Проблема Приднестровья и позиция Украины

Несколько лет назад президент Виктор Ющенко провозгласил, что одна из его важнейших внешнеполитических целей – это обеспечение постоянного, активного и конструктивного регионального присутствия Украины везде и всюду, где у неё имеются собственные интересы.
В развитие этой линии Ющенко уже вскоре были оглашены президентские экономические и политические инициативы, призванные усилить региональное присутствие Украины на постсоветском и постсоциалистическом пространстве. Речь шла, прежде всего, о таких проектах, как строительство нефтепровода Одесса-Броды-Полоцк-Гданьск, а также организация паромной переправы Керчь-Поти-Батуми.
Одновременно с этим было заявлено, как о первоочередной задаче, о необходимости формирования миротворческого батальона ГУАМ. Эту работу предполагалось вести параллельно с реализацией двух других, наиболее масштабных проектов: формированием Содружества демократий Балтийско-Черноморско-Каспийского региона (Сообщество демократического выбора) и продвижением так называемого «плана Ющенко» по решению проблемы Приднестровья.
С той поры много воды утекло, но анализ последующих действий участников этих проектов, в том числе и самой Украины, позволяет сделать только один вывод - все эти масштабные инициативы и благие намерения так и остались лишь на уровне «протоколов о намерении». То ли желания Украины оказались намного выше её реальных возможностей, то ли её интересы со временем круто изменились, то ли поднятые ею проблемы утратили вдруг свою остроту и актуальность, но факт остаётся фактом – громкие декларации отзвучали, а воз и ныне там.
Есть, однако, одна застарелая проблема, острота и актуальность которой для Украины остаются и ныне не меньшими (если вообще не большими!), чем вчера, поскольку проблема эта напрямую затрагивает её интересы в регионе - это проблема пограничного с ней Приднестровья, где проживает несколько сот тысяч этнических украинцев, многие из которых к тому же имеют сегодня украинское гражданство. Все эти люди, так или иначе, связывают свои надежды с соседней Украиной, но вот в чем вопрос: а есть ли у самой Украины сегодня своя собственная позиция по отношению к Приднестровью, или же она в этом вопросе всего лишь подыгрывает США, НАТО и ЕС?
Что вообще представляет собой знаменитый «план Ющенко», в своё время поднятый на щит не только в Киеве, но и в Кишиневе, и даже получивший одобрение и поддержку в Вашингтоне и Брюсселе (при весьма сдержанной, если не сказать больше, оценке его со стороны Москвы и Тирасполя)?
Это, как любит выражаться сам президент Украины Виктор Ющенко, была некая «дорожная карта» для властей Приднестровья и стран, заинтересованных в решении проблемы региона, по которой им нужно было пройти семь конкретных шагов. Среди этих стран, однако, почему-то не оказалось Молдовы, что само по себе не совсем понятно. Так что же рекомендовал украинский президент в плане урегулирования приднестровского конфликта? По моему мнению, в его предложениях можно выделить несколько принципиально важных вещей.
Во-первых, согласно «плану Ющенко», Приднестровье должно было взять курс на демократизацию региона. Можно, конечно, по разному относиться и к такого рода советам, и к самим советчикам, но надо честно признать, что Приднестровью совсем не помешало бы к этому совету прислушаться.
Отрадно отметить, что в Тирасполе так и сделали. Не могу сегодня, положа руку на сердце, утверждать, что Приднестровье за последнее время уже стало «образцом демократии». Но то, что реальные шаги в этом направлении были сделаны, это очевидно. В Приднестровье в настоящее время существует многопартийная политическая система. Появились партии, которые отражают интересы различных социальных и экономических групп.
Есть партии левой ориентации (коммунисты и левые социал-демократы), которые находятся в жесткой оппозиции по отношению к существующей исполнительной и законодательной власти и открыто против неё борются. Есть правоцентристская партия «Обновление», которая отражает интересы среднего класса, предпринимателей. Есть Патриотическая партия Приднестровья, которая близка по своим взглядам к европейским социал-демократам. Есть Республиканская партия, которая отражает и защищает интересы чиновников и открыто называет себе пропрезидентской партией. Есть еще несколько других, более мелких партий, которые также намерены заявить о себе на следующих выборах в Верховный Совет Приднестровья. Учитывая, что выборы в этом регионе будут, судя по всему, проходить по партийным спискам, следуют ожидать довольно ожесточенной борьбы за право представлять интересы приднестровцев в законодательном органе власти. В общем, в политической жизни Приднестровья происходит сегодня практически все то же, что и в соседней Украине.
