Молдова после Воронина: возрождение или смутные времена?

Почти с самых первых дней президентства авторитарного лидера Партии коммунистов Молдовы Владимира Воронина автор этих строк являлся одним из активных критиков его внешней и внутренней политики.
Но сегодня мне больше не хочется этого делать. Во-первых, я окончательно убедился в том, что Воронин абсолютно невосприимчив к любой критике. Во-вторых, по этой самой причине мне сегодня Воронина просто по-человечески жалко. Понимаю, что для него, стремившегося всегда играть роль этакого «молдавского мачо», это ещё более обидно, чем любая критика в его адрес, но что уж тут поделаешь, если других чувств к нему я не испытываю!?
Но, при всём этом, не могу не признать, что Воронин является одним из самых ловких мистификаторов нашего времени. Образно говоря, он «продавец воздуха». Используя коммунистическую партию, как хорошо раскрученный политический бренд, Воронин и его команда, спекулируя на ностальгии по советским временам у значительной части граждан старшего поколения, сумели заручиться их поддержкой на выборах, получить большинство в парламенте и затем монополизировать всю власть в стране.
Можно допустить, что в самом начале пути, ещё только учреждая новую партию, а затем пребывая в оппозиции, Воронин и его соратники убедили себя, что им дважды удастся войти в одну и ту же реку, то есть реанимировать в Молдове советскую власть и восстановить коммунистические порядки.
Но существует много доказательств того, что уже вскоре после своей победы на парламентских выборах, вплотную столкнувшись с суровыми реалиями постсоветской жизни в стране с разрушенной экономикой и социальной сферой, Воронин и его соратники быстро протрезвели, поняли свою несостоятельность, а потому напрочь отбросили все прежние розовые иллюзии и вместо реанимации коммунизма в Молдове занялись решением своих собственных меркантильных проблем.
Этот грех Воронину и его соратникам по руководству ПКРМ ещё можно было бы как-то простить. Слаб, дескать, человек, поддаётся искушениям, а потому и не выдержали новоявленные «борцы за счастье народное» испытания властью. Но вот что нельзя им простить ни в коем случае, так это то, что, отказавшись от строительства обещанного «коммунистического общества», они продолжают обманывать народ. Правда, теперь грядущий «социальный рай» видится им на Западе, в «общем европейском доме», куда они якобы уже ведут Молдову семимильными шагами.
Могу поверить, что, когда руководящие коммунисты только брали власть в свои руки, они искренне хотели перемен в стране к лучшему, а не только в своей личной жизни, чего они сегодня, кстати, явно достигли. Они, помнится, даже имели «научно обоснованные планы» реанимации всех сторон жизни в Молдове. Но планы эти не выдержали соприкосновения с реалиями жизни, а для разработки новых планов, адаптированных к требованиям текущего момента, в команде Воронина не нашлось ни способных на это теоретиков, ни политической воли самих руководителей ПКРМ. Поэтому команда Воронина стала действовать в «пожарном режиме», бросаясь из одной крайности в другую, затевая всё новые «прорывные проекты» и бросая их на полпути, растрачивая впустую скудные ресурсы страны.
В чем же видится главная причина провала «воронинского проекта» для Молдовы? Почему этот сильный, харизматический лидер, имея массовую поддержку электората и практически неограниченную власть, так и не сумел совершить широко разрекламированный «молдавский прорыв»? Сразу отметаю предположение, что он этого и не хотел. Нет, Воронин этого хотел. Очень хотел. Человек честолюбивый, с громадным самомнением и большими амбициями, он явно хотел попасть на скрижали истории, как великий государственный деятель, который значительно улучшил жизнь простого народа, объединил страну, обеспечил Молдове хорошую перспективу на будущее.
