Идеология Самоизоляции и её носители в Приднестровье

Что сегодня можно назвать самым опасным для Приднестровья? По моему мнению, желание известной части его политической и экономической элиты наглухо закупориться, подобно раку-отшельнику, в своей раковине-скорлупе и настороженно смотреть на весь окружающий мир, видя в нём везде и всюду только врагов.

Но много ли в Приднестровье тех, кто предлагает именно такой сценарий для этого региона? Думаю, что не так уж и много. Но они всё же есть и, что особенно опасно, ведут себя достаточно активно и даже агрессивно.

Один из них, некий Сергей Ильченко, опубликовал на приднестровском сайте «Лента ПМР» оригинальную, как ему кажется, а, по-моему, достаточно вульгарную, статью «Зачем Молдове быть?».

По мнению этого автора, явно метящего в ястребы приднестровской журналистики, «проект молдавской государственности» - это только источник заработка для разного рода авантюристов и прочей околополитической шушеры».

Как это не поразительно, практически всё то же, что пишет этот автор о Молдове, и примерно в таком же «высоком штиле», в Кишиневе пишут о Приднестровье. И также с пеной на губах убеждают, что «проект Приднестровье» - это только источник заработка для разного рода авантюристов и прочей околополитической шушеры». В общем, верно говорят, что крайности всегда сходятся. И стиль, и аргументы, и беспричинная злоба на всех и вся, как у приднестровского ястреба, так и у его молдавских единомышленников, по части перманентного поиска врагов почти одинаковы.

Затронул приднестровский автор в своей публикации и мою статью «Приднестровье – молдавское Косово»? Признаюсь, мне было весьма интересно узнать, что же конкретно могло не понравиться жителю Приднестровья в этой публикации. Судя по его гневным тирадам, ему не понравилось практически все.

Не буду брать в расчёт брызжущую через край патологическую злобу ко всему молдавскому и присущее этому человеку (непонятно, на чём базирующееся?) высокомерие по отношению ко всей остальной пишущей братии. Это уже относится к сфере специальной медицины, поэтому тут никакие нравоучения и добрые советы ему помочь не в силах. А вот некоторые аргументы и выводы приднестровского пропагандиста и агитатора, пытающегося выступать в роли главного и единственного «самого верного защитника Приднестровья на все времена», необходимо прокомментировать.

Мой озлобленный оппонент пишет, в частности, что «…по Андриевскому, экономические структуры Приднестровья охотно согласятся на гарантии неприкосновенности, а гражданам можно подкинуть что-нибудь еще попроще. Что-то вроде гагаузской автономии. Ну, правда, с одной оговоркой: «Главная тема - это твёрдые гарантии соблюдения достигнутых договоренностей. В чем видит эти гарантии Приднестровье? На сегодняшний день, только в одном - в сохранении военного присутствия России в регионе».

Удивительное, признаюсь, умение нагло и цинично фальсифицировать чужой текст, сваливая все в одну кучу и домысливая за и вместо автора.

Во-первых, я писал, что тема неприкосновенности собственности уже снята с повестки дня, и поэтому не надо к ней возвращаться. Более актуальная тема – свобода экономической деятельности, особенно торговля с зарубежными странами. Именно эта проблема в последние годы и стала главным камнем преткновения между Кишиневом и Тирасполем. И вот именно поэтому её, безусловно, надо решать. Однако, приднестровского пропагандиста-ударника такие «мелочи» не интересуют. Ему, судя по всему, чем хуже, тем лучше.

Теперь о Гагаузской автономии, которую я, по мнению автора комментария, якобы «подкидываю простым гражданам, как идею, которая может их вдохновить на объединение с Молдовой». Если бы мой приднестровский критик не упивался своим (весьма, надо признать, сомнительным, судя по некоторым приведенным им в качестве эпиграфа цитатам) интеллектом, а внимательно читал, что я писал и в этой, и в других своих публикациях, то, наверное, он непременно обратил бы внимание на то, что я критикую кишиневские власти именно за то, что они упускают шанс сделать Гагаузию образцом для приднестровцев. Более того, я говорю, что всё то, что они делают по отношению к Гагаузской автономии, отталкивает приднестровцев от идеи объединения с Молдовой.

По мнению же указанного приднестровского трибуна, я предлагаю сохранить Приднестровью лишь «бутафорские атрибуты независимости». К ним он причисляет такие институты, как Верховный Совет и Президент. В этой связи мне очень хотелось бы понять: говоря о «бутафорности» этих институтов власти, он имеет в виду их нынешнее положение, или же то, какими они могут стать после объединения?

Это очень важные, более того, принципиальные моменты, и они нуждается в более точном объяснении. Я вполне допускаю, что автор критического выпада в мой адрес, вероятно, бескомпромиссный сторонник независимости Приднестровья. Ну что же, как говорится, и «флаг ему в руки». Ну, а если всё-таки не получится? Подумал ли он о том, что тогда будет делать?

Возможно, мой оппонент вернётся в родной ему Кишинев, в свою прежнюю коммунистическую команду, которой когда-то служил верой и правдой, покается и вымолит прощение. Впрочем, это уже его личное дело.

Но вот что будут делать все те, кто останется, потому что им просто некуда податься из Приднестровья? Им ведь нужно будет искать какие-то варианты решения проблемы дальнейшего существования. И я думаю, что они поставят перед Кишиневом вопрос о сохранении именно этих институтов управления. Так почему бы уже сейчас это не обсуждать?

Есть в размышлениях приднестровского хулиганствующего пропагандиста ещё один пассаж, который вызвал у меня очень большой интерес. Те, кто уже прочитал мою статью, наверное, обратили внимание, что там есть размышления о возможности узаконения пребывания в Молдове российской военной базы. В Кишиневе эта идея сегодня вызывает негативную реакцию. Но я, тем не менее, в своей статье её осветил, так как убежден, что Приднестровье без такого рода гарантии никогда не пойдет на подписание договора об объединение с Молдовой.

