Сопредседатель ОКК от Приднестровья Александр Порожан: «Мир, который поддерживают миротворцы, очень хрупок»

Накануне 15-ой годовщины ввода российских миротворцев в Приднестровье сопредседатель ОКК от Приднестровья Александр Порожан дал интервью:

- Александр Георгиевич, не могли бы вы вспомнить, что вы почувствовали, когда узнали о том, что в Москве подписано соглашение об основных принципах мирного урегулирования, которому в этом году исполняется 15 лет?
- Такой глубокий вздох облегчения. Я подумал, что это дает нам большой шанс. Хотя, исходя из опыта многих переговоров, я сомневался, что это быстро решит проблему до конца. Но это Соглашение 1992 года значительно подвигло нас вперед в поддержании мира и позволило до сих пор избежать серьезных конфликтов.
- Не могли бы вкратце рассказать о том, с чего начала свою работу Объединенная контрольная комиссия?
- 27 июля было первое заседание, и первые три дня мы обсуждали вопрос развода сил и определения границ. Проблема границ была главной. Амбиции были со стороны Республики Молдова, но и у нас были свои здоровые амбиции – ни пяди земли не отдать. Полагаю, что делегация Приднестровья тогда была достаточно сильна и сумела выиграть этот раунд. Целый ряд населенных пунктов, которые были захвачены Республикой Молдова во время агрессии, мы вернули.
- Какие периоды в работе ОКК были наиболее трудными? И как вы оцениваете в этом плане нынешнюю работу ОКК?
- Начальный период был самым тяжелым. Тогда навалилось очень много вопросов. Надо было построить всю структуру миротворческой операции, принять компромиссные решения, которые бы обеспечили здесь мир и безопасность. Теперь, по прошествии 15 лет, мы видим, что этого мы добились. Искр было много, но пламя не разгорелось.
2 года назад, когда Молдова начала всячески блокировать работу ОКК и в целом миротворческой операции – этот период тоже был сложным, но в политическом плане, потому что Молдова была на грани того, чтобы чуть ли не выйти из Соглашения. Более года, пока ОКК не работала в полном объеме, все очень переживали.
- Как вы оцениваете деятельность стран-посредников - России и Украины?
- Основная нагрузка легла, безусловно, на Россию, как в материальном обеспечении, так и в том, чтобы примирить стороны. Российская делегация и политики России сумели убедить стороны пойти на компромиссы, чтобы добиться мира, который сегодня, при всех трудностях и трениях, существует.
- Насколько нынешняя политическая обстановка влияет на работу Объединенной контрольной комиссии?
- Отрицательно влияет то, что нет нормального переговорного процесса между Молдовой и Приднестровьем. Несмотря на то, что посредники время от времени делают определенные заявления, пытаются состыковать стороны, это не получается.
Я глубоко убежден, что тут вина Республики Молдова. Я прекрасно помню последний раунд переговоров «5+2», которые молдавская делегация покинула. После этого переговоры приостановились.
Мы видим, что Объединенная контрольная комиссия осталась тонкой ниточкой, которая связывает стороны. Мы служим приемно-передаточным звеном, когда надо решать вопросы на уровне министерств, когда надо передать, поставить в известность, потому что Молдова отказывается даже вести цивилизованную переписку. И это очень вредит делу, как в экономике, так и в политике.
- Как вы оцениваете текущую обстановку в Зоне безопасности и те инциденты, которые происходили и происходят в ней последние годы? И еще, не замечаете ли Вы в возникновении этих инцидентов какой-либо закономерности?
- Закономерность есть. Они очень схожи с событиями в Грузии, Абхазии и Южной Осетии. Как в части конфликтов, так и в части посещений зон ответственности первыми лицами государств – все это происходит в одни и те же сроки, по одним и тем же сценариям. Так что сценарист есть, но он находится не в Молдове и не в Грузии.
– Как-то на заседании ОКК пришлось услышать такое мнение молдавской стороны - раз в Зоне безопасности все в порядке, раз тут никто не стреляет, значит, миротворческая операция свою задачу выполнила и ее пора сворачивать. Как вы относитесь к подобным мнениям?
- На мой взгляд, миротворческая операция выполняет свою задачу в полном объеме. Сказать, что задача выполнена, можно будет только тогда, когда будет подписано соответствующее соглашение между сторонами, которое даст определенные политические гарантии. То есть когда конфликт получит свое политическое разрешение.
А желание заменить формат операции несет серьезную угрозу безопасности людей, живущих на этой земле. Мы все очень хорошо помним пример Бендер, когда накануне 19 июня 1992 года здесь стояли посты, так называемые наблюдатели, но вооруженные люди на них просто наплевали и начали творить беспредел.
- Каков Ваш прогноз ближайшего будущего миротворческой операции?
- Прогнозировать очень тяжело. Все зависит от переговорного процесса. Только когда переговорный процесс войдет в цивилизованное русло – можно будет думать о будущем миротворческой операции. После Одесских соглашений 1998 года произошло сокращение, например, российского контингента, но я не был сторонником этого. Нужно в первую очередь думать о сокращении военного потенциала сторон, а не миротворческих сил.
- Одним из институтов ОКК является Оперативно-следственная группа по розыску без вести пропавших. Как вы оцениваете результаты ее работы? Какие препятствия, на Ваш взгляд, встречаются в работе этой группы, и насколько эти препятствия серьезны?
- Я глубоко благодарен женщинам, которые работают в этой группе. Некоторые из них потеряли в той войне своих близких. Как люди, которые сами прошли через эту боль, они требовали от нас сделать все, чтобы найти всех погибших. На сегодняшний день эксгумированы трупы около 200 человек, к сожалению, не всех удалось опознать, но 80-90 человек уже опознаны родственниками и перезахоронены. За этим стоит огромная работа, постоянные поездки.
Действительно, членам группы приходится сталкиваться с препятствиями со стороны органов власти Молдовы. По разным причинам – где-то срабатывает административный ресурс, чтобы кому-то лишних бюджетных денег не платить. Родственники погибших из Республики Молдова неоднократно обращались в эту группу, а вот военкоматы и органы местной власти РМ не всегда шли ей навстречу. В Приднестровье этой группе всегда оказывалось необходимое содействие.
- Ваши пожелания участникам миротворческой операции и населению Зоны безопасности.
- Мир, которые поддерживают миротворцы, и к которому по-доброму относятся люди, здесь проживающие, очень хрупок. И необходимо максимально серьезно продумывать все действия и заявления. В первую очередь на уровне местных органов власти – примарий Молдовы и наших сельских Советов. Потому что появляются некоторые горячие головы, которые время от времени начинают обвинять ту или иную сторону. Вот от этого я хотел бы всех предостеречь.
А вообще я бы хотел пожелать как миротворцам, так и жителям всех населенных пунктов в Зоне безопасности прочувствовать все то хорошее и доброе, что сделано здесь странами-гарантами и миротворцами Молдовы и Приднестровья.
Обсудить