В Приднестровье стали развиваться и свободные СМИ. Это, как правило, партийные издания, а также независимые газеты, принадлежащие частным лицам. Появились также информационные сайты в Интернете, которые отражают позиции различных политических сил и групп влияния. Однако, государственные СМИ всё ещё продолжают доминировать на информационном поле региона. Возможно, у них не всё и не всегда благополучно с качеством информации, но количественно они представлены достаточно широко.
Отдельная тема – развитие в Приднестровье неправительственных общественных организаций. Тут, надо признать, особого прогресса пока не наблюдается. Хотя численность таких организаций постепенно растёт, но на данный момент сколько-нибудь заметного влияния на общественные настроения на Левобережье они пока ещё не оказывают.
И, тем не менее, по сравнению с тем глухим застоем общественно-политической жизни, который наблюдался в крае совсем недавно, прогресс в деле демократизации в Приднестровье сегодня более чем очевиден. Может быть, он идет ещё не такими темпами, как этого хотелось бы торопливым западным «экспертам по продвижению демократии», да и самим приднестровцам тоже, но не заметить самого этого процесса невозможно.
Ко второму блоку проблем, поднятых Ющенко в его плане, надо отнести вопросы, связанные с мониторингом промышленных предприятий региона, а также проверкой грузов, перемещаемых через границу Приднестровья с Украиной. Известно, что власти Приднестровья неоднократно приглашали представителей ЕС и США посетить предприятия региона и лично проверить их на предмет выявления фактов производства вооружения. Но, как ни странно, никакой активности со стороны ЕС и США в этом деле пока так и не последовало.
Складывается впечатление, что кому-то по-прежнему очень выгодно, чтобы миф о «массовом производстве оружия» в этом регионе и его «тайных поставках террористам» сохранялся. Возможно, это делается на всякий случай, как повод и предлог для внешнего вмешательства на будущее. По аналогии с этим сразу приходят на ум официально объявленные причины вторжения войск США в Ирак. Уж очень похоже. Там тоже, помнится, вначале был выдвинут и раскручен в СМИ миф о тайном производстве Багдадом оружия массового поражения, в том числе химического и бактериологического.
Нельзя исключать, что и в случае с Приднестровьем этот миф держат про запас. Авось, пригодится для какой-либо операции устрашения. Кстати, представители Советов безопасности России и Украины совершили инспекционную поездку на все предприятия Приднестровья, заподозренные в производстве оружия, но не обнаружили там абсолютно никаких признаков производства каких-либо вооружений. Однако Молдова, ЕС и США не посчитали нужным признать результаты этой проверки.
Что касается мониторинга границы между Украиной и Приднестровьем, который проводиться ЕС с территории Украины, то в целом этот факт можно только приветствовать. Хотя, надо признать, он ущемляет суверенитет Украины, которая, участвуя в этом мониторинге, расписывается в своем бессилии и публично выражает недоверие собственным пограничным и таможенным службам. В целом, однако, мониторинг принес некоторую пользу. Во-первых, он развенчал миф о вывозе оружия из Приднестровья, так как за все время проверки грузов, идущих из этого региона, не было обнаружено никаких попыток перемещения через границу оружия или боеприпасов. Во-вторых, он нанес сокрушительный удар по организованной контрабанде сигарет и продовольственных товаров, которая имела место в недалеком прошлом. Однако мониторинг коснулся только товаров, которые приходили границу Украины с Приднестровьем. В это же самое время «контрабандные тропы» продолжали сохраняться и действовать на других участках границы Молдовы как с Украиной, так и с Румынией.
Еще один блок предложений Ющенко - это трансформация нынешнего формата миротворческих сил в Приднестровье. Если называть вещи своими именами, то это, прежде всего, ограничение возможностей и числа российских миротворцев и введение в регион военных и гражданских наблюдателей ЕС, США и, возможно, НАТО. Одновременно предлагалось создать систему жесткого контроля со стороны разных стран и международных структур за избирательным процессом в Приднестровье, прежде всего, за выборами в Верховный Совет.