Более того, уверен, что Воронин любит Молдову, является ее патриотом. Поэтому тем более важно определить, почему же у него практически ничего из задуманного не получилось? Это важно сделать также для того, чтобы этим же путем и через эти же ошибки не прошли другие политики. Это также необходимо сделать для того, чтобы народ научился, наконец, выбирать во власть «правильных политиков», а не шел покорно всякий раз за теми, кто много обещает, да ничего не делает для исполнения своих обещаний, всякий раз оказываясь жертвой очередного обмана. Это сегодня очень важно и для Украины, где начался предвыборный аукцион, на котором особую активность проявляет Юлия Тимошенко, украинский «Воронин в юбке».
Прежде чем перейти к анализу ошибок президента Воронина, хочу отметить, что, несмотря на общие неутешительные итоги его правления, ему все же удалось на некоторых направлениях достичь успехов. Считаю важным об этом не только сказать, но и перечислить их, так как предвижу, что после окончательного ухода Воронина, новая власть, в которую войдут как нынешняя непримиримая оппозиция, так и все те, кто в разное время сотрудничал с Ворониным, не только забудут об этом, но и спишут на Воронина все беды в Молдове (вплоть до нынешней катастрофической засухи) и еще длительное время будут бороться с «наследием Воронина». Как, впрочем, сам Воронин до сих пор борется с «дурно пахнущим» наследием демократов.
К несомненным заслугам Воронина надо отнести победу над организованной преступностью в Молдове. Да, во многом место «паханов» заняли сами силовые структуры, но прежнего криминального беспредела в стране все же сегодня нет. Во многом, благодаря усилиям Воронина, был наведен порядок и в таких государственных структурах, как таможня и налоговые органы. За время пребывания Воронина у власти значительно увеличилась собираемость средств, идущих на пополнение бюджета. Это позволило решать некоторые социальные проблемы, повышать пенсии и зарплаты. К позитиву можно отнести также работы по реконструкции мемориалов и памятников войны, восстановление церквей и монастырей. Справедливости ради, надо признать, что экономический рост в Молдове начался при премьерстве Дмитрия Брагиша, а в том, что он был сохранен, есть заслуга бессменного премьер-министра последних лет Василия Тарлева.
Однако, грубые ошибки, а также отдельные поступки («дело Пасата», уголовное преследование оппонентов) Воронина сегодня всё заметнее стали перевешивать в общественном мнении то положительное, что можно отнести в его актив. Это начало сказываться на настроениях электората, который всё чаще отказывает возглавляемой Ворониным партии власти в поддержке. Например, именно этим можно объяснить серьёзное поражение Партии коммунистов в Гагаузии и на местных выборах в целом по Молдове и особенно в Кишиневе.
Самой главной и принципиальной ошибкой Воронина следует признать то, что, в отличие от российского президента Владимира Путина, он не создал команду единомышленников. В России политическая и бизнес-элита достаточно спокойно готовы принять преемника Путина, независимо от того, кто им станет – Иванов, Медведев, Фрадков, Собянинов, Жуков, Нарышкин, Козак, Матвиенко, Якунин, Чемезов, потому что все понимают, что общая стратегия развития России на ближайшие 10-15 лет не измениться. Не изменится потому, что власть в России поняла, каким путем нужно идти, осознала, что только единая команда может выиграть борьбу за лучшее будущее для России.
В Молдове ничего этого нет. Здесь все произошло совсем по-другому. С политиками и управленцами из команд экс-президентов Снегура и Лучинского Воронин не захотел работать. Хотя среди них было много опытных и грамотных специалистов. От помощи и совета старых соратников по партии Воронин достаточно быстро отказался, постепенно вытеснив их из активной политики. А ведь это были люди, которые не только могли говорить с ним на «ты», но имели свое собственное мнение и не боялись его высказывать. После избрания Владимира Воронина президентом, они были не только отодвинуты от рычагов власти, но им прямо дали понять, что их мнение президента больше не интересует, а потому будет намного лучше, если они перестанут его высказывать.
