Шанс для оппозиции

Шанс для оппозицииНеожиданные для многих результаты местных выборов, в особенности в Кишиневе, стали поводом для политических комментариев и дискуссий в период политического межсезонья. Пока политики отправились в отпуска, аналитики пытаются понять секрет успеха молодого либерала Дорина Киртоакэ и причины падения рейтинга правящей Партии коммунистов. Они пытаются также прогнозировать дальнейшие действия оппозиции, у которой впервые с 2001 г. появился реальный шанс побороться за власть и, в то же время, стремятся предугадать действия коммунистов, которые отдавать власть не собираются.
Говоря о выборах примара Кишинева, следует отметить, что у победителя не было почти ничего, кроме энтузиазма, а проигравший кандидат коммунистов имел в своем распоряжении неограниченные финансовые и административные ресурсы, а также поддержку правящей партии и президента Владимира Воронина.
Успех Дорина Киртоакэ можно считать "звездным часом" Либеральной партии, и ее председателя Михая Гимпу. Он упорно участвовал в борьбе за власть, начиная с выборов 1994 г., когда была создана Партия реформы. Проект тогда оказался провальным, создатели и лидеры партии ушли из политики в бизнес. А политический бренд оставили в подарок Гимпу, который безуспешно пытался продвигать его. Бывший депутат первого молдавского парламента в законодательный орган власти больше так и не прошел, несмотря на все усилия.
Не добившись успеха в различных предвыборных баталиях, Михай Гимпу оказался проворнее других, когда присвоил - совершенно бесплатно и на законных основаниях - бренд "Либеральная партия". В пылу борьбы от него отказались либералы бывшего президента Мирчи Снегура и нового лидера Серафима Урекяна. А Гимпу быстро сообразил, что название "Либеральная партия" имеет традиции и доктрину, открывает неплохие перспективы. Трудно сказать, стало ли именно это основой успеха на недавних выборах примара Кишинева. Удачным "проектом" умудренного политическим опытом дяди стал сам племянник - Дорин Киртоакэ.
Он активно "раскручивал" себя, поставил перед собой задачу, к которой последовательно двигался. Участвовал в выборах примара в 2005 г., в повторных выборах, ходил на заседания примэрии в качестве рядового гражданина, устраивал маленькие скандальчики с тогдашним и.о. примара Василием Урсу. Одним словом, заявил о себе и вопреки молодости и полному отсутствию управленческого опыта, избиратели увидели в нем альтернативу нынешней власти. Немаловажную роль сыграла его проевропейская ориентация и некоррумпированность.
К тому же, ему явно повезло с основным контркандидатом - Вячеславом Иорданом. Серый и невнятный в политике, ничем себя не проявивший хозяйственник, никудышный оратор, полное отсутствие харизмы - все это сыграло на руку энергичному Киртоакэ.
Может быть, Иордан - человек хороший, но его пиарщики раскрыть это не сумели. Специалистам в области PR-технологий еще предстоит изучить неоднозначную избирательную кампанию Иордана, которую разрабатывали при помощи имиджмейкеров из Румынии.
Многие считают, что ошибкой коммунистов было неожиданное смещение с должности и.о. примара Василия Урсу и назначение на этот пост будущего кандидата Вячеслава Иордана. По мнению аналитиков, Урсу выиграл бы выборы легко уже в первом туре. Доказать это невозможно, а гадать - нет смысла. Известно, что после драки кулаками не машут, а после выборов - и подавно. На недавней пресс-конференции даже президент Владимир Воронин посетовал на то, что "задним умом все крепки".
Трудно опираться и на опросы общественного мнения, так как они в Молдове весьма непоказательны и, как правило, направлены на формирование общественного мнения, а не на его изучение. Впрочем, формируют тоже достаточно безуспешно. Например, самый авторитетный опрос - "Барометр общественного мнения" - за пару недель до выборов показывал, что кандидат Иордан лидирует с большим отрывом. Организаторы этого опроса впоследствии заявили, что им предстоит изучить, почему на выборы пошла другая категория граждан, а не та, которая участвовала в опросе (!).
На самом деле, на этот раз, вопреки установившейся в Молдове в ХХI веке традиции, в выборах активно участвовали не только пенсионеры, которые традиционно голосуют за коммунистов, но и молодежь. Те, кто не так давно получили право голоса, не захотели, чтобы бабушки и дедушки решали их судьбу. Вопреки предсказаниям социологов, они пошли на выборы. И в этом - заслуга Киртоакэ и некоторых других бывших кандидатов, однозначно поддержавших его во втором туре и убедивших кишиневцев прийти на выборы.
Главный вывод выборов в Кишиневе - абсолютное большинство граждан, пришедших на выборы, голосовали не столько за Киртоакэ, сколько против коммунистов. Среди таких избирателей оказалась не только молодежь, но и представители среднего класса, предприниматели, интеллигенция, большая часть русскоязычного населения. Это был своеобразный "протестный электорат". Если бы в бюллетенях для голосования была бы графа "против всех", не исключено, что значительная часть избирателей проголосовала бы против обоих кандидатов. А в данной ситуации проголосовали против ставленника коммунистов и, следовательно, за его оппонента.
Пару лет назад один из журналистов заявил, что, не имеет принципиального значения, кого Владимир Воронин поддержит на выборах - если он выдвинет кандидатом свою шляпу, то избиратели проголосуют за шляпу. Этот постулат был справедлив на тот момент, но уже не действует. Личность кандидата имеет значение, а поддержка Воронина может иметь и обратный эффект, то есть - дать отрицательный результат. На каком-то этапе это поняли и в Партии коммунистов. Газета "Коммунист" почти не поддерживала Иордана, а его предвыборные листовки даже подчеркивали, что Иордан не является членом Партии коммунистов. Но было уже поздно.
Еще одна сложность для Иордана заключалась в том, что он - "непубличная личность", и, следуя коммунистической традиции, отказался от теледебатов. Приехавшие на выборы международные наблюдатели изначально заявили, что в их странах отказаться от теледебатов означало бы для политиков подписать себе смертный приговор. Эта общемировая практика начинает срабатывать и в Молдове, где, к тому же, зарождается традиция проведения предвыборных дебатов.
Победе Дорина Киртоакэ подспудно помогли и сами коммунисты. В последние несколько лет они немало сделали для переориентации электората. И, если в международных организациях до сих пор не очень-то верят в искренность официального Кишинева относительно европейской интеграции, то избиратели отдали предпочтение кандидату, в большей степени соответствующему пропагандируемым в обществе европейским ценностям. Коммунисты, пришедшие к власти на пророссийских настроениях в 2001 г., многое сделали для того, чтобы электорат стал антироссийским, косвенно оказав помощь своим политическим оппонентам. Между тем, в правящей партии, кажется, так до конца и не определились с внешнеполитическим курсом.
Обсудить

Другие материалы рубрики