Однако, по мнению моего высокомерного оппонента, «роль российских войск вообще непонятна». Признаюсь, это очень даже интересный поворот. Если это официальная позиция Приднестровья, то это означает лишь одно: Тирасполь, как и Кишинев, также отказался от «меморандума Козака». Если же это всего лишь личное мнение автора комментария, то можно только приветствовать то факт, что в его лице в Приднестровье, наконец, появились независимые журналисты, которые имеют мнение, отличное от позиции официальных властей. Это можно рассматривать и как свидетельство того, что демократизация в Приднестровском регионе стала реальностью.

В любом случае, это потребует с моей стороны более внимательного изучения этой проблемы. Моими выводами по этому вопросу я обязательно поделюсь в одной из будущих статей по проблеме Приднестровья.

И еще об одной теме, которую поднял мой оппонент. Он пишет: «…непонятно, на чем основана уверенность г-на Андриевского в готовности «высших руководителей региона и лидеров серьезных политических партий» действовать по заведомо самоубийственному для них сценарию»?

Тут ему также не помешало бы более точно меня цитировать, а не придумывать что-либо за меня и вместо меня. Я вовсе не предлагал лидерам Приднестровского региона действовать по каким-либо сценариям. Я лишь писал о том, что не надо сжигать за собой мосты, пока есть хоть какой-то, пусть даже самый малый, процент шансов на то, что рано или позже всё-таки придется договариваться. То есть, гипотетически всегда к этому надо быть готовыми. Это ведь не просто политика, а большая политика.

Теперь пара слов о слишком далеко идущих выводах из моей статьи, сделанных приднестровским Робеспьером. Он, в частности, пишет: «Суммируя первое, второе и третье, легко ставим диагноз. Перед нами типичная заказуха, когда аналитика подменяется третьесортной публицистикой, а сам анализ — «интеллектуально» декорированной манипулятивной демагогией, помноженной на узость состава «ведущих аналитиков». Такая ситуация вообще довольно типична для kreml.org»…».

И далее: «Остается, правда, последний вопрос: кто заказчик этой PR-акции? Тут тоже нет особых секретов. Все тот же – тот, кто заинтересован в условиях неурегулированного конфликта обрушить Приднестровье в Молдову, чтобы половить рыбку в поднявшейся мути, а потом отмыть некоторые средства на «урегулировании» и «стабилизации ситуации». Такие политические авантюристы в России есть, и интригуют они, курсируя между Молдовой и Приднестровьем довольно давно».

Что тут можно сказать? Давно уже заметил, что есть такая странная категория людей особого склада, которые почему-то всегда убеждены в том, что за каждым человеком «кто-то обязательно стоит». Они просто представить себе не могут, что все другие люди (кроме них, конечно!) способны самостоятельно мыслить и самостоятельно приходить к тем или иным выводам.

Вот и автору упомянутого комментария в голову не пришло понимание того, что я изложил своё собственное видение развития ситуации. Когда я писал свою статью, то вполне отчетливо понимал, что сказанное мною может кому-то не понравиться в Кишиневе, Тирасполе, Москве, Киеве, Вашингтоне, в ЕС и ОБСЕ. Возможно, я ошибаюсь, но, при всех минусах Молдовы и её властей, которых я критикую, наверное, куда больше, чем вся пропагандистская машина Тирасполя (пусть попробуют так же покритиковать свою власть!), я все же остаюсь в душе оптимистом и поэтому считаю, что если в Конституции моей страны продекларированы гражданские права и свободы, то я тоже имею право на свободное изложение своей собственной точки зрения.

Что же касается электронного сайта kreml.org, то я бы посоветовал моему приднестровскому критику быть менее самоуверенным и более трезвым в своих оценках кого бы то ни было. Пусть он посмотрит состав экспертов этого авторитетного информационного портала, пусть почитает, что там пишут. Может быть, тогда он изменит свою точку зрения. Кроме того, я всегда поражался тем, кто не умеет ценить всё то хорошее, что для них сделали другие люди. Если мой критик такой уж патриот Приднестровья, как он себя назойливо позиционирует, то не мешало бы ему почитать, кто и что писал о Приднестровье именно на этом сайте. Так что, уважаемый господин «истребитель инакомыслящих», не надо плевать в колодец….

Интересно размышление моего оппонента о некой «рыбке в мутной воде» и о тех, кто «курсируют между Молдовой и Тирасполем». В Кишиневе и Тирасполе отлично известно, кто именно постоянно совершает «челночные дипломатические рейсы» и пытается помочь двум сторонам найти общий язык.

Известно также, что этот человек выполняет поручение президента России Владимира Путина. Поэтому очень хотелось бы понять, на каком основании мой оппонент обвиняет этого высокопоставленного российского чиновника в желании «половить рыбку в поднявшейся мути, а потом отмыть некоторые средства на «урегулировании» и «стабилизации ситуации»!? И чем именно так ему не мил оказался порученец Владимира Путина? Только потому, что Путин и его команда выступает за территориальную целостность Молдовы? Или может ему не нравится путинская Россия, и он хочет иметь дело с «другой Россией». Впрочем, это его личное дело. У каждого есть право на свою позицию.

Идеология самоизоляции и такие её носители - губительный, тупиковый путь для Приднестровья. Не надо коллеги везде видеть врагов, а тем более самим их создавать. Давайте научимся спокойно, без истерики разговаривать. Договоримся – хорошо. Не договоримся, разойдемся друзьями. Мне же, все же хочется верить, что договоримся и объединимся.
Обсудить