Одна – наиболее многочисленная и принадлежащая к когорте обслуживающих власть, утверждает, что Пасат для молдавской политики не представляет никакого интереса, поскольку до сих пор он был фигурой не публичной, тюрьма лишь придала ему некие начальные черты активного деятеля, да и то черты сомнительного свойства (зря он, что ли, почти два с половиной года просидел и зря, что ли, искали в сделке с самолетами недостающие в бюджете РМ миллионы)…
Другие – а они относятся, несомненно, к яркой молдавской оппозиции, где при словах «ПКРМ», «еврокоммунизм» и «президент Воронин» вздрагивают и хватаются за перо, как за автомат, утверждают, что после короткого, но насыщенного отдыха в России, Пасат призовет к ответу своих обидчиков, продержавших его – невинного в тюрьме, или даже начнет мстить.
И, наконец, третьи (их меньшинство) осторожно не исключили, что Пасат, проявлявший свои политические амбиции уже в 1999-2002 годах, приступит из далекой российской стороны изучать ситуацию в Молдове, чтоб попробовать оказать на нее влияние в нужное время. Рассматривают даже способы такого влияния. Формирование за пределами РМ общественно-политической группы на базе молдавских гастарбайтеров, которых такая масса и которые так агрессивно настроены протии коммунистических властей Молдовы, фактически вынудивших их бежать на чужбину в поисках куска хлеба, что им ничего не будет стоить «разнести по кочкам» всю местную политику и установить свою власть.
Все варианты, надо сказать, возможны, но все они в условиях Молдовы (да и России тоже – вряд ли она будет ввязываться в политическую борьбу в Молдове на этом этапе и такими способами) являются почти фантастическими. И Пасата самого каждый из них вряд ли устроит. Он, сидя за решеткой, думается, получил больше удовольствия (если можно приметить это слово относительно неволи) от работы над своими научно-публицистическими книгами, нежели от противостояния с молдавскими коммунистами, и ему вряд ли опять захочется окунаться в то же болото, пусть даже имея честно заработанный статус диссидента. Но кишиневским коммунистам и «лично товарищу Воронину» - президенту и коммунисту расслабляться не стоит. Пасат, вернее бы сказать, фактор Пасата теперь для правящей партии и для президента Воронина будет иметь серьезное значение. И даже после парламентских выборов 2009 года, когда политическая борьба в РМ несколько ослабеет, для ПКРМ вряд ли наступят легкие времена.
Одна из российских газет, явнее претендующая и не без успеха на статус независимого издания для бывшей территории Советского Союза, под названием «Новое русского слово», в очередной раз вернувшись к «делу Пасата» (НРС внимательно следила и за ним, и за «делом Бургуджи»), напомнила в материале «Как самолет сумел посадить человека» высказывание одного из влиятельных российских чиновников о процессе над Пасатом. Пока уточним детали. Валерий Пасат – бывший министр обороны РМ, бывший директор местных спецслужб - находился в должности советника главы РАО ЕЭС Анатолия Чубайса, принимал участие в начале 2005 года в московском съезде молдавских гастарбайтеров и был вскоре арестован в Кишиневе, куда он приехал навестить своих родных. Цитируем «Новое русское слово». «Сам подсудимый и его защитник изначально называли дело политическим – местью нынешнего руководства Молдавии за то, что Пасат накануне выборов в парламент РМ в 2005 году поддерживал связи с оппозиционными структурами, противостоящими Партии коммунистов. Такой же версии придерживался и нынешний шеф Пасата, глава РАО ЕЭС Анатолий Чубайс, который в феврале 2006 года запальчиво пообещал президенту Молдавии Владимиру Воронину отплатить той же монетой, какой в Молдавии встречали приехавшего навестить престарелых родителей Пасата. Если ситуацию упростить до дворовой, то все выглядело так: Чубайс – не самый «последний парень» в кремлевских коридорах и коридорчиках пообещал найти веский повод и отловить в России какого-нибудь известного кишиневского предпринимателя – желательно близкого к «воронинскому кругу» - и публично покопаться в тонкостях его деятельности.
Воронина это вряд ли испугало. Однако, несомненно, большой отряд молдавских бизнесменов, имеющих в РМ свои дела и обслуживающих коммунистических режим в Молдове, насторожился. Заметим к этому, что за время отсидки Пасата не наблюдалось каких-либо контактов между российскими и молдавскими бизнесменами, какие обычно активизируются, когда в официальных отношениях возникают проблемы, и эти проблемы надо смягчить неформальными встречами людей, влияющих на политику. Т.е. никто из Кишинева за эти годы в Москву приехать не рискнул, хотя у тех же молдавских виноделов в связи с винным кризисом дел в РФ было выше крыши. Испугались - Чубайс не шутил, когда грозил, хоть и, быть может, запальчиво.
Потом пришел черед уже пугаться и самому Воронину. И не следует верить, что Пасат был опущен в обмен на какие-то послабления со стороны Москвы. Москва бы никогда не пошла на такой торг, понимая, тем более, что «дело Пасата» - исключительно политическое. Пасат был, очевидно, отпущен и именно в данное время еще и потому, что в своих поездках в Москву Воронину все чаще стал слышаться уже не намеки, а прямые вопросы: до каких пор это безобразие будет продолжаться? Воронина Москва просто дожала, понимая, что и дело бесперспективное, и что, самое главное, Воронин сегодня – это даже не то, что было до местных выборов, скажем, полгода назад. Неожиданное для многих освобождение Пасата это подтвердило. А теперь «фактор Пасата» будет использоваться (и не обязательно Москвой) в качестве одного из главных козырей в борьбе против Воронина и его ПКРМ. И вовсе не обязательно Пасату выдвигаться кандидатом на пост президента или создавать свою партию для вхождения во власть. Достаточно будет только сделать намек, что сейчас (накануне каких-нибудь знаковых событий в РМ) Пасат готов начать судебные разбирательство по факту его незаконного содержания тюрьме, а также привлечь к суду тех молдавских чиновников, которые выполняли заказ Кишинева, волоча бывшего министра в каталажку. А эти чиновники, в свою очередь, понимая, что уже никакой Воронин за них не вступится, будут очень разговорчивыми в беседах о подробностях этого заказа. И выходит, что Воронин, борясь со своим политическим конкурентом, сделал из Пасата, не очень напрягаясь, такую фигуру, которая окажется весьма влиятельной в молдавских политических играх. И чтобы не раздражать Пасата, Воронину придется тихо уходить из власти. Точнее сказать, - отползать.
Обсудить

Другие материалы рубрики