Взамен старых партийных товарищей в команду Воронина были набраны те неофиты, которые готовы были слепо выполнять любые распоряжения президента, не задумываясь об их законности и полезности для жизни страны и народа. Естественно, что «под себя» новые фавориты Воронина набирали точно таких же «молчаливых и покорных» помощников. В результате сложилась крайне неэффективная и очень непрофессиональная система власти. Система, которая работает только на одного человека и под руководством этого человека. Ни одно решение в политике и экономике не принимается без личного одобрения президента. И это при том, что Молдова является по Конституции парламентско-президентской республикой, где власть президента сильно ограничена, он лишен многих полномочий!
Порочность созданной Ворониным системы власти состоит ещё и в том, что важнейшие государственные решения принимает человек, не имеющий на это не только соответствующих конституционных полномочий, но также должного опыта и профессионализма. Особенно негативно это сказывается в области экономики и внешней политики. К тому же, в силу отмеченных выше причин, он не несёт персональной ответственности за принятые решения ни перед партией, из-под контроля которой давно вышел, ни перед обществом, к мнению которого не прислушивается. Поэтому, после ухода Воронина, очень многим его подручным придется персонально отвечать за бездумное выполнение «приказов» того, кто не имел никакого права их отдавать. Сейчас эта система власти является самым главным тормозом в развитии страны.
Вторая ошибка Воронина – это его нежелание иметь в стране эффективную и действенную оппозицию. По моему убеждению, это отлично понял в России президент Путин. Отсюда и раскрутка двух партийных «Россий» – «Единой» «Справедливой». Одна занимает правоцентристскую, другая – левоцентристскую ниши. Это не партии- антагонисты, но это партии-противники, которые обречены на политическую борьбу друг против друга. Несмотря на то, что «развод» политической партийной системы на две мегапартии зачастую идет далеко не идеально, от борьбы этих партий выиграет вся политическая система России. За этими партиями политическое будущее России. Это российские демократы и республиканцы (если брать в качестве примера США) или консерваторы и лейбористы (как в Великобритании).
В Молдове всё совсем по-другому. Коммунист Воронин, в отличие от беспартийного Путина, будучи сам человеком партийным, не смог или не захотел допустить, чтобы в стране нормально развивались оппозиционные партии. Он не занимался выращиванием оппозиции, а просто назначил скопом «придворными оппозиционными партиями» всех тех, которые ранее уже предавали своих политических союзников, кто отказывался от борьбы с властью коммунистов. Это была сугубо «карманная оппозиция», которую показывали Западу, чтобы там говорили о развитии в Молдове гражданского общества и демократии. После местных выборов эта «оппозиция», как и следовало ожидать, быстро «соскочила с крючка» Воронина, чем вызвала у него жгучую обиду. Но и сами эти партии, вступив после местных выборов в союз с теми, кого они раннее предали, пойдя на союз с Ворониным, тем самым дискредитировали большинство оппозиционных партий. К тому же, нынешняя «сборная оппозиция», объединяясь «против коммунистов», не очень задумывается над тем, что она будет делать после того, как возьмет власть.
К третьей ошибке Воронина я бы отнес его неумении правильно выстроить отношения с Западом и Востоком. С Западом Воронин работал больше лозунгами и общими словами, а там привыкли к конкретике и реальным делам. Его поездки «галопом по Европам» с целью поисков «адвокатов» для евроинтеграции Молдовы», не открыли Молдову Западу и не принесли стране никакой пользы. Это был всего лишь «политический туризм» по маленьким странам Европы, только что вступившим в ЕС. Они все там занимались своими собственными проблемами, поэтому у них не было никакого интереса заниматься ещё и проблемами Молдовы. Президенту Воронину так и не удалось найти в Европе солидного и влиятельного стратегического партнера, который мог бы уделить Молдове время и внимание, реально помочь ей в решении её насущных проблем. Такими партнерами, в силу разных причин, вполне могли бы стать для Молдовы Италия, Франция или Германия. Но, увы, ни с одной из этих стран Молдова так по настоящему и не сблизилась.
К досадным «проколам» Воронина можно отнести и довольно прохладные отношения с Румынией и Украиной. Ближайшие соседи Молдовы не стали ее настоящими друзьями и партнерами. Значительная часть вины за это лежит персонально на Воронине.