Что касается миротворцев, то главная цель тут понятна – вытеснение России из этого региона. В целом, это и есть та главная задача, которую поставили перед собой США и ЕС. Украина же им в этом вопросе только подыграла. А вот заявление Ющенко о возможности признания легитимности выборов в Верховный Совет ПМР, если они пройдут под международным контролем, как бы его ни оценивали западные специалисты по Приднестровью, выгодно самому региону и его нынешнему руководству. Хотят это признавать сегодня в Молдове, ЕС и США, или нет, но в регионе очень сильна настроенность на обретение независимости. Причем, главным побудителем приднестровцев к таким настроениям выступает сама Молдова, которая никак не может найти верные подходы к решению проблемы региона, да и вообще ведет себя в этом чрезвычайно деликатном деле как слон в посудной лавке.
Можно ли переломить эти изоляционистские настроения приднестровцев? Уверен, что можно. Но для этого нужны совсем другая политика по отношению к Приднестровью и совсем другие политики в Кишиневе. Сегодня даже те политики в Приднестровье, которые находятся в жесткой оппозиции к власти, не выступают с лозунгами объединения с Молдовой, поскольку в данных конкретных обстоятельствах подобное выступление было бы равносильно политическому самоубийству. Это факт, и его надо признавать. Поэтому никакие международные наблюдатели не смогут содействовать тому, чтобы избиратели в Приднестровье проголосовали так, как этого хотелось бы Молдове, ЕС и США. Их наличие только будет способствовать легитимизации нынешней власти и, как следствие, признанию независимого статуса региона.
Каких же результатов удалось добиться за время, прошедшее с момента выдвижения «плана Ющенко»? В общем и целом, каких либо осязаемых результатов пока нет. Те идеи, которые выдвинул украинский президент, были не раз озвучены и до него, а потому не слишком вдохновили высокие международные инстанции. Более того, складывается впечатление, что «план Ющенко» забыт сегодня даже самой украинской стороной. Во всяком случае, со стороны внешнеполитического ведомства Украины не видно конкретных усилий по его воплощению в жизнь. Всё это навевает подозрения, что «некто» влиятельный из Вашингтона и Брюсселя «попросил» Ющенко озвучить некоторые идеи, а он их прилежно «озвучил», да тут же и забыл. Увы, но это, к сожалению, уже становится фирменным стилем украинской внешней политики времен президента Ющенко.
Нельзя не заметить, что украинские позиции в регионе, которые ещё каких-то 5-7 лет тому назад были весьма сильны, сегодня резко ослабли. Заметно пошатнулся авторитет Украины как страны-гаранта в глазах большинства приднестровцев. Если во времена президентства Леонида Кучмы некоторые приднестровские политики делали публичные заявления о том, что не нужно ориентироваться на Россию, поскольку только соседняя Украина может быть настоящим партнером и другом Приднестровья, то сегодня ситуация кардинально изменилась.
Да, посольство Украины в Молдове, в меру своих сил и возможностей, пытается что-то делать в этом направлении. Но, наивно думать, что посольство самостоятельно может реализовать «план Ющенко», о котором давно забыл даже сам его автор, и которое вычеркнуло из своих приоритетов внешнеполитическое ведомство Украины.
Так имеет ли Украина свою собственную позицию по проблеме Приднестровья? Судя по всему, цельной позиции у Киева по этой проблеме сегодня нет. Сам президент Ющенко потерял интерес к Приднестровью. Правительство Януковича, несмотря на то, что из-за разного рода политических решений, к которым под давлением США и ЕС была подключена Украина, страна несет экономические потери из-за сбоев и ограничений в торговле с Приднестровским регионом, не хочет портить отношение с западными странами. А что же политические партии? Ведь в регионе живет порядка сотни тысяч украинских граждан, судьба которых, наверное, не должна быть безразлична «защитникам народа», каковыми позиционируют себя сегодня почти все политические лидеры Украины. Но и партии, судя по всему, не видят особой необходимости выходить с какими-то собственными идеями по решению проблем этого региона. В принципе, понять их можно: зачем это делать, если в регионе не будет избирательных участков и партии за счет Приднестровья не смогут прирасти голосами!?
14 сентября в Одессе состоится Второй Международный Форум «Будущее Приднестровья – Время, Векторы, Возможности. Украинское измерение». Его главная цель – определить позиции Украины по решению проблемы Приднестровского региона. Хотелось бы знать, примут ли участие представители украинских партий в этом Форуме? И, если примут, что они озвучат по данной проблеме?
По моему мнению, получив ответ на эти два вопроса, можно будет понять, осталось ли ещё у Украины желание быть одним из активных участников международной политики и даже играть роль лидера на определенных региональных направлениях, или же Украина окончательно замкнулась в своем политическом пространстве.
Обсудить

Другие материалы рубрики