Особая тема – это отношения Воронина с Россией. Выстраивая отношения с этой страной, определяя её в качестве стратегического партнера Молдовы, Воронин, несомненно, думал, прежде всего, об интересах Молдовы. Но вся беда в том, что Воронин не всегда правильно понимал, где настоящие интересы Молдовы, а где она начинает играть на руку чьим-то чужим интересам. В том числе и «Вашингтонского обкома». Самая большая проблема Воронина в том, что он не заметил того, что Россия при Путине сильно изменилась и продолжает стремительно изменяться. Она стала прагматичной, деловой, начала более активно защищать свои интересы по всему миру.
Безусловно, изменения произошли и в самой Молдове. Кстати, Россия также не всегда это замечает. Правда, внешне они были менее заметны, так как Молдова, как на Западе, так и на Востоке, по-прежнему выступает в привычной роли просительницы. Отсюда – соответствующее отношение к нашей стране. Сильный удар по молдавско-российским отношениям был нанесен в 2003 году, когда Воронин отказался подписать «меморандум Козака», то есть, план по урегулированию Приднестровского вопроса, разработанный Кишиневом и Тирасполем под патронатом личного посланника президента России – Дмитрия Козака.
Если бы Воронин не втянул в это дело Россию, если бы он не стремился максимально ускорить решение этой проблемы, то, по моему мнению, молдавско-российские отношения не только развивались бы динамично и эффективно, но сегодня были бы заложены серьезные экономические, политические и гуманитарные предпосылки для успешного решения проблемы Приднестровья, объединения этого региона с Молдовой. Но Воронин, образно говоря, начал дергать наметившиеся всходы «за вершки», думая, что от этого они будут расти быстрее, и тем самым лишь загубил их, оборвав «корешки». Спешка Воронина во многом способствовала тому, что приднестровскую проблему до сих пор не удалось решить.
Сегодня Воронин говорит, что он не мог подписать «меморандум Козака», так как он узаконил бы на определенный период пребывание российских войск в Приднестровском регионе. Но при этом он ни разу не объяснил, а в чём же, собственно говоря, видится ему угроза для Молдовы вследствие пребывания в этом регионе 1000-1500 российских военных? Неужели это столь непомерная цена для Кишинева, которую нельзя было заплатить за объединение страны? К тому же, общеизвестно, что Приднестровье не рассматривается Россией как военный плацдарм в случае каких-либо международных конфликтов. Русские военные в этом регионе - это не только гарантия того, что проблема Приднестровья будет решена исключительно мирным путем, но и важнейший фактор, который не позволяет Молдове вступить в НАТО. И вот этот-то фактор для России куда более весом, чем все заявления Воронина о нейтральном статусе Молдовы. А что же интересы самой Молдовы? Они никак при этом не ущемляются. Как не ущемляются, например, интересы Азербайджана, у которого Россия арендуют для своих военных нужд Габалинскую РЛС, или интересы Украины, у которой Россия арендует базы в Крыму.
Возможно, надо просто унять эмоции и здраво подумать, что нужно и можно реально сделать, чтобы объединить страну. Не забывать при этом об интересах приднестровцев, а также понимать, что свои геополитические интересы есть и у России. Безусловно, Молдова не должна при этом отказываться от своих интересов, а также отворачиваться от ЕС и США. Но в том и состоит суть большой политики, что тому, кто ей серьёзно занимается, непременно нужно научиться играть на нескольких столах одновременно и договариваться со всеми партнерами.
Всё больше признаков того, что Воронин уходит. Уходит постепенно в прошлое и воронинская эпоха. Но вот, кто придет на место Воронина, какую политику будут проводить те, кто победит в 2009 году на парламентских выборах, сегодня сказать ещё очень трудно. Но есть большие опасения, что вместо опостылевшего всем «воронинского режима» придут вовсе не лучшие, а смутные времена. И в результате Молдова вместо того, чтобы пойти вперед, будет отброшена назад.
Обсудить